Kolvir
Название: "Все кончается, мой друг"
Автор: Brand Bariman
Действующие лица: Ринальдо-Люк(2экз), Мерлин, Корвин, Мэндор, Фиона.
Заявка: в конце второго пятикнижия у нас есть два Ринальдо - реальный и призрачный. Интересно, как сложилась их дальнейшая судьба и взаимоотношения, остальное - на усмотрение автора.
Жанр: драма
Рейтинг: PG-13
Дисклеймер: Все принадлежит Желязны и Бетанкуру, кроме домыслов. Имеют место кроссовер, ООС, АУ, намек на смерть персонажей.
Описание: кроссовер: оригинальные Хроники Амбера – Амберские приквелы Бетанкура.


Искры взметнулись к темному небу огненными каплями, невероятно похожими на прощальный фейерверк Логруса. Угли рассыпались, пламя стало веселее, немного разогнало липкую зябкую мглу.
Я ткнул тлеющим концом палки в землю, сбивая огонь. Это напомнило угасание другого огня, далеко отсюда, глубоко в пещере под уже почти забытым городом, после того, как силы Первородного Хаоса раскололи плато...
Просто жуть, куда может завести путь мести.
Да, я был таким идиотом, что вляпался в одно и то же дерьмо дважды, хоть и в иной роли. Как бы я ни хотел отмазаться от навязанной миссии, мне пришлось волочь свою лямку, согласно Великому Замыслу.
Бедняжка Фракир, мир ее праху, была права: мир изменился до неузнаваемости, не говоря о бессчетном количестве жертв, которые повлекла эта перемена. По иронии судьбы Вселенная отомстила сполна всем, даже тем, кто не числился в списке к прежней авантюре. За какие-то несколько сумасшедших дней, вывернутых наизнанку – или все-таки мгновений, время теперь весьма относительно – я овдовел, остался круглым сиротой и потерял четверых дядюшек и двух тетушек. Всех, кто оказался причастен...
Похождения моего папочки представляются безобидной игрой в куличики по сравнению с тем, что произошло. Возможно, самого его, во времена известные, привел бы в восторг такой поворот событий, но я очень надеюсь, никто из выживших не воспринимает меня как продолжателя семейной традиции. Королевское кольцо королевским кольцом, но право на локальный апокалипсис не входил в условия перемирия, тем более, что королевы давно нет в живых, а королевство обернулось собственной Тенью.
Я сижу у костра на Поле Боя, на ничейной территории, как и много дней или лет назад, но уже в расширенном кругу родственников. Подвернись мне сейчас автор нашей кошмарной пьесы, я бы долго размышлял, вытрясти ли мне из него душу или же с пиететом во взоре попросить автограф: ситуация выглядит чертовски символично...
Я подкинул в костер хвороста и украдкой взглянул на своего двойника, сидящего напротив. Он молчал, устремив взор куда-то в самую сердцевину пламени. На коленях у него поблескивала серебряной рукоятью Грейсвандир. Я не успел отвести взор от клинка и немедленно ощутил нагретый металл гарды под правой ладонью – Вервиндль лежала у меня на коленях и прямо таки просилась в бой. Я проигнорировал провокацию, подавив внезапное стремление. Рановато еще.
Мы жуть какие одинаковые, но оба мы – так вышло – оказались по разные стороны баррикад на правах основных игроков в этом противостоянии. Так же, как нынешний король Хаоса и его отец.
В нескольких шагах от костра Мерль сосредоточенно ковыряет землю сухой веткой. Возможно, просчитывает какие-нибудь, сомнительной полезности, варианты.
Корвин сидит к нему спиной, положив локти на колени, щурится, всматриваясь во тьму: теперь на Поле Боя всегда темно. В свете костра на безымянном пальце его левой руки горит червонным золотом кольцо-спикарт – точно такое же, как у Мерля.
Чуть поодаль во мгле виднеется еще один костер – там нашего сигнала ожидают Свидетели и Судьи.
