22:25 

Тьма над городом

Kolvir
Гран-при фикатона "Амбер без принцев"
Название: Тьма над городом
Автор:  Леди Тайра
Заказчик:  Mileanna
Желание заказчика: новый персонаж, или персонажи Аваллона или о королеве Рилге, жанр: драма, общий, рейтинг: без разницы
Действующие лица: новые персонажи, Блейз
Жанр: драма
Рейтинг: G
Дисклеймер: все принадлежит Желязны, кроме домыслов
Описание: Первое пятикнижие. Место действия: Амбер - Авалон - Аверн и прочие тени - Земля. Очерки смуты. Борьба принцев за корону глазами жителей Амбера.



- …пусть вселенная бесконечна и существует множество невероятных удивительных миров, юный Раймонд, вы, безусловно, понимаете, что нам с вами выпало редкое счастье родиться в лучшем из них...
Скрипучий голос старого Гисеопа, учителя двух поколений семьи Рейли, звучал монотонно, нагоняя зевоту. Он сам и его речь вот уже много лет была неотъемлемой частью этой комнаты, этого времени суток, ритуальна, естественна и неизбежна для всех юных представителей семейства Рейли, как приглушенный шум улицы или щебет птиц за окном. Высокий худой учитель, размеренно шагающий в такт своей речи от окна к двери и обратно, и сам чем-то напоминал черную взъерошенную галку. Очередной раз дошагав до окна, он покосился на своего ученика умным близоруким глазом. Очевидно: Раймонд-младший его не слушал. Как не слушали до того оба его старших брата и отец. Учитель с нежностью отметил, что младший из Рейли был очень похож на своего отца – в молодости Раймонд-старший не слушал его с точно таким же рассеяно-мечтательным видом. Сам старый Гисеоп не имел своей семьи, но не чувствовал одиночества. Много лет назад, после окончания университета, еще полный честолюбивых мечтаний, он начал давать здесь уроки ради денег, твердо зная, что это временно, и его ждет блестящее будущее. Но обаяние этого крепкого жизнелюбивого семейства, росшего у него на глазах, полностью привязало его к себе. Он и не заметил, как его растворило и закружило в водовороте жизни семьи Рейли словно легкий упавший лист. Он пествовал их, любил и гордился ими, это было его лучшее открытие, это были «его» Рейли. Братья Раймонда-младшего, часто подшучивали над учителем, порой открыто дерзили и резвились на его уроках, словно молодые львята, оттачивая на нем свою высокородную наглость. Мечтательность теперешнего юного ученика ему нравилась больше, чем проказы его братьев. Гисеоп развернулся спиной к окну и, размеренно шагая к двери, продолжил:
- Ряд государств находятся в тесном военном и торговом союзе с нами, союз этот носит название «Золотой круг». Вы, безусловно, знаете названия этих стран и имена их правителей, но вам следует выучить и некоторые характерные географические и политические особенности, чтобы невзначай не прослыть невежей на светском приеме и не опозорить честь своего семейства. Мой долг уберечь вас это этого. Итак, записывайте.
Но тут из двора донесся лязг распахивающихся ворот, стук копыт и радостные крики.
- Приехал! Приехал!
С Раймонда моментально слетела его скучающая мечтательность. Он бросился к окну и старый учитель, добродушно ворча, тоже не сдержал своего любопытства и последовал за своим учеником. С разных концов двора спешили, бежали слуги к воротам, где спешился и неторопливо вел коня под узцы Джоэль, старший брат Раймонда, всеобщий любимец и баловень.
- Приехал!- ликующе заорал в окно Раймонд и обернулся к учителю. Тот сдержанно кивнул, пряча улыбку, и Раймонд кинулся прочь из комнаты. Вслед за ним вышагивал старый Гисеоп.
Джоэль смотрел на вызванный им переполох и улыбался. Уже 3 года он служил в гвардии принца Эрика, и ему приходилось принимать участие в ряде небольших военных конфликтов в дружественных Тенях. Он гордился своей службой, а отец гордился им. Военная служба под командованием принцев – да, это было занятие, достойное семейства Рейли. Командир Джоэль был толковый, знал всех своих солдат, не рисковал ими ради пустой бравады, как это делали многие его приятели, едва получив командование, и принц успел уже отметить его. Джоэль успел понять, что сама форма войск Амбера часто вселяла благоговейный ужас войскам противника. Иногда им требовалось только войти в город, и грозивший вспыхнуть конфликт вдруг рассасывался сам собой. И сейчас армия Амбера в очередной раз вернулась с дальних рубежей, куда снова принесла мир.
- Джоэль! – раздалось сзади. Он обернулся. В ворота на белой кобылке ворвалась Шелли Кейл, его подруга детства и невеста. Забыв приличия, она скакала по улице, и теперь ее щеки раскраснелись а из прически выбился непослушный локон. А где-то далеко на улице раздавались пыхтения и причитания – за Шелл, переваливаясь на коротеньких ножках, спешила ее старая тучная нянька. Шелли с гордостью вцепилась в руку Джоэля, и они пошли в замок.
На семейном обеде настроение было праздничное. Отец светился от гордости и даже мама, исхудалая от неизвестной болезни мама с вечной мигренью, сегодня покинула свою комнату и сидела вместе со всеми за столом, улыбаясь сыну бледными бескровными губами.
- Джоэль, ты был далеко? А что ты видел? Они похожи на людей? Расскажи про ту Тень. – Шелли, невеста Джоэля, с обожанием смотрела на него лучистыми глазами. Ей решительно все нравилось в Джоэле. Тому очень шла военная форма, и как чудесно, что мундир не с иголочки, а слегка потерт. Нравилось ей и осунувшееся загорелое обветренное лицо Джоэля. Он не просто богатый бездельник из хорошей семьи – у него было настоящее нужное дело. Это было так мужественно. Ее жених – лучший из мужчин. И не только Шелли, все за столом сейчас смотрели на него так. Джоэль чувствовал это всеобщее обожание. Вино последнего урожая согревало его и развязывало язык. Он выдержал паузу, вертя в руке бокал, глаза его смеялись, но ответил он сдержанно:
- Да люди как люди, были мы там недолго, но, по правде сказать, большой разницы с нами я не заметил. В той Тени был какой-то мелкий конфликт с соседним государством, грозивший развернуться в войну. Послали за нами. Мы встали на границе и немного покрасовались. Была парочка столкновений в таверне, одному моему солдату разбили нос, а он кому-то из солдат противника сломал пару ребер. Таким образом король соседней страны убедился, что солдаты Амбера тут не шутки шутят, и капитулировал.
