23:25 

Еще один шанс

Kolvir
Название: "Еще один шанс"
Автор: Веррье
Действующие лица: Дейрдре, Корвин, Дворкин
Заявка: сиквел от лица Дейрдры, как сложилась её судьба после того,
как она ухнула в Бездну
Жанр: романс, драма
Рейтинг: PG-13
Дисклеймер: Все принадлежит Желязны, кроме домыслов. Имеет место АУ.
Описание: Еще один вариант развития событий, как заявлено.




Шел дождь. Холодные струи дождя стекали по волосам, лицу, липкими лапками пробирались под приподнятый ворот плаща. Одежда промокла, но я не чувствовала холода. Я вообще ничего не чувствовала. И это было странно и как-то очень неправильно...
Именно эта неправильность, неестественность происходящего заставила меня встряхнуться. Я провела рукой по волосам, приглаживая растрепанные влажные пряди. Машинально потерла глаза, провела ладонями по лицу. Пальцы на мгновение задержались на тонком, уже почти зажившем шраме на правой щеке, и я досадливо поморщилась. Этого "украшения" я не помнила.
Я оглянулась, пытаясь понять, где нахожусь. Серый город. Серые здания. Мокрые камни под ногами. Белые полосы тумана, плывущие у самой земли. Низкое, затянутое сизыми тучами небо. Дождь...
Я стояла на пустой улице незнакомого города, и, судя по тому, что промокла до нитки – стояла довольно давно. Какого черта? Ответа на этот вопрос у меня не было. Я не имела ни малейшего представления, ни где нахожусь, ни как здесь оказалась. Это должно было пугать, но мне почему-то было все равно. И это тоже было неправильно.
Внезапно налетевший ледяной ветра заставил меня поежиться, и я вдруг поняла, что промерзла до костей. Мысли тут же переключились на более насущные проблемы. О правильности или неправильности происходящего я подумаю позже, а пока неплохо бы найти какое-нибудь укрытие от дождя.
Направо или налево? Улица была одинаково незнакомой по обе стороны, и я пошла направо. Улица изогнулась змеей, расширилась и вскоре соединилась с еще одной, такой же безлюдной. Но вдоль нее росли деревья, а между ними были разбросаны фонари, светящиеся мутно-белым светом. Уже лучше. Я снова свернула направо, потом налево. Вокруг по-прежнему не было ни души, и только тихий шелест дождя и звук моих шагов нарушали тишину.
Некоторое время я блуждала наугад, потом мне это надоело. Я сосредоточилась на окружающей реальности и подчинила ее своей воле. Улицы заискрились, туман рассеялся. Я ускорила шаг. Деревья стали выше, их кроны стрелами устремились вверх, в затянутое тучами небо, листья стали острыми и замерцали в свете фонарей. Ветер разорвал тучи, в просвете показался тонкий серпик новорожденного месяца. К запаху свежести примешались горьковатые нотки полыни. Улица снова повернула и прямо перед моим носом промчалась карета, запряженная шестеркой лошадей. Определенно, здесь жили люди…
А четверть часа спустя я сидела за столиком у камина и грела руки о высокий бокал с подогретым вином. Пахло яблоками и корицей. В кафе почти никого не было, только в дальнем углу сидел, склонившись над пергаментным свитком, мрачный старик, а за столиком у окна о чем-то тихо разговаривали двое – уже немолодая, но все еще красивая женщина и совсем еще юный мальчик чем-то неуловимо похожий на нее. Мать и сын? Или любовники? Я пожала плечами и отвела взгляд. Меня это не касалось.
Дверь тихо скрипнула, и я обернулась на звук. Он остановился в дверях, провел рукой по волосам, стряхивая серебряные капли дождя. Такие же серебряные как роза на вороте его плаща.
Корвин...
Несколько долгих секунд он смотрел на меня, не веря, но вот в его глазах вспыхнула отчаянная радость.
- Дейрдре... – скорее угадала, чем услышала я.
А в следующий миг оказалась в его объятьях. Он обнимал меня так, словно боялся, что я могу исчезнуть, растаять как дым, и сбивчиво шептал, что никогда по-настоящему не верил глупым слухам, и что все время искал меня и наконец-то нашел...