Сегодня опять решится судьба Вселенной: звучит громко, но как-то так оно и выходит, в конце концов. Кто-то из нас умирает, а кто-то наследует сущее. Все это происходит не в первый раз, и даже не во второй. Честно говоря, я уже сбился со счета.
У нас есть вино и еда, но кусок в горло не лезет.
Умирать мне лично не хочется, тем более решать судьбу Вселенной. Тем более, когда это вошло в привычку и смертельно опротивело.
Хочется что-нибудь сделать. Что-нибудь быстрое и такого сорта, что осчастливило бы всех присутствующих без необходимости проведения бесконечных кровавых близкородственных ритуалов во имя продления конвульсий Универсума.
Вместо этого я сижу и медитирую на огонь, остальные, похоже, заняты ничуть не более продуктивными делами. Нам давно надоело строить планы, как совместные, так и личные.
Надо как-то выбираться. Перспектива бесконечности такого сорта меня пугает.
- Ринальдо...
- У? – отозвался я-другой.
- Давай смоемся.
Ринальдо украдкой огляделся и перешел на шепот:
- У тебя есть какие-то соображения?
Я пожал плечами:
- Пока нет.
- Тогда к чему разговоры? Дашь знать, когда будут.
- Ну, хорошо, как тебе такой план: допустим, ты вырубишь Корвина, я возьму на себя Мерля. Или наоборот – я вырублю Корвина, а ты займешься Мерлем. Мы заберем спикарты и нейтрализуем всех, кто возле того костра. А после мы нанесем визит доброму королю Мартину и зароем все это поганое фейнимское барахло в недрах Колвира или где-нибудь в уцелевших Тенях.
- Даже если нам это удастся, это проблему, скорее, усугубит. Конечно, мы научились выставлять контроль, но я не уверен, что он сработает, если мы оба будем участвовать в нападении.
- Знаю. Но мысль интересная, не находишь?
Ринальдо криво улыбнулся.
- Много ли вы с Корвином навоевали? Мы с тобой в этом плане гораздо продуктивнее.
Я фыркнул:
- Это твои собственные мысли или Лабиринт так решил?
- Это твои собственные вопросы или тебя мамочка надоумила?
- Неуместно так шутить о покойниках, и...
- …Если только ты сам не покойник.
- Кто бы говорил...
- Ты мне тоже дорог.
Я решил сменить тему:
- Интересно, ты бы вернулся к Лабиринту, если бы знал, чем это все обернется?
Он пожал плечами.
- Я же вернулся. Теперь это уже не важно, тебе не кажется? Хотя... Не знаю, не уверен. Возможно, я предпочел бы остаться без поддержки.
- Зато теперь тебе регулярно предоставляется шикарная возможность занять мое место.
- Ты упустил из виду важную деталь: мы равны в возможностях...
Мерлин бросил мрачный взгляд в нашу сторону и отшвырнул ветку во тьму. Если она куда-то и упала, то абсолютно беззвучно.
- Эй, Люки, вы о чем шепчетесь?
- Размышляем о вечном, - откликнулись мы в унисон.
- Какая избитая злободневная тема. Могу ли я принять участие в обсуждении?
- Если у тебя есть чем внести новизну, - сказал я.
Мерль встал, отряхнул колени от прилипшего мусора и подошел к костру.
- Я действительно много размышлял на эту тему. Похоже на то, что нам, ребята, действительно придется делать это вечно.
- Поганый вариант бессмертия, - констатировал Ринальдо, - Даже мой прежний мне нравится гораздо больше
- Что, совсем без вариантов? – спросил я.
- В создавшихся условиях – да, но моих представлений о сути происходящего не хватает для осмысления всей картины. Сухай или Дворкин, возможно, могли бы придумать еще варианты...
- Очень воодушевляет, учитывая, что оба почили с прародителями, - вставил Ринальдо.
- Если бы у нас был Самоцвет, можно было бы произвести реставрацию полярности...
- Это я и без твоих размышлений знаю. Слишком много если, - проворчал я. Ринальдо фыркнул.