Шелли весело засмеялась. И обратилась к младшему брату Джоэля, слегка поддразнивая его:
- А ты, Раймонд, все еще прилежно слушаешь старого Гисеопа?
Раймонд вспыхнул.
- Это ненадолго. Я подал прошение и вскоре буду служить под знаменами принца Блейза.
- Вот как? – брови Раймонда-старшего поползли вверх. – А почему я узнаю об этом только сейчас? И почему именно Блейз, позволь тебя спросить?
За столом повисла неловкая пауза. Раймонд-старший был глава семейства и хозяин, хозяин во всем. Любое самоуправство он не одобрял, даже самоуправство с самыми благородными намерениями. Его жена попыталась разрядить обстановку:
- Ах, дорогой мой, я рада, и хорошо, что ты не будешь служить на море. Когда Эммет записался на корабль, я ужасно расстроилась. Вы же знаете, я не выношу морских поездок.
- А почему бы тебе не примкнуть к нам? Принц Эрик отличный командир. Или ты боялся, что окажешься под моим началом? – Джоэль улыбался, но беспокойно поглядывал на отца, мрачно сидевшего во главе стола.
- Ну, Джоэль, это же очевидно, - вступилась за окончательно смущенного Раймонда Шелли, - это все шахматы. За последний год Раймонд сильно увлекся этой игрой. Старый Гисеоп ему уже не соперник, а в армии принца Блейза регулярно проводятся турниры.
- Я только сегодня получил положительный ответ и как раз хотел сказать тебе, папа, - Раймонд пытался говорить твердо, но щеки его горели от смущения, а голос виновато дрогнул.
- Ах, шахматы… Хорошо еще, что не магия. - глава семейства все еще был мрачен, но по всему было видно, что гроза миновала. В конце концов, сын не сделал ничего предосудительного, хотя его выбор ему не нравился. Он не понимал магии, не одобрял страсти принца Блейза к драгоценным побрякушкам и в глубине души, несмотря на несомненные военные успехи, считал Блейза и всю его гвардию несерьезными шалопаями и распутниками. Было и еще кое-что. Тайный страх, который он упрямо гнал прочь, но последнее время тот все чаще вылезал наружу. Раймонд-старший помнил восстание Озрика и Финндо и участвовал в его подавлении. Но там было все просто – законный король Амбера, Оберон, вел войска против мятежных сыновей. А сейчас…
- А что слышно о короле? – Джоэль словно прочитал мысли отца.
- Король покинул Амбер и уже долгое время ничего о нем не слышно. Но такое бывало и раньше.
Кого он успокаивал? Сыновей или себя самого? Надо развеятся...
- Так когда ты должен явиться на службу, Раймонд?
- Послезавтра.
- Тогда завтра мы устраиваем охоту. Как в старые добрые времена. – Глава семейства улыбнулся и поднял бокал. Гроза миновала. Лица у всех, присутствующих за столом просветлели.
А рано утром Джоэль и Раймонд, ежась после теплого сна в холодном тумане, не сговариваясь, отправились отбирать себе собак. В утренних сумерках они столкнулись у двери псарни нос к носу и, обменявшись шутками, вошли в темный полумрак. Отчетливо пахло псиной и спиртом. Посреди псарни, окруженный нежно льнувшими к нему аристократами собачих кровей, раскинув руки и раскатисто храпя, лежал старый псарь Дрю. Его неряшливый вид и пьяное, красное с синими прожилками лицо вызвали в Джоэле приступ брезгливости. Он подошел к Дрю и прошипел:
- Вставай, мерзавец.
Храп прекратился. Дрю приоткрыл мутный глаз, узнал братьев и лицо его расплылось в улыбке. Неожиданно четко и бодро он произнес:
- Собачки готовы. Один момент. – и сделал попытку встать. Его шатнуло в сторону, он едва не упал на Джоэля, дохнув в его лицо влажным перегаром. Джоэль вышел из себя.
- Змей тебя задери, пьянь, да ты на ногах не стоишь. Тебе сказали вчера, что будет охота? Сказали. А ты нажрался как свинья. Нет, хуже, даже свиньям было б рядом с тобой противно. И собаки не готовы…
- Почему не готовы? – Дрю обиженно покосился на Джоэля. – Все собачки готовы, вот этих особенно рекомендую… Фьюить, фьюить, ко мне, ай, молодец, ай, красавец…
Собаки, умильно виляя хвостами, закрутились у ног Дрю, и Раймонду почему-то стало его жалко. Да, он был старый запойный пьяница, но, против обыкновения, собаки любили его даже пьяного и не отходили ни на шаг. Возможно, он был не лучший из псарей, но Раймонду нравилось его добродушие. Он вступился:
- Ладно тебе, Джоэль, смотри, собаки в отличной форме, если ты их не возьмешь, то этих беру я.
- Ну уж нет, эти мои. А тебе, Дрю, я советую впредь следить за собой, если ты дорожишь этим местом. Никчемный ты человек
Братья вышли, охота прошла великолепно, если не считать того, что Раймонд все время язвил и цеплялся к Джоэлю Выходило неумело и грубо, это заметили все и удивленно судачили над странным поведением младшего. Позднее Раймонд и сам не мог понять, что же такое на него тогда нашло.