А потом мы сидели на узком диванчике в маленькой комнате на втором этаже, и его рука мягко обнимала меня за плечи. Мне было уютно и тепло, и впервые за долгое время – очень спокойно. Он был рядом, а значит все хорошо и ничего плохого произойти не может, просто потому что не может и все. Это было наивно, и я это прекрасно понимала, но странным образом мне это совершенно не мешало верить. В этом безумном мире нужно верить хоть во что-нибудь, иначе по большому счету и жить-то незачем...
В какой-то момент я вдруг поняла, что Корвин что-то говорит, а я не слушаю. Я выпрямила спину, чуть отстранилась, посмотрела ему в глаза. И, повинуясь внезапному порыву, коснулась его щеки. Он замолчал на полуслове, потерся лицом о мою ладонь. Улыбнулся.
- Корвин, извини, я прослушала все, что ты сейчас говорил. Ты не мог бы...?
Его улыбка стала шире, но когда он ответил, в его голосе прозвучали едва различимые нотки грусти.
- Знаешь, я очень давно не видел, чтобы на тебя так действовал сам факт моего присутствия.
Я отвела глаза.
- Просто я очень рада тебя видеть, - ответила я после долгого неуютного молчания. Разумеется, это было не совсем то, что я хотела бы ему сказать. Разумеется, это было не совсем то, что он хотел бы услышать. Но когда я снова рискнула посмотреть на него, он ободряюще подмигнул мне, словно говоря «Все в порядке, Дей».
- Я тоже очень рад тебя видеть, - ответил он. – Я ведь почти похоронил тебя. Ты знаешь, что в Амбере тебя считают погибшей?
- Вот как? – машинально переспросила я.
- Вот так. Как тебе удалось вернуться?
Мне все меньше и меньше нравилось то, какой оборот принимает разговор, главным образом потому, что я понятия не имела, о чем он говорит. А должна была знать. Чувствовала, что должна.
- Вернуться откуда?
- Из Бездны.
Если это и было шуткой, то шуткой нелепой и несмешной. Да и не в привычках Корвина было так шутить, тем более со мной. Он был совершенно серьезен. Некоторое время я молчала, напряженно прислушиваясь к себе... Безрезультатно. У меня не было ответов на его вопросы. Я даже на мгновение усомнилась, а Корвин ли это. Может это все шутки Теней? Нет. Думать так было бы, конечно, легко, но это был Корвин. Я это точно знала, как знала и тогда, в Амбере, несколько лет назад, когда мы скрывались от солдат Эрика, а он вдруг заявил, что ни черта не помнит и не понимает. Это был Корвин. Он просто не мог быть никем другим. А я?
- Я не помню, - наконец ответила я, - Корвин, почему я этого не помню?
Внезапно я обнаружила, что меня бьет дрожь, а перед глазами все расплывается... Он тут же обнял меня, привлек к себе, так что я ткнулась носом в его плечо. Слезы, которые я больше не могла сдерживать, заструились по щекам. Он обнял меня еще крепче, успокаивающе погладил по волосам, спине.
- Тише, маленькая. Не плачь. Все будет хорошо, я с тобой...
А когда я немного успокоилась, он, по-прежнему не выпуская меня из объятий, тихо спросил:
- Что последнее ты помнишь?
Я задумалась. Способность мыслить здраво постепенно возвращалась, а вслед за ней оживала и память.
- Помню, как отец вернулся. Помню битву у Владений Хаоса и его лицо в облаках. Мы победили, да? – Корвин кивнул, и я продолжила. – Но что-то произошло тогда. Что-то очень плохое. И я должна бы знать что, в глубине души я, наверное, знаю, но почему-то не могу вспомнить...
Он долго молчал, потом тихо вздохнул.
- Ты вспомнишь, - ответил он, - Рано или поздно ты обязательно все вспомнишь. Но это прошлое, Дейрдре. Что бы тогда не произошло – это все в прошлом. Ты жива – и это самое главное. А память восстановится со временем. Поверь мне.
- Я верю, - отозвалась я, и это действительно было так. Я всегда ему верила. Не знаю почему.
Некоторое время мы молчали, а потом я все же спросила:
- Как ты меня нашел?
- По свежему следу сквозь Тень. В эти края мало кто забредает.
- Почему?
Он пожал плечами.
- Дейрдре, милая, откуда мне знать?
Я покачала головой.
- Я не это имела в виду. Почему ты здесь, а не в Амбере?
- Потому что у меня здесь дела, - как нечто само собой разумеющееся ответил он.
- Важные и секретные? – не удержалась я.
- Конечно, - слабо улыбнулся он. – Впрочем, от тебя у меня секретов нет. Хочешь, покажу, что меня здесь держит?

Мы стояли на скалистой возвышенности, а внизу распростерлось широкое каменистое плато. Белые полосы тумана плыли в воздухе, стелились у самой земли, словно пытаясь спрятать, скрыть от посторонних глаз золотисто-розовые линии, светящиеся в толще камня. Они выныривали из тумана, изгибались, складывались в сложный запутанный узор, и что-то в нем казалось очень знакомым. Знакомым, и в то же время другим...
Мне понадобилось несколько долгих минут, чтобы понять, что я вижу.
- Это Лабиринт, - вслух произнесла я, - Но он кажется каким-то другим...
- Он и есть другой, - отозвался Корвин. – Когда отец восстановил Лабиринт, он послал мне Камень. Я должен был доставить его к месту битвы. Но я не успевал. За мной по пятам шла волна Хаоса, стирая все на своем пути, да еще Брэнд старался меня задержать. Он убеждал меня, что отец погиб, так и не сумев довести дело до конца, и в какой-то момент я почти поверил ему. И я создал свой Лабиринт...
- А Лабиринт Амбера?
- Тоже уцелел.
Я покачала головой. Корвин снова совершил невозможное...
- Я хотела бы взглянуть поближе.
Он улыбнулся, слегка склонил голову.
- Для тебя – все что пожелаешь.
Если в его словах и была ирония, то я ее не заметила.
Мы спустились по камням, по узкой тропинке, приведшей нас к огромному дереву. Его вершина терялась в тумане, а у корней змеилась светящаяся линия – начало пути.
Корвин подошел к дереву, ласково провел рукой по грубой коре. Ветра не было, но дерево тихо зашелестело в ответ на его прикосновение.
Меня же интересовало не столько дерево, сколько сам Лабиринт. Я подошла к началу, провела рукой над силовой линией. Кончики пальцев тут же начало покалывать - воздух буквально кипел от невидимой энергии. Это ощущалось даже на физическом уровне. Совсем как в Амбере.
- Я хочу пройти его, - словно со стороны услышала я собственный голос, и поняла, что это действительно так. Я должна была его пройти.
В глазах Корвина отразилась растерянность.
- Зачем? – коротко спросил он.
- Я хочу вспомнить, что со мной произошло. Однажды Лабиринт в Ребме помог тебе вспомнить кто ты...
- Лабиринт лишь ускоряет процесс. Дейрдре, я уверен, ты и так сможешь вспомнить. Может быть не сразу, но...
- Я не хочу ждать.
- Понимаю, – кивнул он, - Но все не так просто.
Корвин шагнул ко мне, положил руку мне на плечо.
- Что скажешь? – спросил он. Я открыла, было, рот, но он продолжил, не дав мне сказать ни слова, и я поняла, что он говорит не со мной. – Да, я тоже считаю, что в этом нет необходимости.
Его лицо стало задумчивым, он словно прислушивался к чему-то, что слышал только он. Пауза затягивалась, но вот он кивнул и быстро произнес:
- Да, мое слово, – И, обращаясь уже ко мне, продолжил, - Мы вроде как договорились. Лабиринт тебя примет, но я иду с тобой. На всякий случай.
- Чего ты опасаешься? – только и спросила я. Обсуждать то, что на моих глазах он разговаривал с Лабиринтом, у меня не было ни малейшего желания.
- Ничего. Честное слово, Дейрдре, ничего. Это было его, - тут он кивнул в сторону полускрытого туманом узора, - условие.
Я лишь вздохнула и, сделав шаг, поставила ногу на светящуюся линию. Золотистые искры очертили контур моей стопы, раздался тихий треск. Посыпались искры. Я сделала несколько быстрых шагов. Поток энергии прошел сквозь меня, пока не пытаясь задержать, а лишь подхватывая, увлекая за собой. Линия Лабиринта изогнулась дугой, и я увидела Корвина. Он шел за мной, как и обещал. Я успела улыбнуться ему, и тут силы Лабиринта обрушились на мои плечи. От неожиданности я почти остановилась, но после короткой заминки последовала дальше, пробиваясь сквозь Первую Вуаль.
Сопротивление исчезло так же неожиданно, как и появилось. Я пошатнулась, и в тот же миг чья-то заботливая рука поддержала меня. Ощущение было настолько реальным, что я оглянулась, ожидая увидеть Корвина, но он был в нескольких шагах позади меня, все еще поглощенный Первой Вуалью. Он не мог... Но ощущение его ладони в моей руке было до боли реальным. Я покачала головой и сосредоточилась на светящейся линии. Что бы это ни было, отвлекаться не стоило.
Я шла по Лабиринту, путь изгибался, петлял, искры взлетали вверх к самому лицу, почти ослепляя, и я с трудом различала линию под ногами, и больше не рисковала обернуться и посмотреть как там Корвин. Мысли путались, воспоминания текли сквозь меня вместе с потоком энергии, и я не успевала осмыслить их. Я даже не сразу поняла, что они не только мои. Ведь я никогда не была в этом городе, никогда не шла по этой улице, среди цветущих каштанов… И этот восторг, рвущий душу, тоже был не моим, но я испытывала его вместе с ним, и я тоже любила этот город, просто потому что он любил...
А потом сопротивление усилилось, стало почти абсолютным. Видения отступили, мир стерся, расплавился, потерял свой смысл. Время застыло, остался только один, растянувшийся до бесконечности миг, и моя воля против сил Лабиринта. А где-то на самой грани восприятия я по-прежнему чувствовала тепло его ладони в своей руке...

