01:16 

Бессонница

да, я люблю людей, и это абсолютно не мешает мне ненавидеть человечество
в голове полный бардак, и я не смог бы спокойно работать, если бы не вынес все это в Ворд.
похоже, неудовлетворенный Бенедикт из фика про Хендрейков настоял таки на своем.
на радость  Rentgenologу. :)
хотя местами оно и относится к категории стеба... :alles:

Передав поводья конюху, я направился по дорожке через дворцовый парк имея намерение подняться в свои апартаменты и немного вздремнуть. Не припомню, чтобы когда-нибудь я чувствовал себя настолько скверно после прогулки по Тени.
Пока я ехал через Арденны, меня ни на минуту не оставляло ощущение слежки, я даже несколько раз оглянулся – не идет ли кто за мной. В какой-то момент я подумал, что это шуточки Джулиана, но лес безмолвствовал, даже ночные птицы куда-то запропали. Когда я демонстративно обнажил меч, внимание невидимого преследователя ничуть не ослабло. Более того, раза два или три у меня внезапно начинала кружиться и побаливать голова, как если бы я был пъян. Однако, до замка я добрался без приключений.
Оставалось только списать недомогание на близость Черной Дороги – большую часть пути она маячила в пределах видимости, и надеяться, что все пройдет после нескольких часов сна.
Я поднимался по лестнице, когда меня настиг козырной контакт.
- У? – буркнул я.
- Джерард, это Кейн, - и я увидел его: глаза с нездоровым блеском, кривая ухмылка, ворот рубашки небрежно расстегнут. Глухо, как будто из-под земли, доносились звуки развеселой музыки. На столе перед Кейном стояла початая бутыль с вином. Похоже, он уже изрядно набрался.
- Тащи свою задницу сюда, повеселимся! - он протянул мне руку.
- Гм... Брат, у меня был скверный день. И если ты не возражаешь...
- Возражаю! Мне нужно твое дружеское участие. Отставить спячку!
Я нахмурился. Насколько я знал Кейна, тот предпочитал надираться в одиночестве, а для душевных излияний он скорей бы предпочел Джулиана. Значит, что-то случилось. Или могло случиться. И еще оно имело отношение ко мне.
- Что-то я не пойму, где ты... Ты не в Амбере? - интерьер за спиной Кейна казался мне смутно знакомым, но вспомнить заведение я не смог.
- Я в «Золотой гавани», и, судя по ценам на выпивку, она действительно золотая. Надо посоветовать Эрику обложить Гастена персональным утроенным налогом...
Мгновение – и я оказался сидящим на тяжелом деревянном табурете. Звуки ударных и скрипок, гул голосов, топот ног и пъяные вопли резанули по ушам. Я огляделся и вспомнил эту таверну: лет шесть назад я сам сюда частенько наведывался, правда, здешний гам мне быстро надоел.
Рискованно наклонив бутыль, Кейн плеснул вина в две кружки - при этом часть он пролил мимо - вручил одну из них мне и, наклонившись к моему уху, проорал:
- Пусть сдохнут те, кто нам желает смерти!
Я кивнул и мы чокнулись.
В этот момент музыка прекратилась, видимо, музыканты решили сделать перерыв – оставив инструменты, они направились к двери за стойкой.
- Какое счастье... – пробормотал Кейн. – Представляешь, Винта меня выставила, - пожаловался он.
- Как, опять?
Я хмыкнул. Кейн ухаживал за дочерью барона Бейли уже несколько лет, но без особого успеха. Кейн в качестве возможного зятя барону не нравился. Поскольку среди придворных Бейли был особой привилегированной и фактически монополистом амберского виноделия, принудить его выдать дочь замуж было не так просто. Кейну в этом случае пришлось бы выбирать между Винтой и вином, и, похоже, этот выбор был неразрешим. Сама Винта из-за этих страстей растеряла других поклонников: никому из них не хотелось внезапно погибнуть в уличной драке. Конечно, будь папаша жив, он бы уладил дело в два счета, Эрику же просто не хватало авторитета, что бы он о себе ни мнил...
- Да. Она отвесила мне оплеуху, сказала, что видела меня с Лайон и Фесс, и захлопнула дверь у меня перед носом. Я уже часа три коротаю вечерок с подружкой... – он любовно погладил бутыль. – А с тобой что случилось?