Прошел месяц с тех пор, как Раймонд приступил к военной службе. Он быстро обвык, перестал смущаться вверенных ему солдат и усердно тренировался вместе с ними. А в казармах ходили тревожные слухи. Король отсутствовал слишком долго. Явно дольше, чем планировал, иначе бы он несомненно оставил кого-нибудь регентом на время своего отсутствия. Поговаривали, что его величество сгинул в далекой Тени. Посольства стран Золотого Круга посылали все более настойчивые запросы с просьбами прояснить обстановку. Безвластие становилось опасным. И вот однажды во дворце состоялся один разговор. А вечером того дня Джоэль и Раймонд молча брели по берегу моря.
Был пасмурный день, море сердито плескалось о скалы. Джоэль выбрал плоский камень и пустил по волнам блинчики. Камень подпрыгнул два раза и утонул.
- Это безумие, – первым прервал молчание Джоэль.
- Это мой долг. Я присягал принцу Блейзу.
- Он отказался служить Амберу и думает только о себе. И ты отбываешь в Тень вместе с ним?
- Брат, принц Эрик фактически узурпировал власть. Принц Блейз отбывает в знак протеста. Он предлагал учредить совет принцев, который бы действовал до возвращения короля. Мне кажется, это более справедливо в данной ситуации.
- Принц Эрик старше. Это его право. Эммет говорит, принцы Каин и Джерард поддерживают его. Джулиан тоже.
- Принц Бенедикт еще старше. Это ничего не значит. Эрик, при всех его достоинствах, незаконнорожденный сын. Если уж на то пошло, то Блейз первый в очереди на трон.
- Не смей! Что ты понимаешь, мальчишка!
- Я уезжаю вместе с Блейзом. – это прозвучало устало и твердо, Джоэль понял, что брат принял решение. Какое-то нехорошее предчувствие, словно холодная рука на миг сжала ему сердце и отпустила. Он отвернулся. Не мог он сейчас смотреть на это упрямое лицо.
- Отец знает?
- Ты сообщи ему за меня. Скажи, что я не мог иначе.
- Скажи ему сам.
- Не могу, даже если бы захотел. Через полчаса я отбываю. Ничего, брат, все образуется. Я думаю, это очередной дипломатический маневр. Надеюсь, вскоре принцы договорятся. До свиданья, Джоэль.
- До свиданья, Раймонд.
Джоэль долго глядел вслед брату, пока его силуэт окончательно не поглотили сумерки, и побрел домой. Ему предстояло сообщить отцу нелегкую новость. Всю дорогу он подбирал слова и аргументы, но когда зашел в отцовский кабинет и грузный властный мужчина поднял на него тяжелый взгляд, все заготовленные слова вылетели из его головы. Джоэль выдавил только:
- Отец, Раймонд в составе личной гвардией принца Блейза только что отбыл в Тень
Раймонд-старший взглянул на сына странно очужденно. Потом перевел взгляд и строго посмотрел на резную статуэтку рэбманской танцовщицы, стоящую на столе.
- Так… - глухо промолвил он. Джоэль знал, что надо сказать что-то еще, но слова все не приходили. Он начал оправдывать Раймонда.
- Отец, он не мог сообщить лично – принц Блейз отбыл в спешке…
- Так… - Раймонд-старший продолжал чрезвычайно внимательно разглядывать статуэтку. Джоэль чувствовал, что говорит не то и не о том, но продолжил говорить и говорить, лишь бы заполнить паузу между этими пугающими «так».
- Он сказал, что это, возможно, какой-то дипломатический маневр, но знаешь, отец, принц Эрик имеет все права, и я считаю, что Блейз вскоре это поймет и… - отец перевел взгляд от статуэтки на сына, и от этого взгляда Джоэль осекся.
- Будет война, Джоэль, - мягко и тихо сказал отец. – Гражданская война. Единорог, спаси Амбер.
На следующий день границы Амбера были перекрыты. Но вопреки прогнозам главы семейства Рейли, войны не было. Блейз больше не появлялся в Амбере. Вскорости пошли слухи, что принца Бранда схватили по подозрению в измене и долго держали под строгим домашним арестом, но ему удалось сбежать. Согласно же официальным сведеньям, ничего не происходило, в Амбере все было спокойно. Джоэль и Сэмми были здесь, в городе, но отец их редко видел – армия была в полной боевой готовности, никого не отпускали по домам. Амбер готовился обороняться, но от кого? Мысли главы дома Рейли постоянно возвращались к младшему сыну и его судьбе. Он считал его отъезд величайшей ошибкой и не прекращал винить себя за то, что не успел вовремя предугадать ход событий и удержать сына от опрометчивого решения.

***

Раймонд-младший ехал по ночной дороге и мучительно боролся со сном. Уже несколько суток он был в седле. Отцовский конь пал на третьи сутки. Или четвертые? Что такое вообще сутки? Он не помнил. Гвардия Блейза уезжала в спешке, если называть вещи своими именами, это было бегство. Они петляли следы, как зайцы. Мир вокруг постоянно менялся. Никогда Раймонд еще не забирался так далеко в Тени. Поначалу он, как завороженный, глядел по сторонам. Но теперь причудливые фиолетовые деревья под зелеными небесами и острая, как лезвие, придорожная трава его уже не удивляли. Существо под ним напоминало скорее ящерицу, чем коня. С некоторых пор и это перестало его смущать. Но непривычно плавный ход укачивал. Призраками проносились они мимо полей и городов. Короткие остановки на еду и замену павших лошадей, и снова в путь. Принц Блейз, казалось, не знал усталости. Он вел свой отряд вперед к одному ему ведомой цели. И никто не осмеливался ни спросить о ней, ни просить передышки. Очередная остановка. Раймонд спешивается и мгновенно проваливается в сон.
Он проснулся от ужаса, что отстал от отряда. Резко открыл глаза, глубоко втянул холодный воздух сумерек. Маленькая армия все еще отдыхала. Было тихо, ни ветерка. И зеленоватый фосфоресцирующий туман неподвижно висел в воздухе, придавая лицам спящих людей неестественный нездоровый оттенок. Туман скрадывал перспективу, и Раймонду на миг показалось, что они совершенно одни в этом мире, да и весь этот мир состоит из маленького пятачка земли, занятого их отрядом и там, за туманом, просто ничего нет. От этой мысли он поежился. Раймонд встал и осторожно, стараясь не разбудить спящих, пошел бродить по лагерю.