Темнота рассеивалась медленно и неохотно. Первым вернулся слух, и я услышала гул, низкий, угрожающий, внушающий безотчетную тревогу... Я попыталась пошевелиться и тут же пожалела об этом. Я лежала ничком, уткнувшись лицом в землю, и малейшая попытка пошевелиться тут же отдавалась болью во всем теле.
Что происходит?
Кажется, я спросила это вслух, но не услышала собственного голоса. Тогда я повернула голову и попыталась разглядеть того, кто удерживал меня, заставляя лежать неподвижно. Разглядеть получилось не сразу - перед глазами все плыло, окружающее казалось подернутым дымкой…
Это какая-то ошибка! Это не могло, не должно было происходить в реальности. Корвин не обращал ни малейшего внимания на мои трепыхания. Он смотрел вверх, в небо, на расплывчатое желто-алое облако, с бешеным свистом вращавшееся над его головой, и кричал что-то прямо в это облако, но его голос заглушал пронзительный гул. А потом, вечность спустя, гул начал затихать, а облако – уменьшилось и вскоре растаяло в ослепительной синеве небес.
Я попыталась позвать его по имени, но вдруг обнаружила, что не могу произнести ни слова. В глазах темнело, и эта темнота казалась такой привлекательной…
Последнее, что я успела увидеть, была тревога в его глазах.

Прохладный утренний воздух струился в распахнутое окно. Было холодно. Я лежала на широкой кровати, свернувшись в клубок и положив голову ему на колени. Его ладонь ласково гладила мои волосы.
Я повернула голову, посмотрела в его лицо. Его рука напряглась.
- Что?
Корвин покачал головой. Странное выражение промелькнуло на дне его глаз – не то сожаление, не то облегчение. А в следующий миг он убрал руку, а я села на кровати и поджала ноги под себя. Он по-прежнему следил за каждым моим движением, но в его глазах больше не было настороженности.
- Ничего, - ответил он, - Как ты?
Я пожала плечами, но он явно ожидал более внятного ответа, и я не стала его разочаровывать.
- Кажется, нормально. Что произошло?
В его глазах снова отразилась тревога. Несколько секунд он молчал, похоже, решая, что именно стоит говорить и стоит ли вообще, потом ответил, тщательно взвешивая каждое слово.
- Ты дошла до центра Лабиринта и потеряла сознание. Хорошо, что я пошел вместе с тобой...
Я нахмурилась, покачала головой. Он что-то не договаривал, я чувствовала...
Желто-алое гудящее облако, бешено вращающееся над головой...
Я не знала, из каких глубин памяти всплыл этот образ, я даже не была уверена, что видела его наяву, но от одного этого воспоминания меня бросило в дрожь. Я знала, что должна сказать ему об этом, потребовать объяснений, но... Мне было слишком страшно. Может это было и малодушием, но я так и не посмела спросить.
Его рука мягко накрыла мою ладонь, и это прикосновение, теплое и ободряющее, странным образом привело меня в чувство.
- Все в порядке, Дей, - тихо сказал он, - Все позади.
Я знала, что это неправда, что он говорит это просто чтобы успокоить меня, но все же почти верила ему.

Никаких новых воспоминаний Лабиринт мне не принес. Только новые страхи. Но думать об этом не хотелось, и я старательно гнала от себя эти мысли. С переменным успехом.
Это был маленький домик, затерянный в чаще леса. Места казались дикими и безлюдными, и хотя Корвин утверждал, что здесь всего в десятке миль есть деревня, верилось в это с трудом. Впрочем, меня все это не слишком интересовало - мне вполне хватало его общества.
Мы часами бродили по саду, разбитому вокруг дома. В этой Тени весна только-только вступала в свои права, а ветви деревьев были покрыты клейкими нежно-зелеными листочками.
Мы больше не говорили о том, что так тревожило меня. Вместо этого мы болтали и всяких пустяках. Корвин рассказывал мне об этом мире, что он выбрал – или создал, кому как больше нравится. Похоже, он никогда не жил тут подолгу, но время от времени возвращался сюда. И, кажется, я понимала почему. В этом мире все дышало покоем и умиротворенностью... Покоем и умиротворенностью, которых мне так не хватало.

