16:53 

Веррье
Свое дыхание не переделать (c)
Условно можно считать, что оно входит в цикл "Победителей не судят", на данный момент существующий в виде одноименного рассказа и кучи давно заброшенных черновиков в разных стадиях незавершенности, которые я периодически порываюсь привести хоть к какому-то общему знаменателю. Ничего хорошего из этого как правило не выходит, и, возможно, оно и к лучшему. Но эта история вроде получилась более-менее логически завершенной, так что пусть живет...

«Служить и защищать»

Солнечные лучи сверкали на серебряном шитье и стали доспехов, щедро разбрасывая вокруг блики, слепили глаза, и казалось, что весь мир тонет, тает в этом сияние. Осталось только солнце и темный силуэт, возвышающийся надо мной. Медленно, как во сне, я протянул к нему руки, вложил свои ладони в его. Эрик улыбнулся мне одними глазами, и я качнул головой, прогоняя внезапно нахлынувшую тревогу. Дежавю…
Мне понадобилась пара долгих секунд, чтобы успокоиться и вспомнить. Это вовсе не фокусы моего подсознания. Это действительно было, и было на самом деле. Тогда точно так же светило солнце, но его сияние приглушали кроны могучих деревьев, и ветер тихо шелестел, запутавшись в их ветвях. А я точно так же стоял, преклонив колени, и клялся ему в верности. Эрик принял тогда мою клятву, а потом тихо сказал:
- Однажды я попрошу тебя повторить эти слова перед всем миром. Ты сделаешь это для меня?
- Да, сделаю, - ни секунды не колеблясь, ответил я.
Да, так оно и было. Я дал слово, и отступать не собирался. Заученные слова сами собой всплыли в памяти, и я отпустил их на волю, как птиц, не вникая в их смысл. И пусть это были совсем не те слова, что я говорил когда-то, а тщательно продуманный и выверенный в соответствие с придворным церемониалом и военным уставом текст офицерской присяги, это не имело значения. Я помнил. И по глазам Эрика видел, что он тоже помнит.
Когда я закончил, на площади повисла тишина. Секунда, две, три… Эрик не смотрел на меня. Он смотрел поверх моей головы, и я чувствовал его напряжение. Неужели мы просчитались? Мне очень хотелось обернуться и посмотреть самому, но я не смел даже шевельнуться. Все, что мне оставалось, это считать секунды. Четыре, пять, шесть…
На седьмой секунде тишина взорвалась. Звоном оружия, лязгом доспехов, множеством голосов, в едином порыве повторявшим слова клятвы. Это была абсолютная, сокрушительная победа. Эрик сжал мои ладони, и я увидел, почувствовал, как уходит напряжение из его рук и глаз. Мы победили…