- Эй, чего не спишь? – негромко окликнули его из тумана. Раймонд обернулся. На небрежно брошеном на землю роскошном плаще, подложив под голову руку, лежал его высочество принц Блейз. Раймонд улыбнулся и пожал плечами. Не говорить же принцу о собственных страхах, в самом деле. Блейз усмехнулся.
- Далеко в туман не ходи, стесняться тут некого.
- Да я вовсе не потому… - Раймонд неожиданно почувствовал, что краснеет и от осознания этого покраснел еще больше. И горячо возблагодарил этот мир за зеленый туман, скрывающий сейчас его лицо. Но принц уже не смотрел в его сторону. Закинув руки за голову, лежа на спине, он задумчиво жевал какую-то травинку. Раймонд уже тихо отступил назад, в туман, когда снова услышал голос принца.
- Далеко в туман не ходи, потому что там, за туманом, ничего нет.
- Я так и знал! – слова сами собой вырвались у Раймонда.
- Знал - что?
- Что там ничего, пустота.
- Вот как! А ну-ка, подойди сюда… Раймонд. Да, вот теперь я вижу тебя отчетливо, Раймонд Рейли. Так почему же ты решил, что за туманом ничего нет?
Они сидели в зеленоватом светящемся мареве, и Раймонд без утайки рассказал принцу и о своем страхе потеряться, от которого он проснулся, и о том, каким странным и безжизненно тихим показалось ему это место. Блейз слушал молча, продолжая сосредоточенно покусывать травинку.
- А ведь ты, пожалуй, прав. У тебя хорошая интуиция, парень. Все же это не самое безопасное место для привала, - задумчиво сказал принц, отшвырнул прочь травинку, вскочил и громко крикнул. – Подъем! Мы уходим!
Лагерь мгновенно ожил. Принц жестом отпустил Раймонда, и тот бросился назад к своему скакуну. В царившей сутолоке тщетно Раймонд пытался найти место, где застиг его сон. Но никогда больше он не видел своего скакуна и людей, ночевавших тогда рядом с ним. После той стоянки гвардия Блейза недосчиталась 4-х человек.
Был еще один долгий бессоный перегон, и вдали на высоком холме усталые люди увидели ослепительно белые уходящие в небеса башни. Мир перестал менять свои очертания. Вновь скакунами были кони, трава была зеленой, а небеса синими. Все почти как в Амбере. Но только в Амбере никогда не было такого сверкающего в лучах замка.
Принц Блейз остановился, и, прикрыв ладонью глаза от слепящего солнца, долго смотрел на далекие башни. А потом весело крикнул:
- Эгей! Добро пожаловать в Авалон!
В городе, давно не знающем королей, среди серебряных башен и сверкающих фонтанов отряд принца Блейза пировал в эту ночь с цветом местного рыцарства. Совет достойнейших рыцарей правил этой страной, и жители здесь говорили на тари. И пусть неисчислимое расстояние отделяло маленький отряд от Амбера, в ту ночь они не чувствовали этих миль. Раймонд пил терпкое вино, вместе с хмелем приходило веселье и легкость, и сладко кружилась голова. Он покинул пиршественную залу и вышел на свежий воздух. В темном ночном саду послышались легкие шаги и прежде, чем он успел обернуться, тонкие женские руки обняли его, теплые губы прильнули к его губам, и он принял эту нежность под звездным небом Авалона.
Раймонд проснулся от яркого утреннего солнца, светившего ему в лицо. Вставать не хотелось. Он лежал на теплой земле с закрытыми глазами, счастливо улыбаясь и вспоминая события прошлой ночи. Благословен Авалон, приютивший изгнанников. От приятных мыслей его отвлек далекий звук трубы. Так это значит, это еще не конец пути, и впереди опять дорога… Раймонд вздохнул и открыл глаза. И увидел невдалеке прямо напротив солнца женский силуэт. Обхватив колени руками, рыжая девушка пристально смотрела на него. Она успела привести в порядок одежду и прическу, и при свете дня под этим пристальным взглядом Раймонд смутился своей наготы. Он начал одеваться, стараясь, чтобы его спешка не была слишком заметна. Продолжая наблюдать за ним, девушка произнесла:
- Возьми меня с собой, Раймонд.
- Прости, я не могу. Мы сегодня уходим далеко-далеко, почти на край света. Но когда я вернусь…
- Когда ты вернешься, Авалона не будет. Я видела это во сне, а мои сны не лгут
- Погоди, разве что-то угрожает Авалону?
- Нет.
- Так оставь свои страхи
- Нет, ведь теперь я точно знаю, что они истинны. Во сне я видела этот разговор. И сейчас он повторился в точности, во сне ты отказал мне, точно так, как отказываешь сейчас. Все сбылось. И вот теперь я знаю наверняка, что Авалон падет. Так пусть будет зеленой твоя дорога. Далеко-далеко, на краю земли, будешь ли ты, Раймонд из Амбера, плакать обо мне и Авалоне?
Не дожидаясь ответа, она вскочила и бросилась прочь, оставив юношу в полном замешательстве. Снова донесся требовательный звук трубы, Раймонд поспешил на ее зов. И когда их маленький отряд вышел из города, Раймонд тщетно оглядывался, не покажется ли странная девушка. Больше никогда он не видел ее, однако мысль о ней возвращалась снова и снова, словно мелодия, и блеск ее волос вплетался красной нитью в грубую ткань тьмы.
Они ехали медленно, принц не торопился менять отражения, не спеша расставаться с этим миром. И когда серебряные башни скрылись за горизонтом, Блейз обратился к своей гвардии.