Это произошло несколько дней спустя, когда я почти успокоилась и почти поверила, что все действительно позади. В тот вечер мы долго сидели на пушистом ковре у горящего камина, пили вино и разговаривали. Ни о чем и обо всем.
Кажется, я так и задремала внизу. И увидела сон. Я стояла на краю каменистого плато, у самого обрыва, а над головой медленно вращалось безумное, расколотое напополам небо Хаоса. От одного взгляда на это беспрестанное хаотичное движение мне становилось не по себе, и я старалась не смотреть вверх. Я смотрела вниз. В непроглядную тьму Бездны, в бездонной глубине которой мерцали багряные и золотистые искры.
Горячий ветер восходящих потоков бил в лицо, развевал волосы, одновременно подталкивая к краю, искушая и маня за собой. Бездна завораживала, звала... И мне почти хотелось уступить, поддаться, сделать этот шаг в никуда...
- Дейрдре, - позвал меня знакомый голос, а в следующий миг сильные руки легли на плечи и буквально оттащили меня от края, - Дейрдре, посмотри на меня!
Я открыла глаза и тут же зажмурилась. После спокойной ласковой тьмы, свет казался слишком ярким и безжалостно резал глаза.
- Смотри на меня, - резко приказал он.
Я машинально подчинилась. Несколько секунд я просто моргала, пока глаза не привыкли к свету. Тот оказался не таким уж и ярким, всего лишь весело потрескивающий огонь в камине.
- Корвин, что, черт побери, ты делаешь? – спросила я, высвобождаясь из его хватки.
В его глазах плескалось искреннее беспокойство.
- Что происходит? – спросила я, и мой голос предательски дрогнул. – Корвин, что все это значит?
Он отвел глаза, и когда в следующий миг он посмотрел на меня, его лицо было непроницаемым, а взгляд твердым и уверенным. Я даже усомнилась, а не привиделось ли мне...
- Ты уходила по карте. Я счел за лучшее разбудить тебя.
- Уходила по карте? Во сне? Так не бывает!
- Выходит, что бывает. Ты засветилась всеми цветами радуги и начала таять в воздухе. Что тебе снилось, Дейрдре?
Я хотела ответить, но вдруг поняла, что не могу. Сон разлетелся на множество осколков как разбитое зеркало, и я уже не могла собрать их воедино...
- Там было темно, - тихо ответила я. Это было единственное, в чем я действительно была уверена.
Корвин вздохнул, накрыл мою руку ладонью.
- Я с тобой. Все будет в порядке, я с тобой.
Мне очень хотелось ему верить, но одного желания иногда бывает слишком мало…

На следующую ночь все повторилось. И на следующую. И Корвин не выдержал. В очередной раз удержав меня на краю, он заявил, что так больше продолжаться не может, и что однажды он может просто не успеть. Проверять, что тогда произойдет ни мне, ни ему не хотелось.
- Я знаю, кто может нам помочь, - сказал он.
- Кто?
- Один наш старый знакомый.
- Какой старый знакомый?
Вместо ответа он протянул мне карту. Несколько секунд я просто рассматривала изображение, потом тихо спросила:
- Мы возвращаемся в Амбер?
Не то чтобы я не хотела этого, но все же это было несколько неожиданно...
- Да. Там сейчас ночь, так что если мы поторопимся – то у нас будут все шансы прийти и уйти незамеченными.
- Ты что, скрываешься? От кого?
Он рассмеялся.
- Нет, ничего подобного. Мое слово. Просто есть вопросы, на которые мне очень не хочется отвечать. Думаю, и тебе тоже не захочется, ведь так?
Он был прав, и я не стала спорить. Только кивнула в ответ.