А потом, значительно позже, мы сидели в библиотеке. Эрик разливал вино по бокалам, Кейн поглядывал то на него, то на меня, и загадочно улыбался.
- Что? – первым не выдержал я.
- Вы оба так светитесь, что мне почти жаль опускать вас с небес на землю.
- Ты это о чем? – поинтересовался Эрик.
Кейн поднял свой бокал на уровень глаз, посмотрел сквозь него на свет.
- Да так… - протянул он, с преувеличенным вниманием разглядывая свое вино. – Думаю, вы рано радуетесь. Хотя, признаю, это было эффектно.
- Ты там был? – удивился я. – Я тебя не видел.
- Джулиан, а ты вообще хоть что-то тогда видел?
Я пожал плечами.
- Место было неудачное - солнце слепило глаза…
- Не надо, место было очень даже удачное, - возразил Эрик. - Другие ты, между прочим, сам же и забраковал. То слишком далеко, то слишком тесно, то слишком хороший угол для обстрела…
Да, вложить столько ехидства в нейтральные по смыслу слова – это нужно уметь. Талант, что уж тут скажешь... Похоже, в кое-кого очень давно не стреляли из-за угла. Я пожал плечами и не стал с ним спорить. То место действительно выбрал я сам. И то, что я не учел, с какой стороны будет солнце в это время дня, действительно было моим просчетом.
- Бросьте, теперь это уже не имеет значения, - заметил Кейн. – В конечном итоге все получилось к лучшему. Хотя, было мгновение-другое, когда я почти пожалел, что у меня не было возможности как следует провести подготовительную работу. Времени не хватило, пришлось все делать в последний момент.
Эрик нехорошо прищурился.
- Кейн, скажи мне, пожалуйста, что именно ты сделал? – обманчиво мягко поинтересовался он.
- Гарантировал вам результат.
- Подкуп? Шантаж?
- Что-то вроде этого. Джулиан, не надо так на меня смотреть!
- Это бесчестно! – наконец обрел дар речи я.
- Зато эффективно, - сказал Эрик. – Кейн, все это очень хорошо, но я только одного не понимаю - какого черта ты вообще в это полез? Я тебя что, просил об этом?
- Эрик, скажи, а чтобы ты сейчас делал, если бы я в это не полез, и твоя затея бы с треском провалилась?
- Она бы не провалилась.
- А вот это Змей надвое сказал!
- Считаешь себя самым умным? Мне жаль тебя разочаровывать, брат, но это опасная иллюзия. Посмотри правде в глаза – твое вмешательство было необдуманным, глупым и, самое главное, совершенно ненужным.
- Ты просто злишься, что сам до этого не додумался.
- А с чего ты взял, что я до этого не додумался? Я никогда не рискую, когда в этом нет необходимости, Кейн. Я контролировал ситуацию. А ты своей самодеятельностью добился только одного – продемонстрировал, что между нами нет единства. Так что я тебя очень прошу, в следующий раз, когда тебя осенит какая-нибудь гениальная идея, – посоветуйся сначала со мной, вместо того чтобы путать мне карты.
Несколько долгих секунд они сверлили друг друга взглядами, потом Кейн ослепительно улыбнулся, развел руками, демонстрируя раскрытые ладони. Мир.
- Я хотел как лучше, – сказал он. – Правда.
Эрик вздохнул, потом рассмеялся и отсалютовал Кейну своим бокалом. Кейн ответил ему тем же. Надо же, какая идиллия… Меня так и подмывало ее нарушить, просто высказав им обоим все, что я думаю об их играх, и я не стал себе в этом отказывать.
- Сволочи вы оба. Я вам больше не верю ни на грош, обоим. И черта с два я вам позволю и дальше использовать меня в темную. Я вам не пешка!
Кажется, Эрик хотел что-то сказать, может быть возразить, но Кейн его опередил.
- Конечно, нет, - сказал он. – Не обижайся. Ты был весьма… - тут Кейн на мгновение запнулся, но тут же нашел нужное слово, - убедителен. Думаю, на самом деле, даже если бы мы ничего не сделали, все и так бы получилось. Честное слово. Знаешь, когда ты говорил, мне чертовски хотелось выйти и встать рядом с тобой.
- И что тебя удержало?
- Здравый смысл. Кто тогда будет приводить к присяге флот? Джерард?
Я отвел глаза. Всерьез злиться на него я не мог, ни на него, ни на Эрика, и они оба это знали и пользовались этим. К тому же в том, что говорил Кейн, было рациональное зерно. Джерард не станет этого делать. Он мне это чуть ли не прямым текстом сказал. Вспоминать тот наш разговор не хотелось, но и забыть о нем я не мог…

Джерард тогда долго молчал, внимательно разглядывая собственные руки, потом медленно поднял голову, посмотрел мне прямо в глаза. Я попытался предугадать его реакцию, но не смог ничего прочесть по его лицу. Когда он хотел, то умел скрывать свои мысли и чувства не хуже, чем любой из нас. Но раньше он никогда не считал нужным скрывать их от меня…
- Вы слишком торопитесь, - наконец сказал он.
- Торопимся? Черта с два!
- Мы даже не знаем наверняка, что с отцом. Если он жив – то он король Амбера, и все эти разговоры не стоят выеденного яйца.
- Если он жив, то где он? Его карта молчит, я лично не раз пытался с ним связаться… Бесполезно! Если даже он и жив, то сознательно отрекся от всех нас.
- Джулиан, все может быть совсем не так, как выглядит.
- Ты что-то знаешь?
- Нет. Не больше, чем ты.
- Тогда в чем дело?
- Я помню, кому клялся в верности. А ты?
- Я присягнул Эрику.
- Ты поторопился.
- Может быть. Но я ни о чем не жалею. Он единственный из нас, кто достоин...
- Он не старший. Бенедикт…
- Когда ты последний раз видел его в Амбере? Вообще видел?
Джерард пожал плечами.
- Кейн тоже присягнул Эрику? – после недолгой паузы спросил он.
- Не знаю.
- Джулиан, не морочь мне голову.
- Я действительно не знаю. Думаю, что нет. Но это лишь вопрос времени. Кейн его поддержит, не может не поддержать, в конце концов, это была его идея.
- Даже так?
- Даже так. Ты с нами?
Он долго молчал, потом тихо вздохнул.
- Я не стану вам мешать, об этом можешь не беспокоиться. Амберу не нужна гражданская война, и, даю слово, я не стану ее причиной.
- Я спросил тебя не об этом.
- Не надо загонять меня в угол.
- Ты должен сделать выбор, Джерард. Может быть не сейчас, но рано или поздно тебе придется решить, на чьей ты стороне.
- Я всегда буду на стороне Амбера.
- А что для тебя Амбер?
- Все. Жизнь, честь, долг, семья, дом…
- Блейз собирает войска. Рано или поздно он бросит их против нас. Что ты тогда будешь делать?
- Я надеюсь, что до этого не дойдет.
- Временами ты бываешь удивительно наивным.
- Я то, что я есть, и уже не смогу измениться. Даже если захочу. Так и передай Эрику.
- Передам.
- Доброй ночи, брат, - он поднял руку в прощальном жесте и прервал контакт.