- Амбериты, мои верные соратники. По доброй воле вы последовали за мной и Единорог свидетель, как важна мне ваша поддержка. Путь назад, в Амбер, для нас закрыт. Брат мой, Эрик узурпировал власть и объявил нас вне закона. Из-за смуты наш Амбер слабеет. И это в момент, когда все чаще странные создания из преисподней стали встречаться в Тенях, куда раньше проникать не смели. Я говорил Эрику об этой угрозе, но он лишь перекрыл все пути из Теней к Амберу и считает, что этого довольно. Ища сиюминутную выгоду, в недальновидости своей он не понимает, что в полной изоляции даже мощь Амбера скоро ослабеет. Но мы не крысы, чтобы отсиживаться в Тенях и уповать на провидение. Да, один амберит стоит десятка жителей Теней. Но вы видели Авалон, и я говорю вам - в Тенях тоже есть множество сильных воинов. Я начал собирать армию. Она пока невелика, но это лишь начало. Воины Теней будут вашими руками, и вы будете их головой. Мы вернем себе Амбер, а Амберу - его силу и славу. И пусть сейчас мы изгои, наступит день, когда вы с гордостью будете говорить детям: «Да, я был там, я участвовал в битве за Амбер и принц Блейз вел меня.»


***

- Вы новый воин? Хорошо. Вы приняты.
- Но я еще никогда…
- Никто и никогда не бился при Армагеддоне. Вы готовы. Этого достаточно.
- Я не знаю занятия, для которого было бы достаточно одной готовности.
- А я знаю. Мученики. Я приговариваю вас к смерти.
Г. К. Честертон

Они шли дорогой теней, пока не достигли страны под названием Аверн. То была унылая земля, где днем земля раскалялась от жары, а ночами царил лютый холод. Огромное красное солнце пылало в полнеба и казалось огненными вратами в преисподнюю. Жители этой страны, краснокожие гиганты с кошачими глазами чтили Блейза как светлого бога. В сером замке на вершине утеса Блейз отбирал в свою армию лучших из лучших: сильных, преданных, фанатичных. Раймонд, как и другие другие члены гвардии, с утра до ночи рекрутировал, обучал, разрешал возникающие споры и в конце дня мгновенно проваливался в сон, валясь с ног от усталости. Он презирал и жалел одновременно жителей далекой Тени с кошачьими глазами и лицами, лишенными эмоций. И все чаще во сне видел он синее море и высокие шпили Амбера.
Однажды вечером Раймонд в очередной раз явился к принцу доложить о состоянии дел. Блейз выслушал его и неожиданно предложил партию в шахматы. Они сидели за богато инкрустированной доской, при свете живого огня камина, хрустальные фигурки казались живыми. Принцу выпали белые. Однако, он не торопился начинать партию. Стараясь не взболтать благородный осадок на дне бутыли, принц налил себе и Раймонду вина и задумчиво произнес.
- Давным давно я нашел эту Тень. Думал ли я тогда, что мне придется вести ее народ на Амбер?
- Вам жаль их? – вырвалось у Раймонда
Брови принца удивленно поползли вверх.
- Тени бесконечны, и во всех них люди неизбежно смертны. Как и они сами, их религия – лишь отражение истинного дуализма мира. Я для них бог Света, дьяволу же я дал новое имя. Теперь здесь его зовут Эрик. Но я честный бог. Я не обещаю им вечную жизнь, только достойную смерть. Их будут воспевать в сагах и чтить имена тех, кто участвовал в битве богов. Нет, мне не жаль их. Но мне жаль Амбер, я не хочу ему вреда. Знаешь ли ты, что брат мой, Корвин, присоединился к нам?
- Принц Корвин?! Так он жив!
- Вполне. Вскоре он прибудет к нам с подкреплениями, и мы пойдем на Амбер.
Блейз произнес это как ни в чем не бывало, но Раймонд заметил, как лихорадочно блестят его глаза. И в глазах этих была не только радость. Принц Корвин был старше и имел все права на корону Амбера.
- Принц, я присягал вам и клятвы не нарушу.
- Я ни минуты не сомневался в этом, Раймонд. Но, ежели судьба будет ко мне неблагосклонна, будь верен Корвину, как был верен мне. Иди.
За спиной принца полыхал огонь, отблески пламени зловеще играли на его волосах и драгоценных камнях, украшающих его руки. Раймонд поклонился и открыл дверь. На пороге его вдруг обдало леденящим холодом. Но это был не ставший уже привычным холод ночей этого мира. На мгновение ему почудился пристальный взгляд, воздух колыхнулся, и странная полупрозрачная тень проскользнула в покои принца. Полный нехороших предчувствий, Раймонд застыл у двери и прислушался. Из комнаты принца донеслись голоса. Один из них принадлежал принцу, второй же был Раймонду незнаком. Незнакомец долго говорил что-то приглушенным свистящим шепотом. Раймонд не различал слова, но интонации были угрожающими. Послышался звон разбитого стекла и не раздумывая более, Раймонд выхватил шпагу и ворвался в покои принца.
Блейз стоял посреди комнаты и сражался с какой-то серой уродливой тварью.
- Но я должен следовать за тобой! – прошелестела тварь, и с ее когтистой лапы в лицо Блейзу посыпались голубые искры. Блейз дернулся от боли и обеими руками схватил тварь за горло.
- Нет! - взвизгнула тварь. – Трижды ты должен был спросить меня…
- Никогда не понимал этой любви демонов к церемониям, - сказал Блейз и усилил хватку.
Тварь захрипела, забилась и ударила принца лапой в лицо. Раймонд бросился вперед и поразил демона в глаз. Из глазницы вырвалось пламя. Оставшийся глаз демона яростно посмотрел на Раймонда. Продолжая одной рукой душить тварь, второй Блейз дотянулся до стилета, лежащего на каминной полке. Демон забулькал и просипел:
- Сын Амбера, нарушитель договора, за что ты губишь меня?
Вместо ответа Блейз вонзил стилет твари в горло и отбросил обмякшее тело на пол. Тяжело дыша, он и Раймонд смотрели, как пламя охватило тушу демона и она исчезла, не оставив на каменном полу ничего, кроме черного пятна сажи. Не глядя на Раймонда, Блейз произнес:
- Впредь не обнажай меч в моих покоях. О произошедшем – никому ни слова. И – спасибо.
Раймонд вложил шпагу в ножны и произнес:
- Никогда не встречал здесь раньше эту мерзость. Позвольте мне в эту ночь спать у вашего порога.