Амбер встретил нас безмолвием и серебром. Лунный свет струился в высокие стрельчатые окна тронного зала, тени казались чернильно-черными и почти осязаемыми. Мне почему-то вспомнился Тир-на-Ног'Т. Не хватало только тумана, призраков и мрачных предзнаменований.
Мы вышли из зала, прошли по пустому, залитому лунным светом коридору, свернули. Прошли через мраморную столовую к незаметной на первый взгляд двери. Еще один коридор, на этот раз узкий, темный, где пыльные стены почти смыкаются над головой...
Коридор закончился дверью, а за ней, я знала, начиналась винтовая лестница, ведущая в подземелья Колвира. Мне стало не по себе, и я инстинктивно потянулась к его руке. Корвин удивленно посмотрел на меня, но ничего не стал говорить, только сжал мою ладонь, и мы молча пошли вниз по крутой лестнице, освещенной лишь редкими фонарями.
А когда казавшийся почти бесконечным спуск закончился, я увидела залитый светом фонаря сторожевой пост, похожий на забытую декорацию на пустой сцене. Впрочем, сцена не была пустой. Стражник – светловолосый парень лет двадцати на вид, сладко спал, прислонившись спиной к ящику с каким-то барахлом. Корвин ухмыльнулся, бесшумно обошел спящего, снял с полки фонарь и зажег.
И только когда сторожевой пост остался позади, он едко прокомментировал:
- Совсем Рэндом стражу распустил...
- Ты бы предпочел, чтобы он нас увидел?
- Даже если бы и увидел, то что с того? Кто бы ему поверил?
Я лишь пожала плечами в ответ. По правде говоря, меня больше тревожило другое – после нескольких поворотов я почти перестала ориентироваться, и довольно смутно представляла, где мы находимся. Всегда старалась держаться подальше от подземелий Амбера. Но Корвин уверенно шагал вперед и, похоже, прекрасно знал, что делает. Глядя на его уверенные движения, я поняла, что этой дорогой он идет далеко не в первый раз.
Я не понимала, куда мы идем до тех пор, пока мы не пришли. Мы остановились у массивной двери, окованной листовой бронзой, стоявшей чуть в стороне от других. Корвин толкнул дверь и, на мгновение задержавшись на пороге, шагнул внутрь, унося с собой свет. Я торопливо последовала за ним и, так же как и он мгновением раньше, остановилась в дверях. Это была камера, маленькая, грязная и, похоже, давно не использующаяся по прямому назначению. Смутная догадка забрезжила в моем мозгу...
Корвин поднял повыше свой фонарь, по стенам метнулись тени.
- Моя старая камера, - ответил он на так и не высказанный вслух вопрос. Его голос звучал неестественно спокойно и ровно, и от этого спокойствия мне стало совсем нехорошо. Колени подгибались, в животе свернулся холодный тугой комок... Я обхватила себя руками и вдруг почувствовала, что вся дрожу.
Он шагнул ко мне, мягко обнял одной рукой. Его лицо вдруг оказалось совсем близко.
- Ты чего, Дей? – тихо спросил он. Я покачала головой и с облегчением уткнулась лицом в его плечо. Я не могла смотреть ему в глаза. Не здесь. Не сейчас.
Не знаю, как долго мы простояли вот так, обнявшись. Он ничего не говорил, и я была благодарна ему за это молчание. Никакими словами не исправить ни сделанного, ни, тем более, несделанного...
Когда я, наконец, набралась мужества поднять голову и посмотреть ему в глаза, его лицо было непроницаемым.
- Я бы не привел тебя сюда, если бы был другой путь, - тихо сказал он.
- Я в порядке, - как могла твердо ответила я.
Он кивнул, потом взял меня за руку, подвел к дальней стене. В свете фонаря я разглядела рисунок, нацарапанный на стене, который не заметила раньше. Рисунок был изрядно попорчен сыростью и пылью, но общие очертания еще можно было различить. Море, волны, башня... Кабра. Маяк Кабры.
Второй рисунок сохранился лучше и, похоже, не так давно был расчищен заботливой рукой. На нем был изображен рабочий кабинет – стол, большой глобус, многочисленные полки с книгами... Некоторое время я внимательно разглядывала рисунок, и постепенно изображение начало оживать, расширяясь и становясь трехмерным...
А в следующий миг Корвин шагнул в открывшуюся реальность, увлекая меня за собой. Мы стояли в темной пустой комнате, заваленной множеством книг. Корвин поставил фонарь на стол, выпустил мою руку и шагнул было в сторону двери.
Но прежде чем он успел что-то сделать дверь отворилась сама, и на пороге показался маленький горбатый старик, длинноволосый и длиннобородый.
- Корвин, - сказал он, - Ты все-таки придумал как...
- Нет, - поспешно возразил Корвин, - Нет, Дворкин, тут другое. У нас проблемы.
Дворкин перевел взгляд на меня, кажется, только сейчас заметив мое присутствие. В его глазах отразилось удивление, но когда он заговорил, в его голосе едва заметно прозвучали насмешливые нотки.
- Ты же говорил, что справишься сам.
- Дворкин, посмотри внимательно, – терпеливо ответил он. – Она настоящая. Настоящая и живая.
- Вот как? – насмешка в голосе Дворкина стала отчетливее. Он подошел ко мне, взял меня за руку. Внимательно посмотрел на меня снизу вверх. - И как же тебе это удалось, юная леди? – спросил он уже совершенно другим тоном.
Его взгляд стал неожиданно острым, цепким. Точно такой же взгляд временами бывал у отца...
- Я не помню, - совершенно искренне ответила я.
Дворкин недоверчиво приподнял бровь, потом перевел взгляд на Корвина.
- Хочешь чтобы она прошла Лабиринт?
- Она уже прошла мой Лабиринт, - мрачно ответил тот.
- И?
- И ничего хорошего из этого не вышло.
Дворкин посмотрел не него, потом на меня, потом снова на него. Тихо вздохнул.
- Корвин, не надо со мной играть, - произнес он, и в его голосе прозвучала усталость. – Раз ты привел ее ко мне, значит ваши дела плохи. Если вам нужна моя помощь – то вам придется рассказать мне все.
Корвин бросил на меня странный взгляд, потом заговорил, быстро, словно опасаясь передумать.
- Лабиринт ее принял, но настоял чтобы я пошел вместе с ней. Не знаю почему. Может ожидал подвоха, может перестраховывался. Я должен был идти первым, но... Я сглупил. Упустил момент, и она шагнула на линию первой. Я пошел следом, стараясь не отставать. Все было как обычно пока она не дошла до центра. И тогда она вытащила из ножен кинжал и попыталась вскрыть себе вены. Лабиринт меня с последних футов буквально вышвырнул, так что я успел ей помешать. Мне удалось ее обезоружить...
Корвин продолжал говорить, отрывисто, резко, короткими рублеными фразами, но я почти не слышала его.
Желто-алое гудящее облако, бешено вращающееся над головой...
От этого воспоминания меня бросило в дрожь. Я знала, что все, что он говорит – правда, что так все и было, но я не понимала, не могла понять, почему я так поступила. Словно чья-то чужая холодная воля управляла моими действиями, моей памятью...
- Корвин, почему я до сих пор жива? – словно со стороны услышала я собственный голос.
Он замолчал на полуслове, внимательно посмотрел на меня. Показалось или на дне его глаз промелькнуло сочувствие?
- Потому что я не мог потерять тебя снова, - ответил он. – А Лабиринт не мог просто проигнорировать мое желание. Чтобы добраться до тебя ему пришлось бы сначала убить меня.
- Ты переоцениваешь свою значимость, Корвин, - вмешался Дворкин. – Ты не незаменим, и сам прекрасно это знаешь. Твой Лабиринт уступил тебе, но это ничего не значит. Ты хоть сам сейчас уверен, что действуешь по собственной воле?
Корвин отвел глаза, пожал плечами.
- О чем вы говорите? – не выдержала я.
Дворкин посмотрел на меня, потом перевел взгляд на Корвина.
- Ты ей не сказал, – рассмеялся он.
- Мне не хватило духа, - ответил Корвин. Потом посмотрел мне прямо в глаза и продолжил, - Я призрак Лабиринта, Дейрдре.
Я покачала головой.
- Я не понимаю...
- Лабиринт запоминает нас всех. Всех, кто его проходит. И может воссоздавать заново, делать живые копии, призраков. Я призрак своего Лабиринта. И я не знаю, где сейчас мой оригинал.
Я снова покачала головой, понимая, но отказываясь принять. Это был Корвин. Кем бы он ни был, я точно знала, что он – Корвин. Настоящий и живой.
- Это неправда...
Мой голос прозвучал жалко и потерянно, но мне было все равно.
- Правда, - безжалостно ответил он. Что-то было в его голосе, что-то, что заставило меня поднять голову и посмотреть на него.
А какого это, осознавать, что ты – всего лишь копия, созданная Лабиринтом со слепка оригинала? Особенно для него... Я отвела глаза, надеясь, что не успела себя выдать. Жалость унизительна. Он не принял бы ее даже от меня.
Я подошла к нему, коснулась его щеки, заставляя посмотреть мне в глаза.
- Мне все равно кто ты, - солгала я, надеясь, что мой голос звучит достаточно ровно и твердо, - Но я благодарна тебе за все, что ты для меня сделал.
Он слабо улыбнулся, потерся лицом о мою ладонь. И вдруг крепко обнял меня, прижал к себе. Я знала, что он мне не верит, но все же должна была сказать ему это. Это было то немногое, что я могла для него сделать.