- С чего ты взял, что со мной что-то случилось?
- Ну, тебя не было несколько дней, мы с Джулианом никак не могли тебя дозваться, ни вдвоем, ни порознь.
- Странно. Я просто прогулялся вдоль Черной Дороги...
- Один? – Кейн изобразил удивление. – Да ты настоящий герой! Кстати, не знал, что ты умеешь врать. Джулиан сообщил мне прекрасную новость...
- Это какую? – подозрительно осведомился я.
- Неужели их было так много? - Кейн выдержал небольшую паузу, а потом произнес тоном обвинителя: - Ты виделся с Корвином.
Я вздохнул.
- Ладно, ты меня уличил... Я действительно говорил с ним дважды.
- А почему не притащил его сюда? Ты же можешь скрутить его в два счета!
- Эээ… обстоятельства были не те. Мне пришлось выручать... кое-кого.
- Хочешь сказать, Корвина? Ты случайно не давал ему никаких обещаний, как в прошлый раз?
- Нет. Корвин вызвал меня и попросил... - черт, я знал, это звучало подозрительно, но по-другому никак не выходило, пришлось рассказывать правду, - он попросил меня помочь Бенедикту.
- Бенедикту? – глаза Кейна округлились, кажется, он даже слегка протрезвел. – Ты не шутишь?
- Куда там... Бенедикт жив и здоров, но само собой, не хочет лишний раз встречаться с Эриком. Он не желает вмешиваться в наши усобицы.
- А может, он ждет, чтобы мы друг друга перебили? – зловеще усмехнулся Кейн. – С тем, чтобы он потом короновался.
- Чушь! И ты сам это знаешь. Когда меня и Джулиана тогда накрыло на Черной Дороге, Бенедикт спас нас. Тогда он даже нарушил свое молчание и связался с Эриком.
- Хм... Я не знал. Какого черта вы это скрывали?
- По просьбе Бенедикта.
- Да у вас тут целый заговор, как я погляжу... Значит, Корвин тебя вызвал. И что было дальше?
- Он хотел, чтобы я придержал Бенедикта - чтобы получить возможность уйти, - я вкратце рассказал ему, что произошло. По мере поступления сведений лицо брата приобретало все более озабоченное выражение. Он задумчиво катал между ладонями кружку, сосредоточенно разглядывая остатки вина. Когда я почти закончил, Кейн грохнул кружкой по столу и процедил:
- С-с-сволочь.
- Это ты о ком? – настороженно осведомился я.
- О Корвине. Ты уверен, что Бенедикт не в сговоре с ним?
Я кивнул.
- Бенедикт очень зол на Корвина. Вряд ли при такой жгучей ненависти с его стороны они могли о чем-то договориться. Насколько я понял, Корвин пока один. Направлялся он куда-то в Тень, наверное, собирать армию. У нас есть еще масса времени, чтобы подготовиться.
- Хорошо, если так. Но, пожалуй, стоит рассказать об этом Эрику. Кстати, вам удалось узнать, что было в тех ящиках?
- Нет, - я покачал головой. – Со слов Корвина я понял, что это что-то, что очень не понравится Эрику. Бенедикт пытается выяснить, но на момент моего отъезда это все еще оставалось тайной.
- Плохо. За Эрика я ручаюсь, так как это все очень не нравится мне. Это надо обдумать и...
Последнее слово потонуло в возобновившемся визге скрипок. Кейн поморщился.
Он поманил официанта, быстро рассчитался, и мы покинули заведение. Разговорчивое настроение моего брата иссякло, и он, попрощавшись, направился в порт, решив провести остаток ночи на борту своего флагмана, а я зашагал по улице вверх, к замку, намереваясь поутру переговорить с Эриком.
Однако поспать мне не дали.
Как только я растянулся на кровати и закрыл глаза, в дверь тихо постучали. Прихватив на всякий случай меч, я подкрался к двери и прислушался. В коридоре было тихо.
Я щелкнул замком.
Дверь медленно отворилась, и на пороге появился слуга с лампой. В нем я узнал Пенна, прислуживающего в королевских покоях, и опустил клинок.
- Доброй ночи, Лорд Джерард, король приглашает вас подняться к нему в апартаменты.
- А не слишком ли поздно для визитов?
- Нет, Их Величество приказал, чтобы его разбудили, как только Вы прибудете. Он ждет Вас.
Я пожал плечами, натянул первое, что подвернулось под руку, и последовал за Пенном на третий этаж, недоумевая, откуда такая срочность.