– Тень держится только на Источниках и кратковременных дестабилизирующих флуктуациях, которые мы провоцируем. Ты предлагаешь бросить все и бежать воевать с фейнимами в надежде, что они отдадут тебе свою любимую игрушку?
- Дворкин с ними когда-то договорился...
- В мире Дворкина, по крайней мере, был Логрус. Надеюсь, ты помнишь, что произошло с Дворами?
На секунду мне показалось, что меня сейчас убьют окончательно. Но демонический огонь в глазах Мерля погас так же быстро, как и возник.
- Я помню. Но у нас есть, по крайней мере, один Лабиринт и вон тот тип, который отмалчивается, на правах его создателя, - он кивнул в сторону Корвина, который при этих словах даже не шелохнулся.
- Что подразумевает обратную ситуацию. Ты не задумывался, может быть, они ставят очередной эксперимент? С обратным знаком.
- Мне кажется более вероятным, что они удовлетворились прошлым и бросили эту вселенную на произвол ее бывших богов. А они оказались неспособны ее удержать.
- Боги... Мы не боги, Мерль. Мы ничуть не всемогущи без всех этих вещиц, которыми эти вивисекторы когда-то щедро снабдили наших предков. Более того, мы зависимы от них. Это не они – оружие, это мы – орудие.
- Ты сгущаешь краски. Мы можем контролировать свои спикарты.
- До определенных пределов. Ты, например, знаешь, где эти пределы?
Мерлин неопределенно мотнул головой.
- Возможно.
- На твоем месте я бы не врал се6е самому. Сейчас я как никогда уверен в нашей ущербности. Мне кажется, мой отец это понял, потому и полез в Фонтан. Может быть, поэтому он так тщательно старался освободиться от всего, что связывало его с Амбером и Хаосом в плане силы. Мы ведь пришли сейчас к тому, что работает только фейнимское наследие... – я приподнял Вервиндль на открытых ладонях. Она отозвалась на прикосновение вибрацией, по лезвию пробежали искры, узор – за последнее время изменившийся так, что вряд ли кто-то признал бы в нем часть прежнего Лабиринта – вспыхнул алмазными брызгами.
- Есть еще магия нового Лабиринта.
- Ага. Для избранных.
- Это же просто воплощение детской мечты об абсолютной власти! – съехидничал Мерлин. - Почему тебе не нравится такой расклад?
- У меня в детстве не было такой мечты, - парировал я. – А у тебя была?
- Какая то часть меня от нее не отказалась бы, - вздохнул он, как мне показалось, с сожалением, - но здравый смысл блюдет за моим воздержанием. При всем моем злорадстве по поводу хаосских родственников, Мэндора мне жаль...
- Парни, как по мне, так я в гробу видал такую абсолютную власть, - внезапно сказал Ринальдо. Мы с Мерлем переглянулись, а он продолжил:
- Мне положение дел нравится еще меньше чем вам обоим, поскольку, в отличие от вас, мое существование весьма эфемерно и очень зависимо от существования Порядка, я даже не могу прервать его без благословения этого самого Порядка. Меня очень не устраивает эта моя двусмысленность, и я ни в коей мере не претендую на звание бога, в отличие от вас. Однако, как я могу вообразить картину вцелом, происходящее здорово смахивает на шахматную партию с остатком фигур в состоянии пата. Никто не может победить, потому, что силы равны. Даже если кого-то убьют, ход не считается, так как в этом случае победитель тоже погибнет. Эти наши поединки повторяются с неизменным результатом. И будут длиться до тех пор, пока игрокам не надоест переставлять фигуры, или – пока они не решат переиграть партию...
- Здорово смахивает на дежавю, если точнее, - вдруг произнес Корвин, продолжая вглядываться во тьму.
Вопрос застрял у меня в горле. Шанс издал смешок...
Повисло молчание, нарушаемое только потрескиванием костра.
Корвин повернул голову и окинул нас снисходительным взглядом.
- Однажды я встречал подобное. Место это, возможно, уже не существует... Есть некая разновидность шахмат, с помощью которой можно вершить историю. Или просчитывать варианты – это уж как кому представляется. Но вряд ли те шахматы связаны с нашей партией – прежние игроки сами выбыли из игры.