- В этом нет необходимости, - отрезал Блейз и отвернулся, показывая, что разговор окончен.
Раймонд поклонился и вышел. В холодном неотапливаемом коридоре меж огромных стрельчатых окон он нашел глубокую нишу, откуда хорошо была видна дверь в комнаты принца. Раймонд расстелил там плащ и устроился поудобнее. Он провел ночь без сна, вглядываясь и вслушиваясь в темноту. Но незванных гостей больше не было.
Через неделю принц Корвин прибыл с армией странных мохнатых существ, тоже знающих дьявола по имени Эрик. И Раймонд удивился, как быстро красные гиганты Аверна и мохнатые люди нашли общий язык. К тому времени корабли на верфях были уже практически готовы. Было очевидно, что выступление не за горами. Принц Корвин принял на себя командование кораблями, Блейз же повел войска по суше. Домой!
Это была тяжелая дорога. Сама природа, казалось, взбунтовалась против них. Люди сотнями вязли в невесть откуда появлявшихся на их пути в болотах, пропадали в пустынных бурях, гибли от землетрясений и укусов ядовитых насекомых. И только одной беды всех больших армий, удалось избежать – голода. Блейз в буквальном смысле творил чудо, и провианта всегда было вдосталь.
Однажды во время долгого перехода меж тенями путь армии лежал вдоль реки. На берегу сидел человек, чертил палочкой узоры на песке и, казалось, не замечал ни армии, ни ее странного вида. Сама подобная гигантской реке, армия обходила этого человека, как обходит камень стремительный поток. Но нескольких гигантов, везущих телегу с припасами, рассердила такая помеха. Они стали сгонять его, разумно рассудив, что проще передвинуть человека, чем развернуть телегу с лошадьми. Один из солдат наступил на рисунок. Человек рассердился, вскочил и швырнул в лицо солдату горсть песка. Тот, отплевываясь, выхватил меч. Раймонд, ставший свидтелем это сцены, взглянул на дерзкого человека и обомлел – это был их старый псарь, Дрю. Т.е., конечно, это был не он сам, а одна из его бесчисленных теней, и наверняка такой же добродушный пьяница. Вот и этот наверняка напился и не замечает, что происходит вокруг. Раймонд бросился вперед и схватил солдата за руку, занесшую меч. Солдаты с извинениями ретировались, и Раймонд перехватил изумленный взгляд Дрю.
- Я ваш должник, молодой человек, вы спасли мне жизнь. Я Дрю из Хараша, позвольте узнать и ваше имя. Но что за странные созданья. Так это вы командуете ими? – произнес старик на тари.
- Мое имя Раймонд Рейли из Амбера, – теперь Раймонд видел, что человек на самом деле совершенно трезв, и это его почему-то раздражало. – Да, этим отрядом командую я. Советую впредь быть повежливей с вооруженными людьми.
Он двинулся дальше, и старик, отряхнув песок с одежды, последовал за ним.
- Я был совершенно погружен в решение одной занимательной задачи, и тут этот вандал затоптал мой рисунок своими лапами. Вполне естественно, что я рассвирипел
- А до того тебя не смущал топот нашей армия? – произнес Раймонд со всем возможным сарказмом.
- Нет, ведь они вели себя вполне пристойно, - серьезно ответил Дрю. - Всему виной проклятый эгоизм старости. Перестаешь принимать во внимание то, что кажется тебе несущественным. Вот и гадалка обещала мне сегодня забавный вечер, но кто сейчас слушает гадалок?
Дорога резко свернула вправо от реки. Раймонд бросил прощальный взгляд на воду и понял, что цвет ее изменился и приобрел пурпурный оттенок. Он растерянно взглянул на небо – оно было фиолетовым. Раймонд перевел взгляд на старика, невозмутимо шагающего рядом с его стременем, и воскликнул:
- С эгоизмом старости может сравниться только эгоизм юности. Не спеши меня благодарить, Дрю, кажется, я все-таки затащил тебя в мир иной.
- В самом деле? – Дрю близоруко прищурился и завертел головой. Раймонд схватил его и затащил на коня.
- Нет времени объяснять. Я попробую вернуть тебя назад.
И он погнал коня назад против гигантского людского потока. И, хотя он гнал его во весь опор, но над ними было все то же фиолетовое небо и вода не меняла свой цвет. А когда показался конец армии, Раймонд в нерешительности осадил коня и перешел на шаг.
- Не выходит? – с любопытством спросил Дрю.
- Нет. Я скакал так быстро, как мог, но, похоже, этого недостаточно. И что же мне теперь с тобой делать?
- Вы подкинули мне задачу увлекательнее той, что я решал. Я мог бы остаться здесь и попробовать найти дорогу назад.
- Исключено, - отрезал Раймонд. О том, чтобы просить принца о помощи не могло быть и речи. И в конце концов, Дрю его слуга, он должен сам заботиться о своих слугах. «И даже о тенях своих слуг», – подсказал ему ехидный внутренний голос. Тьфу! Но Раймонд принял решение:
- Ты поедешь со мной. Поступаешь ко мне на службу. Согласен?
- Вы подарили мне жизнь, и теперь она целиком в вашем распоряжении. И если вам не претит общество старого зануды…
- Дрю, я должен кое-что объяснить. Ты очень похож на одного человека. На моего слугу. Вы с ним на одно лицо и зовут его так же, как тебя. Поэтому я спас тебе жизнь. Понимаешь?
- Конечно, благородный Раймонд. Я все понимаю.
Старик оказался превосходным собеседником. Раймонд не стал рассказывать ему легенду о злых и добрых богах, хотя, надо признать, что и рассказ об истинном мире, Амбере, звучал не менее сказочно. Дрю принял новую для себя космогонию с большим интересом. В своей тени он был знаменитым ученым, советником королей, и мысль, что он являлся отражением старого псаря-пропойцы, его очень веселила. А Раймонд с удивлением замечал у старика знакомые черточки. Точно так же, как их старый псарь, он периодически приглаживал рукой волосы, точно так же почесывал переносицу и слегка косил левым глазом. И неожиданно всплыли в памяти юноши слова старого учителя: «Без сомнения, мы живем в лучшем из миров. Бесчисленны тени, но населяющие их люди являются лишь отражением жителей Амбера». И все же при всей любви к псарю, приходилось признать: в данном случае тень заметно превосходила оригинал.