Не мог я этого забыть. Не мог. Потому что на самом деле, в глубине души знал, что Джерард по-своему прав. Вот только его правда была не для меня…
- Это вряд ли, - все-таки ответил я.
Кейн недоуменно посмотрел на меня, потом перевел взгляд на Эрика.
- Наш не в меру честный и благородный брат наивно полагает, что сможет остаться в стороне и сохранить руки чистыми, - раздраженно пояснил он. - Мне не удалось его переубедить. А я не хочу пока слишком сильно на него давить.
- Пока? А чего ты ждешь, Эрик? Дня, когда войска Блейза подойдут к нашим границам? Проклятье, мы должны знать, на что и на кого можем рассчитывать!
- Кейн, если ты такой умный, поговори с ним сам. Может у тебя это получится лучше.
- Поговорю. Он должен понимать, что, играя в миротворца, он подставляет в первую очередь меня и моих людей.
- Вот и скажи это Джерарду. Может хоть это его проймет.
- Может… - протянул Кейн, машинально расправляя манжеты. - А если нет, то у меня найдутся и другие аргументы.
- Что ты задумал? – спросил я.
Кейн посмотрел на меня, улыбнулся.
- Пока ничего.
Меня это совсем не успокоило, но я знал, что настаивать бессмысленно. Кейн все равно ничего не скажет, а если и скажет – то солжет.
- Ладно, мне пора, – после недолгой паузы добавил он. – Скоро вечерний отлив, и мне бы не хотелось его пропустить. Держите меня в курсе происходящего, ладно?

Когда Кейн ушел, в комнате повисла тишина. Я машинально крутил в руках бокал и сражался с искушением расставить все точки над i. Не слишком успешно. Я должен был знать…
- Эрик?
- Что?
- Почему ты мне ничего не сказал?
- А что бы это изменило?
- Я был бы спокоен, если б знал, что все под контролем.
- Все не было под контролем.
- Но ты сказал Кейну, что…
- Я солгал.
Я поднял голову, посмотрел ему прямо в глаза. Эрик едва заметно улыбался, и, черт побери, я ему почти верил. Почти…
- Мне почему-то кажется, что ты лжешь сейчас.
Его улыбка стала явственней, отчетливей. Он молчал, не подтверждая, но и не пытаясь опровергнуть мое предположение, только улыбался и смотрел на меня. Он словно говорил: «Верь во что хочешь, выбирай ту правду, что тебе ближе. Тебе ведь с ней жить». Я не хотел выбирать.
- Эрик, не играй со мной, - попросил я. – Просто скажи, что, черт побери, мы сегодня сделали на самом деле?
Его улыбка погасла, взгляд стал задумчивым. Несколько долгих мгновений он молчал, потом тихо сказал:
- Мы сделали то, что уже давно должны были сделать. Мы завоевали Амбер.
- Фальшивой присягой? И чего стоит такая победа?
- Для тебя присяга была настоящей, ведь так? – я не ответил, но он и не ждал от меня ответа. – И для всех тех, кто последовал за тобой по зову сердца. Поверь мне, таковых было большинство. Я видел.
- Но... – начал, было, я, но Эрик не стал слушать мои возражения.
- Я видел, - повторил он. – И я не сомневаюсь, что когда дойдет до дела, они все забудут и угрозы Кейна, и мои обещания. Но они будут помнить, что клялись защищать Амбер, и в конечном итоге только это будет иметь значение. Потому что на самом деле важно не то, кому ты клянешься служить, важно то, что ты клянешься защищать.
- Нет, это не так...
- Это так. Когда-нибудь ты это поймешь.

Он был прав. Я понял это несколько лет спустя, уже после его смерти, когда стоял у Края Бездны. Над головой вращалась безумное небо Хаоса, с севера надвигалась гроза, стирая мир, превращая в прах с таким трудом вырванную у судьбы победу. Я смотрел на грозу и не чувствовал ничего, только усталость и пустоту в душе. Все было напрасно. Надеяться было не на что. Я даже не верил, что там, за стеной дождя, сохранилось хоть что-то, что я знал и помнил…
А потом появился Единорог и принес нам надежду. И когда он сделал свой выбор, я, ни секунды не колеблясь, присягнул новому королю. Но на этот раз я не клялся служить. Я клялся защищать Амбер от любого зла.


@темы: Амбер, Джерард, Джулиан, Кейн, Эрик

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Облака над Колвиром

главная