- На их место могли придти новые.
- Сомневаюсь. Капитаны обеих команд приказали долго жить. Разве что дорогие нашему сердцу фейнимы, вопреки собственным правилам, решили сами поучаствовать в розыгрыше призов. В это с трудом верится.
- Кто же тогда?
Корвин пожал плечами.
- На сей счет у меня нет предположений.
- Кто бы это ни был, один из них мухлюет, - заявил Ринальдо. – Он подменил фигуру.
- Фигура сама подставилась, - возразил я.
Корвин бросил неодобрительный взгляд в мою сторону.
- Лично я предпочел бы, чтобы меч достался Мерлину. Грейсвандир так решила сама, и у меня не было иного выхода, как только отнестись к этому философски.
- Если искать того, кому это выгодно, то я не нахожу кандидатуры лучшей, чем наш дорогой и единственный Лабиринт, - задумчиво произнес Мерлин.
- Мой Лабиринт для таких дел должен иметь материального по своей природе агента, - ответил Корвин.
- Возможно, он не обязателен. Мой личный опыт общения с подобными сущностями делает меня пессимистом, но есть и еще один момент. Твоему Лабиринту выгодно сохранять монополию как можно дольше. Насколько я помню повадки дворкинского Лабиринта, он до последнего пытался делать вид, что ни к чему не причастен, включая помешательство создателя. Ты уверен, что помнишь все, что с тобой происходит?
Корвин на несколько мгновений задумался, потом кивнул:
- Думаю, да. Помню. Но ведь может быть что-то еще...
- Источники, - предположил я. – Они не разумны, но если кто-то контролирует хотя бы пару Источников, обладая их властью, он держит мир в кармане в буквальном смысле. Особенно сейчас, когда влияние Амбера и Хаоса устранено... – заметив, как напрягся Мерль, я поспешил оправдаться, - На такое был способен отец, матушке при ее способностях подобное могло только присниться, а я в гораздо большей степени теоретик, недостаточно обучен и практически не посвящен. Тайну местонахождения отцовских записей мама унесла с собой в могилу, и я сильно подозреваю, что она их вообще уничтожила.
- Когда-то я сильно подозревал, что Дворкин уничтожил свои записи относительно Камня Правосудия, – сказал Корвин. – К счастью, мои подозрения не оправдались. Что касается твоего отца... Никто не видел его мертвым – это факт. Да, я допускаю вероятность существования Брэнда в настоящий момент в добром здравии где-нибудь неподалеку. Он успел натворить столько, что пройдет еще немало времени, прежде чем его тень перестанет мерещиться нашему семейству при каждом происшествии, выходящем за рамки здравого смысла.
Я смутился.
- Наверное, останься он жив, он связался бы со мной. Попытался бы вернуть меч...
- Вовсе не обязательно, - возразил Ринальдо. – Вервиндль ему ни к чему, при таких-то способностях. Что касается тебя... Я думаю, его вполне удовлетворило бы наведение справок о том, что ты живешь, здравствуешь, и кое в чем преуспел.
Корвин кивнул и усмехнулся:
- Похоже, Люк, ему досталась более рациональная часть тебя.
- Иногда мы меняемся ролями.
- Тогда тот, кто мухлюет, сделал верную ставку.
- Иногда я думаю, что было бы лучше, если бы мы тогда, в первый раз убили друг друга. Не было бы никаких ставок.
- Сомневаюсь, что это сильно повлияло бы на ход событий. Более того, я считаю, что он был предопределен с самого начала. С другой стороны, в любом положении есть свои плюсы и минусы. Столько беготни из-за этой штучки, - он поднял спикарт, - кто бы мог подумать? Но она стоит того. Жаль, конечно, что мы лишились Камня. Но я, например, заполучил великолепного стража для своего Лабиринта.
- Это не твои мысли, - вставил Мерлин. – Опять пудришь мозги?
Корвин рассмеялся. Странно было слышать смех в этом месте. У соседнего костра заоглядывались.