А вечером Дрю вместе с солдатами сидел у бивачного костра и слушал песни чужого мира. Раймонд заметил, что солдаты быстро перестали стесняться старика. Он почувствовал легкий укол зависти. Никого из амберской гвардии не было поблизости, и Раймонд неожиданно почувствовал одиночество. Он удалился в свою палатку и уже почти заснул, когда снаружи раздался голос Дрю:
- Благородный Раймонд, вы еще не спите?
- Нет.
Он услышал, как снаружи Дрю, кряхтя, усаживается у стен палатки.
- Как вы думаете, о чем говорят у костра эти люди?
- О предстоящей битве, о странных мирах, мимо которых мы идем.
- Они говорят о доме. Они смотрят в небо и ищут в чужом небе знакомые созвездия. И поют песни о том, как после битвы они будут пировать с богами и вернутся домой.
- Зачем ты мне все это говоришь?
- Люди везде одинаковы, каково бы ни было их обличье. Ведь вы тоже стремитесь домой. И ваш принц.
- И ты?
- И я.
- Тебе понравится Амбер, Дрю.
- Совершенство не может не понравится.
- Он не совершенство, Дрю, просто он настоящий. Это трудно объяснить, но когда ты увидишь его, ты поймешь. Ты увидишь, как закатное солнце озаряет высокие шпили, и чайки печально кричат над гаванью, ты окунешься в пестрые толпы и шум рынков и посетишь величественные храмы. Воздух Амбера будет пьянить тебя, как шампанское. А если повезет, ты увидишь даже, как в ночной тишине на склоне Колвира светлый и легкий гуляет Единорог, а в небе под полной луной появляется призрачный город. Эй? Дрю, ты слышишь меня? Ты что, спишь?
Не услышав ответа, Раймонд устроился поудобнее и вскорости заснул. Во сне он снова видел свой Амбер, а за стеной палатки старый Дрю еще долго лежал без сна, смотрел на звезды.
Они шли к Амберу, и напасти продолжали преследовать их. Раймонд с жалостью смотрел, как гибнет вверенный ему многотысячный отряд. Он успел привязаться к этим странным людям. Пусть тени, но умирали они по-настоящему. Вскоре дорога показалась Раймонду странно знакомой. Вокруг было тихо, ни щебета птиц, ни порывов ветра. И тут внезапно небо потемнело. Огромная стая черных птиц обгоняла армию, закрыв солнце. Дрю, шедший рядом с Раймондом, запрокинул голову и долго смотрел им вслед, а потом сказал.
- Странно. Обычно вОроны не собираются в стаи. Только в исключительных случаях.
- Ты забыл, Дрю, это другой мир, и птицы здесь могут вести себя иначе, - пробормотал Раймонд, но отчего-то ему стало страшно.
- Интересно, как называется эта страна?
Раймонд хотел было пожать плечами, но тут вдалеке показался город, точнее то, что от него осталось. Этот город был без сомнения мертв и, сам похожий на череп, смотрел на проходящую армию зияющими провалами окон и скалился обломками стен и разбитых серебряных башен. Черная стая, протяжно крича, кружилась над городом и ветер свободно гулял по пустынным улицам, где не слышно было больше ни звона фонтанов, ни даже лая собак.
- Авалон, Дрю. Эта страна звалась Авалон. Здесь жила девушка, чьи сны не лгут.
Раймонд замолчал и почувствовал, как глаза его наполняются слезами. Армия тихо обошла стороной мертвый город, а потом в ней началась чума.
И вот наконец настал день, когда на их пути встали уже не стихии природы, но армии. Это означало, что они подошли уже достаточно близко к Амберу. Их краснокожие солдаты сражались самоотверженно, как только могут сражаться люди, истово верящие в свою правоту. Долгое время было не понятно, кто одерживает верх, но в конце дня стало видно что ценой невероятных жертв они победили. И свет погребальных костров озарял им дорогу на Амбер.
На следующий день к остаткам их армии присоединился принц Корвин. Ему не удалось прорвать блокаду на море, и он вынужден был бежать. Это не прибавляло оптимизма. Но еще ничего не было потеряно. Битву на суше они все-таки выиграли. Они упрямо шли вперед, и лес вокруг них все больше становился похожим на Арденнский. Вечером, при ярком свете луны Раймонд обходил дозоры. Неожиданно он услышал шорох в кустах и тихий свист. Он обнажил шпагу и, резко обернувшись на звук, увидел своего брата, Джоэля. Тот медленно вышел из-за кустов и при свете луны, сурово глядя на брата из-под прямых бровей, он казался бледным и каким-то древним. На миг Раймонд решил, что перед ним призрак. Но тут Джоэль произнес голосом:
- Ну, здравствуй, брат, - и все стало на свои места. Раймонд убрал шпагу и шагнул вперед, раскрыв руки для объятий
- Здравствуй, Джоэль. Рад тебя видеть.
Братья крепко обнялись. Затем Джоэль твердо отстранил младшего и, держа за плечи сказал:
- Я пришел, чтобы увести тебя отсюда.
- О чем ты говоришь?
- Этот мятеж обречен. Наш будущий король, Эрик, полностью контролирует ситуацию. Эта армия монстров разобьется о стены Амбера как прибой о скалы. Оставаться здесь самоубийство.
- Джоэль, то, что ты предлагаешь мне – это предательство.
- Нет. Это Блейз и Корвин предатели, они несут смуту в Амбер
- Они не смутьяны и имеют право на корону не меньше, чем Эрик. Брат, я не желаю сейчас продолжать этот разговор. Встретимся в Амбере, тогда и поговорим.
- Раймонд, в битве с Корвином на море погиб Эммет.