К реальности нас вернул насмешливый голос:
- Если вы закончили выяснять отношения, то может быть вернемся к нашей проблеме?
Корвин неохотно разжал руки, выпуская меня из объятий.
- Дворкин, извини. Мы немного увлеклись.
Тот ухмыльнулся, жестом поманил нас за собой. Мы последовали за ним в другую комнату. Там горел огонь в камине, а возле него стояли кресла. Дворкин устроился в одном из них, жестом предложил мне садиться. Я так и поступила. Корвин присел на подлокотник моего кресла, и само ощущение его присутствия рядом действовало на меня успокаивающе. Наверное, в глубине души я по-настоящему так до конца и не поверила, что на самом деле он это не он...
- Ты помнишь то, что произошло в центре Лабиринта? – уже совершенно серьезно спросил меня Дворкин.
- Смутно. Как будто пытаюсь вспомнить старый полузабытый сон.
Он кивнул, словно мои слова каким-то образом подтверждали какую-то его теорию.
- А сны? Ты можешь добавить что-то к тому, что уже сказал Корвин?
Я пожала плечами, главным образом потому что, отвлекшись на собственные мысли, так толком и не услышала, что именно он успел рассказать.
Дворкин вздохнул.
- Так не пойдет... – задумчиво пробормотал он.
И я решилась спросить:
- Куда я уходила во сне?
- В Бездну, конечно, - ответил он так, словно это было очевидно.
- Почему?!
- Потому что ты слышала ее зов. Это нормально. Бездна не отпускает так просто тех, кто хоть недолго был в ее власти.
Нормально? Он шутит что ли?
- Что мне делать Дворкин? Как я могу перестать ее слышать?
Он внимательно посмотрел на меня.
- Думаю, слышать ее ты будешь всегда.
- Но...
- Да, думаю, слышать ее ты будешь всегда, – повторил он. – Тебе придется научиться не слушать ее.
- Как?
- Победи Хаос в своей душе.
- Я не понимаю...
- Ты должна вспомнить, что с тобой произошло.
- Но я не могу! Даже Лабиринт не вернул мне память!
- Есть другие способы. Я помогу тебе.
Дворкин поднялся на ноги, подошел к заставленным книгами полкам. Несколько минут он что-то искал там. И нашел. Вернувшись, он вручил мне небольшое прямоугольное зеркало в простой оправе. Второе, точно такое же, он установил на столе. Зеркала были старыми и пыльными, и заметно искажали все, что в них отражалось. Я повертела "свое" зеркало в руках, потом вопросительно посмотрела на Дворкина.
- Сосредоточься. И просто смотри в зеркало. Ты поймешь, что нужно делать.
Я пожала плечами, и сосредоточилась на зеркале. Постепенно все вокруг словно подернулось дымкой, ощущение реальности таяло, смазывалось... Остались только я и зеркало, постепенно меняющее форму в моих руках. В какой-то момент я выпустила его из рук, но вместо того чтобы упасть и разбиться оно повисло в воздухе, продолжая меняться и увеличиваться, а в его глубине заклубился туман. Повинуясь внезапному порыву, я поднялась на ноги, протянула руку и коснулась зеркала. Пальцы легко прошли сквозь поверхность стекла, не встретив ни малейшего сопротивления. По зеркалу прошла легкая рябь.
Я оглянулась, ища глазами Дворкина или Корвина, но комната уже исчезла. Я чувствовала их присутствие где-то совсем рядом, но не могла разглядеть. Комнату заполнил плотный белесый туман, и только зеркало передо мной казалось настоящим, реальным, словно приоткрытая дверь. И чтобы узнать, что за ней, нужно было сделать всего один шаг.
Несколько долгих минут я стояла так, разглядывая мерцающую зеркальную гладь, а потом чья-то рука легла мне на плечо, и любимый голос тихо прошептал «Не бойся, Дей. Это всего лишь сон».
И, решившись, я шагнула прямо в зеркало. И тут же обернулась, но холодная зеркальная гладь уже сомкнулась за моей спиной. Я стояла в пустом темном коридоре. Пахло пылью. В зеркале, через которое я прошла, отражалась комната, но никакого тумана больше не было. Дворкин и Корвин о чем-то разговаривали, я видела, как шевелятся их губы, но не слышала ни звука. Зазеркалье жило по своим законам…
Я пожала плечами и пошла вперед. Не знаю, как скоро у меня появилось ощущение чего-то знакомого. Наверное, когда невесть откуда взявшийся ветер пронесся по коридору, принося с собой запах ладана, а впереди замерцали огоньки… А потом появились зеркала всех мыслимых стилей и форм. Большие, маленькие, овальные, прямоугольные, они покрывали стены по обе стороны, сверкая и переливаясь. Многочисленные свечи горели между ними, отражались в их глубинах, звали и манили за собой. И я вспомнила как когда-то, очень давно, уже ходила по этому коридору, видела не в меру реальные отражения в глубинах его зеркал, разговаривала с призраками и слушала их предзнаменования…
Зачем Дворкин отправил меня сюда? Он говорил, что поможет мне вспомнить, но я не понимала, чем именно Зеркальный Коридор может мне помочь…
Я внимательно смотрела по сторонам, ожидая… Чего? Намека, знака, подсказки. Но зеркала отражали лишь друг друга, превращая стены коридора в тоннели, ведущие в бесконечность…
Я не сразу заметила его и едва не прошла мимо. И только когда он позвал меня по имени, я резко обернулась. Его зеркало было темным. Прямоугольное, в массивной оправе из потемневшего от времени серебра. Он стоял, прислонившись спиной к мраморной колонне и скрестив руки на груди. Лунный свет струился откуда-то сверху, но он сам оставался в тени, и его лица было не разглядеть.
- А это весьма забавно - наблюдать, как ты пытаешься сделать то, что не успел сделать я, – негромко произнес он.
Несколько секунд я просто смотрела на него, пытаясь понять, что он имеет в виду. Получалось плохо.
- Не знаю, о чем ты говоришь, Брэнд.
Он рассмеялся, но как-то невесело, принужденно.
- Знаешь, - ответил он. – Просто не хочешь признаваться даже самой себе. Но самообман это не выход, Дейрдре. Это тупик.
- Я не собираюсь с тобой спорить.
- Потому что я прав.
- Вовсе нет.
Он лишь пожал плечами в ответ. Несколько секунд мы молчали, потом он спросил:
- Зачем ты звала меня?
- Я тебя не звала. Я вообще не хотела тебя видеть.
Он покачал головой.
- Если бы не хотела – то и не увидела бы. Ладно, спрашивай пока я добрый... Что ты хотела узнать?
- От тебя - ничего.
- Как знаешь. Но я все же дам тебе один совет, бесплатно. Бойся данайцев, дары приносящих... – он рассмеялся, потом тихо и уже совершенно серьезно добавил, - Впрочем, тебе это уже не поможет. Слишком поздно.
- Что ты имеешь в виду? – спросила я, но его зеркало почернело, и он исчез, растаяв во мраке. Несколько долгих секунд я пристально вглядывалась в эту темноту, но так ничего и не смогла разглядеть.
Пожав плечами, я зашагала дальше по коридору. Но, сделав несколько шагов, снова остановилась. На этот раз я заметила их первой. В этом зеркале тоже было темно, и это была обычная звездная ночь, а лунный свет серебрил аллею, превращаю ее в ожившую старую гравюру. В той аллее между темных кленов обнимались двое. Их лиц было не разглядеть, я видела только их силуэты, но мне хватило и этого, чтобы вспомнить, узнать... Сердце болезненно сжалось, пропуская удар, и я отвернулась, не в силах видеть их, таких счастливых...
Я отвернулась и, стараясь ступать бесшумно, отошла от зеркала. Не оглядываться. Главное – не оглядываться назад. Это прошлое, и пусть оно остается в прошлом, там, где ему и место...