- Поймал, - сказал он, отсмеявшись. - Мы можем сколько угодно развивать теории о том, что было бы, если бы, но это никоим образом не повлияет на ситуацию. Мы топчемся на месте, считая, что сделали для вселенной все, что в наших силах. Да, мы установили некий статус-кво, но что дальше? Я считаю, что этому миру необходим эквивалент статического Хаоса, который должен воплотить один из нас.
- Предлагаешь заняться рисованием Логруса? – в голосе Мерлина мелькнуло сомнение.
- Нет. Возврата нет, и не может быть: в новой схеме мира нет места Логрусу и Лабиринту, поэтому исчез их материальный носитель. И мы не выберемся отсюда, пока не воплотим что-то новое.
- Без Самоцвета?
- Мерлин, тебе, кажется, приходилось заниматься ремонтом Лабиринтов?
Мерлин мрачно кивнул:
- Каков предположительный спектр извращений на этот раз? – обреченно спросил он.
На меня напал идиотский хохотун. Не помню, когда я в последний раз так смеялся.
Мерлин, бедняга, залился краской, как школьница.
Ринальдо неуверенно улыбнулся за компанию.
Корвин терпеливо выждал.
- Сын мой, я имел в виду сам процесс восстановления линий. Помимо Самоцвета, для этой цели может использоваться любой из этих мечей. Это довольно трудоемкий процесс, но дело может выгореть.
Мало сказать, что я удивился:
- Чем мы рискуем?
- Понятия не имею.
- Я бы попытался, мне точно терять нечего, - сказал Ринальдо.
- А если у тебя не тот меч? - предположил я. – Если вдруг нужны они оба? Или что еще хлеще – нужны все четыре уцелевших спикарта?
- Я все-таки предлагаю уговорить фейнимов вернуть камень. Или выкрасть его, на худой конец, - сказал Мерлин. - Это будет проще.
- Ты их поди найди сначала. Все дороги Тени для нас теперь сходятся здесь, - Корвин похлопал по земле ладонью. – Кстати, господа, время. Мы слишком долго беседуем...
- Приступим? – спросил я Ринальдо.
- Возможно, этот невычисляемый кто-то все-таки решил переиграть партию. Или я грежу наяву, - сказал тот, глядя куда-то мимо Мерлина. Глаза его расширились.
Мерлин мгновенно развернулся на месте, Корвин неторопливо поднялся, и, улыбаясь, поправил застежку плаща. Я повернул голову и застыл. Возможно, даже с отвисшей челюстью.
Из темноты к нашему костру направлялись две фигуры в капюшонах: одна среднего роста, вторая чуть пониже. Они миновали свидетельский костер не задерживаясь, так что не могло быть сомнений в том, куда они направлялись.
- Ущипните меня... – пробормотал я.
- Я ожидал чего-то подобного, но... За это нужно будет выпить, – тихо отозвался Корвин.
Мерлин непонимающе вертел головой.
- Невероятно...- ошеломленно прошептал я. – Если это призраки, то призраки ЧЕГО?
- Это не призраки, - Ринальдо не оставил нам ни капли сомнения.
Фигуры в капюшонах пересекли границу тьмы у нашего костра.
- Добрый вечер, милые короли и принцы, - голос Фионы звучал весело и именно так, как я его помнил.
- Здравствуй, дорогая сестра, я несказанно рад видеть тебя в добром здравии.
- Когда-то ты грозился до нас добраться, - хихикнула она.
- Кто старое помянет... – Корвин покосился на меня. – В любом случае, что бы там ни случилось дальше, мы рады вас видеть.
Фиона обворожительно улыбнулась. Ее беловолосый спутник сдержанно кивнул.
- Мы явились сообщить вам, что рокировка удалась, и вы можете вернуться.
Мерлин бросил подозрительный взгляд на Ринальдо.
- Рокировка?
- Понадобилось некоторое перераспределение сил. Вам нельзя было знать заранее, в противном случае, у нас ничего бы не вышло. Вы оказались в искаженном временном потоке, простите нас за это, но иначе пришлось бы жертвовать одним из основных игроков.