Эрик пришел в бешенство, когда я рассказал ему о своих авалонских приключениях.
- Ты идиот! – орал он, расхаживая по комнате. – Ты не мог вызвать меня, сразу после того, как он повернулся к тебе спиной?
- Мне просто это в голову не пришло... – промямлил я. Хорошо еще, что я не поведал ему эту историю с самого начала: как меня вызвал Бенедикт, сообщил, что к нему в лагерь явился Корвин в сопровождении какого-то наемника, и поручил в случае, если я не смогу связаться с ним на следующий день, рассказать обо всем Эрику.
- «В голову не пришло», - передразнил меня Эрик. – Почему-то в Амбере только мне все приходит в голову! Как советники вы все трое абсолютно бездарны! Я не представляю, как в ваши тупые головы могли закрадываться какие-либо идеи о троне... Если, конечно, в них вообще присутствовали когда-нибудь какие-нибудь идеи.
Он внезапно замолчал. Я уж было подумал, что аудиенция закончена, но, пройдясь еще разок туда-сюда, Эрик спросил:
- Может быть, ты знаешь, куда он направился?
- Хм… Я могу только предположить...
- И?
Я вспомнил свой вчерашний разговор с Корвином.
- Он связался со мной несколько часов назад. Похоже, он был в какой-то Тени: одежда на нем была не того покроя, который носят в Амбере и Золотом Круге. Похоже выглядит та Тень, где Флора за ним присматривала. Может быть, это даже та же самая Тень.
- Как выглядело место, где он находился?
- Там был ранний вечер или утро ближе к полудню, я толком не понял. Небо было голубым, облака – белыми. Еще там была растительность с зелеными листьями.
- Ерунда, несущественно. Как выглядела сама местность?
- Ну... Кажется, он стоял на вершине холма или у обрыва. Стоял вполоборота, но внизу просматривались какие-то дома. Много одно- и двухэтажных домов с большими окнами и лужайками перед каждым домом...
Эрик внезапно просиял.
- Кажется, для тебя еще не все потеряно. Спасибо брат, - он хлопнул меня по плечу, потом подошел к стене, снял с нее гравюру – я только сейчас заметил, что она там висела, и к досаде своей не успел понять, что на ней было изображено.
Эрик положил гравюру на стол изображением вниз. Потом он достал из ящика бумагу, перо и чернила, присел на стул и задумался.
Я сделал шаг к двери.
- Погоди! – Эрик сделал мне знак присесть. - Сейчас мне очень понадобится твоя помощь.
Я опустился в кресло. Кресло подозрительно крякнуло, но не развалилось. Я немного поерзал: оно устояло. Тогда я принял удобную позу и уставился на Эрика.
Тот вдохновенно строчил какой-то текст.
Закончив, он просушил лист, сложил его, поместил в конверт, а на конверте написал большими буквами «Корвин».
- Я сейчас отлучусь ненадолго, - сказал он. – А ты оставайся здесь и постарайся не заснуть. Из комнаты никуда не выходи. Если кто-то явится – не открывай. Если кто-то свяжется с тобой по Козырю: ты меня не видел. Можешь воспользоваться моим баром или библиотекой. Когда я с тобой свяжусь, проведи меня сюда.
Эрик взял только что написанное письмо, потом открыл секретер, извлек оттуда связку ключей и бросил ее в карман.
- А ты куда? – подозрительно спросил я.
- Пойду прогуляюсь в одно интересное местечко, - плотоядно ухмыльнулся Эрик, сунул гравюру под мышку и вышел. Я услышал, как щелкнул замок.
Казалось, прошла целая вечность.
Я честно пытался не спать, периодически поглядывая на кусок неба в окне: оно постепенно светлело, но до восхода было еще далеко. Я думал о том, что сейчас поделывает Корвин, и мне становилось нехорошо от одной мысли, что он готовит что-то страшное. Я не верил в саму такую возможность, потому, что при всей ненависти к Эрику, Корвин любил Амбер, как и все мы. Может быть, он просто собирает армию...
Я закрыл глаза и мне вдруг приснилось, что Корвин скачет на черном как уголь и странно блестящем коне, из под копыт которого с грохотом разлетаются искры, и те, в кого они попадают, валятся замертво, а позади Корвина встает огненная стена. Кто-то трясет меня за плечо…
Кто-то трясет меня за плечо?
Я подпрыгнул и проснулся. Эриков диван страдальчески скрипнул.
В комнате никого не было. Зато кто-то пытался достучаться до меня посредством Козыря.
- Спишь? – поинтересовался Бенедикт.
Я помотал головой:
- Нет, прикорнул на секундочку.
- Что случилось с Эриком? Он не отвечает.
- С Эриком? Не знаю, я его не видел... - я заметил, что ночь за окном превратилась в серые сумерки, - ...сегодня.
Бенедикт прищурился и пристально посмотрел на меня.
- Ладно. Если увидишь его, передай, что я знаю, что искал Корвин в Авалоне, но не представляю, как это можно использовать в Амбере. Исходя из соображений здравого смысла и некоторых симптомов, вроде разговоров с несуществующими подругами, я подозреваю, что он свихнулся.
- И что же было в тех ящиках?
- Шлифовальный порошок, которым пользуются ювелиры.
Я озадачился.
- То есть как? Для чего он ему?
Бенедикт развел руками:
- Если бы я знал… Но я решил на всякий случай предупредить Эрика.
- А у тебя случайно нет опытного образца? Вдруг Корвин знает что-то такое, о чем мы не подозреваем. Он же у нас самый хитрый.
Бенедикт потер лоб:
- Я сразу не подумал об этом. Надо бы раздобыть. Спокойной ночи.
И он исчез.
Я потянулся и подошел к окну. Небо посветлело, но склон Колвира, на который выходили окна королевских покоев, все еще скрывался в тени.
Я зажег свечу, потом залез в бар, налил себе полстакана бренди и выпил одним глотком. Желудок обожгло, в нос ударило, в голове стукнуло, зато я окончательно проснулся.
И в этот самый момент я опять почувствовал контакт.
Это был Эрик. Вид у него был довольный.
Ни слова не говоря, он протянул мне руку, и я вытащил его из тесной пыльной комнаты на том конце вселенной. Ни письма, ни гравюры при нем не было.
- Надеюсь, ты достиг задуманного? – спросил я.
- Вполне. Думаю, что Корвин очень удивится.
- Надеюсь… Он останется жив?
Эрик рассмеялся.
- Не беспокойся, жив он останется, но нервы я ему пощекочу.
- Эрик... Что будет с Амбером?
- Обещаю, что не случится ничего непоправимого. Но у Корвина нет ни одного шанса, что бы он ни предпринял.
- Этот же вопрос я задал Корвину. Он посоветовал не стоять у него на пути, так как ни одного шанса нет у меня. Ему плевать на опасность, угрожающую Амберу.
- Тогда мне очень жаль. Все, что я могу ему предложить – это худой мир. В противном случае, вместо короны он получит пеньковое ожерелье, как последний вор и предатель. Так ему и передай.
- Тебя хотел видеть Бенедикт, - сообщил я.
Эрик поднял бровь.
- Странно. Что-то произошло?
- Нет, он велел тебе передать, что выяснил, зачем Корвин приезжал в Авалон. Он закупил там крупную партию ювелирного шлифовального порошка. Бенедикт решил, что тебе нужно об этом знать.
- Вот как? И чем это мне грозит?
- Он сам не знает. Пообещал достать немного для опытов.
- Очень интересная новость. Как бы то ни было, мой дорогой брат, уже утро и пора вздремнуть хотя бы пару часов. Черная Дорога ведет себя подозрительно тихо в последнюю неделю...