Он ждал меня в следующем зеркале. Я знала, что на самом деле это не он, что это не может быть он, но все же невольно опустила глаза под его взглядом.
- Что ты делаешь, Дейрдре? – спокойно спросил он, и это спокойствие пугало больше, чем неприкрытая ярость.
- Я не знаю, отец.
Он зло выругался, но я знала, что его злость была направлена не на меня. Когда он снова заговорил, его голос был почти ласков.
- Ты же моя дочь, а не какой-то демон из-за Края. Так почему ты позволила этим двум старым интриганам так затуманить себе мозги?
Я лишь пожала плечами, по-прежнему не смея посмотреть ему в глаза. У меня не было ответа на этот вопрос.
- Дейрдре, посмотри на меня.
Я подчинилась. В его глазах была усталость и что-то вроде сочувствия.
- Я знаю, тебе пришлось нелегко. Ты не виновата. Но все же... Я хочу, чтобы ты пообещала мне, что больше никогда не подойдешь к Лабиринту. Даже если тебе покажется, что все в прошлом. Пообещай мне.
Я не могла отказать ему. Даже зная, что он всего лишь призрак, не могла.
- Мое слово.
Он кивнул, улыбнулся.
- Все будет хорошо. Ты не кукла, Дейрдре. Так не позволяй никому навязывать тебе свою волю, – сказал он и провел рукой по зеркалу. По поверхности стекла прошла рябь, и он исчез.
А я вдруг обнаружила, что вся дрожу. Я обхватила себя руками, но толку от этого было немного. По правде говоря, я уже почти жалела, что затеяла все это. И уже ничего не хотела знать. Единственное, что я все еще хотела – это найти выход и убраться отсюда ко всем чертям. Подальше от Зеркального Коридора, подальше от Амбера, подальше от Корвина, который на самом деле не Корвин...
Только это будет не выход. Это будет бегство. А от себя не убежать...
Я быстро шла по коридору, не глядя по сторонам. У меня больше не было желания разговаривать с призраками прошлого. А еще я откуда-то знала, что разгадка находится там, в конце, и чем быстрее я дойду до конца, тем быстрее все закончится. Так или иначе.
В зеркалах смутно угадывалось какое-то движение, метались тени, кто-то звал меня по имени, и некоторые голоса были мне хорошо знакомы. Но я не останавливалась и не оглядывалась. Они призраки, они не настоящие, никто из них... А значит, никто из них не может знать ничего, чего в глубине души не знаю я сама...
Коридор закончился неожиданно и в тоже время вполне предсказуемо - тупиком. Передо мной стояло большое темное зеркало в простой деревянной оправе, и в его глубине мне почудилось какое-то движение. Я непроизвольно шагнула к зеркалу, пытаясь разглядеть, что там происходит, но там было слишком темно. Шаг, еще один... Я коснулась поверхности зеркала, и мои пальцы легко прошли сквозь стекло. Сделав глубокий вдох, я шагнула в зеркало, и горячий ветер ударил в лицо...
Я падала. Каждый вдох давался с трудом, раскаленный воздух обжигал легкие, алая пелена застилала взор, я ничего не видела... Только алое мерцание перед глазами, только горячий ветер, наотмашь бьющий в лицо, только судорожная борьба за каждый глоток отравленного воздуха... А потом глухой удар и темнота, уютная и мягкая...
Когда я открыла глаза вокруг было по-прежнему темно. А прямо перед глазами, уютно устроившись на моей руке, мерцало диковинное существо с прозрачными крыльями из золотистых искр. Я затаила дыхание, опасаясь спугнуть это чудо, но, видимо, все же чем-то выдала себя. Золотистая "бабочка" легко вспорхнула с моей руки и тут же погасла, оставив меня в непроглядной тьме.
Я тихо вздохнула и попыталась пошевелиться. К моему удивлению мне это удалось. Было чертовски больно, но после нескольких безуспешных попыток мне удалось сначала сесть, а потом и подняться на ноги. Здравый смысл подсказывал, что после такого падения я должна была переломать себе все кости, но я, хоть и не очень уверенно, стояла на ногах и даже сумела сделать первый шаг. Потом еще один. И еще.
Итак, теоретически я могла отсюда уйти. На практика же перспектива блуждать наугад в полнейшем мраке меня совершенно не вдохновляла. Тем более едва держась на ногах. Но выбора у меня не было – не сидеть же на месте, ожидая неизвестно чего! - и я медленно и осторожно пошла вперед.
Постепенно мои глаза привыкли к темноте, и я начала различать в ней багряные искры. Пару раз я замечала краем глаза золотистое мерцание, но стоило повернуть голову, и оно исчезало. Может быть, это была та самая "бабочка" или ее родственники, а, может быть, мне все это просто казалось... Но только это золотистое мерцание не давало мне окончательно пасть духом.
Не знаю, как долго я так блуждала. Время расплавилось, исчезло, потеряло свой смысл... Иногда мне казалось, что так было всегда, что нет ничего, кроме этой тьмы, нет и никогда не было. Я всегда блуждала в темноте, и всегда буду в ней блуждать, а моя жизнь – всего лишь полузабытый сон, который я сама же и выдумала, устав от темноты и одиночества...
Когда я впервые услышала голос, то подумала что схожу с ума, и это показалось вполне закономерным итогом. Некоторое время я не обращала на него внимание, но голос не умолкал. Он звал меня по имени и что-то неразборчиво шептал, одновременно приказывая и уговаривая. Я почти не разбирала слов, только интонации, бархатистые и вкрадчивые, металлические и холодные... От него невозможно было отделаться, стоило мне остановиться или хотя бы замедлить шаг, и он снова звучал у меня в голове, и единственным способом заставить его заткнуться было идти вперед, в неизвестность.
Я не сразу поняла, что их двое. Иногда они говорили поодиночке, но по отдельности их голоса были слабыми и едва различимыми, чаще – вместе, и тогда их голоса накатывали как прибой, и я не могла противиться их силе...
Они-то меня и вывели. Они указывали мне дорогу, заставляя идти даже когда силы были на исходе, и единственное что мне хотелось – это чтобы меня просто оставили в покое и позволили умереть.
Но умереть мне не дали. В конце концов, после целой вечности блужданий я вышла в огромную пещеру. Ослепительно-белое сияние ударило по глазам, и я зажмурилась, так толком и не успев разглядеть куда попала. Но даже ничего не видя, я чувствовала, что воздух наполнен энергией, непостоянной, переменчивой... Чуждой и чужой.
От этой чуждости перехватило дыхание, колени подогнулись, и я бы упала, если бы не чья-то сильная рука, поддержавшая меня. Я открыла глаза и сквозь туман разглядела склонившееся ко мне лицо, казавшееся уродливой карнавальной маской. И так странно было видеть на таком лице выразительные человеческие глаза – серые и внимательные...
- Вот ты и пришла, принцесса, - бархатисто прошелестел над ухом ставший таким привычным голос, и так странно было видеть, что этот голос – не плод моего воображения, а принадлежит живому существу.
- Ты доставила нам немало хлопот, - произнес второй, металлический тоже уже знакомый голос, и я с трудом повернула голову чтобы увидеть, кому он принадлежит. В этом существе не было ничего человеческого. От него веяло силой, холодной, чуждой, и эта сила была выше моего понимания...
Я попыталась отвести взгляд, но не смогла даже этого. Его голос эхом отдавался в моей голове, и я почти не понимала смысла его слов... Осталось только алое мерцание его глаз, казавшееся до боли знакомым, но я не могла вспомнить, понять, что оно мне напоминает. И я тонула, захлебывалась в этом мерцание...