- Демоны тебя задери, Мэндор! – взорвался Мерлин, - Ты хоть когда-нибудь прекратишь попытки манипуляций мною у меня за спиной?
Мэндор мягко улыбнулся.
- Поверь, брат, на этот раз дело вовсе не в тебе. Вот, выпей лучше, - Мэндор протянул ему фляжку, выхваченную то ли из под плаща, то ли просто из воздуха.
- Спасибо тебе за это огромное! – Мерлин вложил в эту фразу столько яду, что его хватило бы для отравления всех океанов Тени во времена ее полярности. Он принял у брата фляжку, но пить не стал.
Я заметил, что Ринальдо загрустил.
- Господа, есть ли у вас здесь какие-нибудь незавершенные дела? Я бы настоятельно советовал их завершить, прежде чем мы заберем вас отсюда, - Мэндор обвел нас заинтересованным взглядом.
- Поединок до первой смерти к таковым относится? – спросил Ринальдо.
Мэндор несколько мгновений изучал взглядом вопрошающего, потом едва заметно улыбнулся:
- Если для вас, сударь, он важен, то относится.
- Ясно. Тогда к черту его, - Ринальдо привычным движением отправил Грейсвандир в ножны.
Воздух позади хаосита начал мерцать. Спустя несколько мгновений я уже мог разглядеть знакомый коридор, наполненный мерцанием.
С некоторых пор у меня аллергия на подобные коридоры.
- Эй, мы так не договаривались! – возмутился я, но не успел договорить: Корвин в один прыжок сбил Мэндора с ног, и, держа за шиворот, похоже, вознамерился провести допрос с пристрастием. Мерлин охнул. Фиона вскрикнула. Ринальдо тактично промолчал.
- Зато я держу обещания! Что все это значит? – Корвин встряхнул Мэндора, который даже не попытался сопротивляться, и свирепо посмотрел на Фиону.
- Отпусти его, - спокойно сказала она. – Мы всего лишь выполняем поручение.
- Чье?
Мэндор просипел, насколько позволял захлестнутый ворот плаща:
- С-сухая... Скажи им...
Фиона кивнула:
- Он говорит правду. Вы все четверо должны войти в Зеркальный коридор. Но выход из него у каждого из вас – свой собственный. Ты, Ринальдо, должен будешь остаться в Амбере. Твой двойник отправится к Лабиринту Корвина, а Мерлин - во Владения Хаоса. Хаосу необходим его король, - Мерлин, услыхав эту новость, скорчил кислую мину, - Куда отправишься ты, Корвин – мы не знаем. Одно мне точно известно: твой путь как-то связан с Камнем Правосудия.
Корвин нецензурно выругался.
- Как всегда. Я уже чувствую себя козырным тузом, - он отпустил Мэндора и брезгливо отряхнул ладони. Мэндор закашлялся.
- Не так далеко от истины. Вы сейчас владеете полной информацией о возможном развитии событий и сможете направить их в иное русло.
- Картина ясна. Передай Дворкину, пусть закупает ночные горшки, - сказал Корвин, исчезая в радужном сиянии.
Фиона озадаченно наморщила лоб:
- Что он имел в виду?
- Не знаю, - Мэндор, отряхиваясь, поднялся:
- Прошу остальных поторопиться – выход временный и весьма нестабильный.
- А если мы встретим самих себя – не возникнет ли парадокса? – спросил Мерлин.
- Нет, - покачала головой Фиона. – Себя вы не встретите. Это не истинная временная петля.
- К тому же... – сказал Мэндор, осматривая вырванную пуговицу, - к тому же, ты, в настоящий момент, путешествуешь по Зазеркалью, со своей зубастой подружкой.
- А они? – Мерлин кивнул на нас с Ринальдо.
- С ними сложнее, но один из них на основной линии уже убит Корвином в Зазеркалье, а второй вот-вот падет жертвой диверсии Логруса на подходах к Лабиринту Корвина.
- Воодушевляет. И как насчет факта воскрешения?