@темы: Амбер, Бенедикт, Джерард, Кейн, Эрик

Комментарии
2008-02-01 в 08:24 

Rentgenolog
Рентгенолог
Отлично! Обожаю подобные зарисовки!!!
Ну...э... Бенедикта могло бы быть и побольше:) Кстати, мне всегда казалось, что именно Бенедикт должен был сразу определить для чего Корвину порошок.. в конце концов, если человек столько столетий занимается оружием и химией... гм.

2008-02-01 в 09:23 

да, я люблю людей, и это абсолютно не мешает мне ненавидеть человечество
Rentgenolog
так он и определил, насколько я помню. остальные не успели. :)

2008-02-01 в 12:21 

Леди Тайра
Why am I so bad at being good?
Ты идиот! – орал он, расхаживая по комнате. – Ты не мог вызвать меня, сразу после того, как он повернулся к тебе спиной?
*вспомнила содержание записки, оставленной Эриком на Земле*
Фу, какая же Эрик сволочь :)

2008-02-01 в 16:57 

Свое дыхание не переделать (c)
а по мне так все они хороши :)

Brand Bariman, приятный рассказ)

2008-02-01 в 18:31 

Алексей Нефедов
Какая-то скучноватая зарисовка. Наверное, это просто Жерар не умеет интересно рассказывать.

2008-02-01 в 20:13 

да, я люблю людей, и это абсолютно не мешает мне ненавидеть человечество
Алексей Нефедов
ви просто не умеете их готовить. на то и расчитано. :yogi:

Веррье
спасибо. :)

Леди Тайра
как ни прискорбно... :)

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Облака над Колвиром

главная