В камине весело потрескивал огонь, а чья-то теплая ладонь ласково гладила мои волосы. Ощущение реальности медленно возвращалось...
- Он за это заплатит, - мрачно заявил Корвин. – Я найду способ до него добраться.
- И зря потратишь время, - безмятежно отозвался Дворкин. – Он уже умирает. Никто еще не уходил от предсмертного проклятия принца Амбера.
- Ну так я ускорю этот процесс.
- Остынь. У тебя есть более важные дела, чем добивать полупокойника. Ты не должен...
- Не говори мне, что я должен!
- Корвин...
- Извини. Да, ты прав, но...
- Успокойся. Все и так очень нестабильно, я вообще не советовал бы тебе надолго оставлять Лабиринт без присмотра.
- Он никому не позволит даже ступить на линию.
- Этого может оказаться недостаточно.
Я пошевелилась, потом медленно села.
- Как ты? – спросил он.
- Жить буду, - отозвалась я.
- Теперь я понимаю, почему ты не хотела этого помнить. Но другого выхода не было...
Я отвела глаза.
- Все в порядке, - солгала я, надеясь, что голос меня не выдаст.
Не знаю, поверил ли он, но его рука мягко обняла меня за плечи.
- Я снял с тебя все заклинания, что ты смогла вспомнить, - произнес Дворкин, - но если было что-то еще... – тут он развел руками. – К Лабиринту тебе все же лучше даже не приближаться. Ни к какому. Для твоей же безопасности.
- Я дала слово, - ответила я.
Дворкин кивнул, улыбнулся.
- Тебе больше нечего бояться. Бездна больше не имеет над тобой власти.
- Но ты же говорил...
- Воля, Дейрдре. Твоя воля – это твоя защита. Все зависит только от тебя. Я верю, ты справишься. Теперь это будет уже не так трудно.
- Я буду с тобой хотя бы первое время, - прямо в ухо прошептал Корвин, и это окончательно успокоило меня. Что ж, да будет так...

Мы вернулись в тот самый дом, затерянный в чаще леса. Каждую ночь я снова возвращаюсь к Краю, снова вижу гипнотическое мерцание багряных искр, снова чувствую на лице горячее дыхание Бездны и слышу ее зов. Но теперь это просто сны.
Убедившись, что со мной все в порядке, Корвин вернулся к своему Лабиринту. Кажется, у них были какие-то свои планы на будущее.
Мне же нужно было время... Время, чтобы понять, осмыслить все, что произошло. Время, чтобы это принять. Время, чтобы обрести мир в душе. Я знала, что это будет не просто, но ведь от себя не убежать...
Что было – то было, и пусть прошлое остается в прошлом. Нужно учиться жить дальше, не оглядываясь назад. В конце концов, не каждому судьба дает еще один шанс.

@темы: Брэнд, Дворкин, Дейрдре, Корвин, Лабиринт, Оберон, Хаос, альтернативная вселенная

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Облака над Колвиром

главная