- Не стоит думать об этом. На основной линии каждый из вас, так или иначе, исчезнет в Коридоре, именно в тот момент, когда вы войдете в Коридор здесь.
- Надеюсь, хотя бы на этот раз история будет иметь конец, - сказал я, шагая в мерцание и блики.
- О, не сомневаюсь, мы еще увидим конец времен, - донеслись до меня слова Мэндора.
- Звучит умиротворяюще...
Мэндор кивнул мне из зеркала в литой массивной раме темного металла, украшенной стилизованными черепами, змеями и лентами, и помахал рукой.
Я быстро огляделся. Коридор, увешанный зеркалами, начинался из неведомого далека и уходил в бесконечность. Корвина нигде не было.
- В чем же тогда преимущества того света над этим? – услышал я вопрос Ринальдо.
- В том, что он однонаправленный.
- Хоть какое-то разнообразие... – Ринальдо направился к порталу.
Я почувствовал, как он проходит мимо меня, но не увидел. Эта мерцающая мерзость, похоже, страдала многомерностью, и подло оставила меня в одиночестве.
- Эй! - позвал я. – Ринальдо!
- Не кричи. Он не услышит, - сказала Фиона.
- Почему?
Она улыбнулась и поднесла палец к губам:
- У каждого – свой собственный выход.
- Твоя очередь, - Мэндор приглашающим жестом указал Мерлю на зеркало.
- Нет, я отказываюсь в этом участвовать, пока ты мне не объяснишь до конца, что за запредельную хрень вы затеяли! Почему они не слышат друг друга?
Мэндор пожал плечами.
- Твой выбор – остаться здесь? Я сообщу Сухаю...
Скорчив недовольную мину, Мерлин отрицательно помотал головой, шагнул мне навстречу и пропал. Как и в прошлый раз, я почувствовал легкое колебание воздуха. Пламя в ближайшем канделябре мигнуло.
- Ты скоро встретишься с ним. Уверена, он тебе все объяснит, - сказала Фиона в пространство.
Изображение в зеркале подернулось рябью и потускнело.
Я еще успел увидеть, как Мэндор шагнул к Фионе и они взялись за руки, потом в зеркале будто выключили свет, исчез и костер, и мгла, и только где-то в глубине за полупрозрачной пеленой перекатывались неясные клубы, похожие на облака в безлунную ночь. Спустя несколько мгновений зеркало почернело.
Осторожно дотронувшись до его поверхности, я ощутил скользкий холодок стекла.
Мысль о конце истории привела меня в не меньшее смятение, чем мысль о вечной битве.
- Эй, кто-нибудь! – крикнул я, скорее, для порядка, чем в надежде услышать ответ.
Разумеется, мне никто не ответил.
Я побрел своей дорогой, заглядывая в зеркала. Как назло, в них не показывали ничего более интересного и захватывающего, чем моя физиономия. Миновав пару десятков своих отражений, я внезапно провалился в огромное, во всю стену, зеркало, которое вначале принял за продолжение коридора.
Я выпал в новый коридор – со сводчатым потолком, лишенный зеркал – вместо них кое-где виднелись двери. Из распахнутого окна в конце коридора лился закатный свет, доносились звуки речи и шум листвы. Рядом стояли деревянные козлы, заляпанные белой краской.
Спустя мгновенье я осознал, где нахожусь, и направился к лестнице.
Я поспешно миновал третий этаж, думая только о том, чтобы не наткнуться на кого-нибудь, но не тут то было.
- Привет! – Мартин, прежний Мартин, весь в коже и цепях, поднимался мне навстречу. – Не видал ли ты Корвина? Он, говорят, вернулся пару часов назад.
- Нет, не видел, - соврал я.
Мартин вздохнул
- Значит, мне показалось.
- Может быть. В этом доме никогда нельзя быть уверенным на все сто, - я хлопнул его по плечу и в три прыжка преодолел пролет.
Кажется, в одной из комнат остывает заказанный ужин?

@темы: Корвин, Лабиринт, Логрус, Мерлин, Мэндор, Ринальдо, Тень, Фиона, альтернативная вселенная, кроссовер