Раймонд осекся и опустил голову. Видя его замешательство, Джоэль ласково продолжил:
- У принцев и без тебя достаточно дешевого мяса. Если считаешь для себя бесчестным уйти, то хотя бы не лезь на рожон. Подумай о матери, ей не нужен еще один сыновий труп.
- Тогда не участвуй в завтрашней битве, Джоэль, - резко вскинул голову Раймонд и лицо его приобрело неожиданно жесткое выражение.
- Вот как! - Джоэль смотрел на младшего и не узнавал. А когда он заговорил снова, в голосе его звучал металл. – Тогда слушай, что я тебе скажу. Завтра я буду защищать свой дом, свой Амбер и его спокойствие. Если мне придется умереть – я умру, но не допущу, чтобы армии монстров из Теней шагали по его улицам и пугали наших детей и женщин. Я-то знаю, за что сражаюсь. А теперь подумай, за что воюешь ты.
Не дожидаясь ответа, Джоэль резко развернулся и отступил в темноту. Кусты тихо сомкнулись за ним, послышались осторожные удаляющиеся шаги. Раймонд пнул ближайший пень и пошел дальше по кромке леса проверять дозоры. Через два часа, он закончил с этим делом и с чувством выполненного долга собрался возвращаться в лагерь. Луна все продолжала светить, и по дороге назад за деревьями в тонких, как шелк, тенях он заметил две фигуры. Одна из них стояла к нему лицом, в ней он узнал принца Блейза. Другая была скрыта стволами деревьев. Но этот свистящий приглушенный шепот он узнал бы среди тысячи. То была серая тварь, что когда-то напала на принца в Аверне. Однако, на сей раз принц и демон мирно беседовали, как старые приятели. Или старые заговорщики. И Раймонд не спешил обнажить меч, но осторожно стал приближаться к беседующим. Вскоре до него стали доноситься слова.
- …и поэтому в любом случае я не считаю штурм делом безнадежным. И даже если эта попытка не увенчается успехом, мы повторим ее снова и снова. Тени – неисчерпаемый источник силы, - говорил Блейз
- А если вы победите, кто станет королем? Вы или ваш брат? – проквакала тварь
- Это решит поединок.
- Нас не устраивает такой вариант. А если вы проиграете?
- Посмотрим.
- Во Дворах будут недовольны таким ответом. Мы потратили много сил, поддерживая вас и…
Под ногой у Раймонда хрустнула веточка и говорившие замерли, прислушиваясь. После чего тварь произнесла:
- Мне пора.
Она стала плоской, почти двумерной, и с легким хлопком исчезла. Раздвигая ветки, принц вернулся в лагерь, и юноша проводил его страшным взглядом. Побелевшими губами он прошептал:
- Проклятый лицемер!
Не разбирая дороги, Раймонд направился ко своей палатке. Рядом с ней сидел Дрю и чертил палочкой на земле очередную задачу. Раймонд остановился посмотреть на сплетение линий и оно показалось ему бессмыслицей. Он перевел взгляд на луну и тоже нашел ее глупой и лишенной смысла. Присев рядом с Дрю на корточки, он спросил:
- Скажи мне что-нибудь, Дрю.
Старика, казалось, совершенно не удивил вопрос. Он отвлекся от задачи и, покачивая веточкой в воздухе, сказал:
- Вы мне нравитесь, Раймонд. Я считаю вас порядочным и благородным человеком.
- Не потому ли, что я истинный осел?
Под изумленным взглядом Дрю, Раймонд зашел в свою палатку. В эту ночь ему было над чем поразмыслить.
И настало утро дня, которого они так долго ждали. Раймонд условился с Дрю, чтобы тот держался на безопасном расстоянии от битвы. Так было больше шансов, что вряд ли кто-то причинит вред безобидному старику. Раймонд жалел, что вчера не догадался предупредить Джоэля о своем спутнике, это дало бы старику больше шансов устроится в Амбере, в случае, если штурм не удасться. События прошлой ночи не шли у Раймонда из головы. Он отдавал приказы, подбадривал солдат и старался не смотреть в ту сторону, где на белом коне гарцевал принц Блейз.
В утренних сумерках подошли они к подножию Колвира. Небо было низким и удивительно уютным. Дрю стоял рядом с Раймондом и смотрел, как разгорается заря над городом.
- Смотри, это Амбер, Дрю. Скоро, я надеюсь, мы будем там, и ты увидишь, как солнце играет на шпилях…
Но он не успел закончить свою речь. Внезапно Дрю захрипел, обмяк и неловко повалился на Раймонда. Юноша успел подхватить старика и увидел, что из его горла торчит стрела. Краем глаза он видел, что рядом упали еще несколько бойцов из его отряда. Раймонд бережно опустил старика на землю. Тот слабо улыбнулся и перевел взгляд на город. Раймонд обернулся. Солнце уже встало, и в его лучах жарко вспыхнули золотые шпили Амбера. А когда он снова перевел взгляд на старика, тот был уже мертв. Так Дрю из Хараша увидел Амбер. Но тут протрубила труба и началась атака
Они шли вперед, и трава под их ногами была скользкой от крови. Если бы Раймонда потом попросили восстановить события, он не смог бы этого сделать. Он помнил, что прикрывал спину мохнатому существу и рубил людей, чьи лица казались ему смутно знакомыми. Каждый шаг давался с боем. Он шел вверх по лестнице, рубил, колол, а потом почувствовал обжигающий холод стали. И снова. И снова. Плечо его обагрилось кровью. И тут он понял, что рядом не осталось никого из его отряда, вокруг были только люди, они кричали ему, но он не понимал, что именно. А когда словно сквозь туман до него донеслось: «Сдавайся!» он оглянулся и понял, что бой закончен. Они проиграли. Отражаясь в море, багровела вечерняя заря и весь мир, казалось был окрашен красным. Или это темнело в его глазах? И как раз в тот момент, когда мимо него под конвоем провели принца Корвина, Раймонд потерял сознание.

***

Его величество король Амбера Эрик был милосерден к мятежникам. Их не казнили и даже не изгнали из страны. Тех из гвардии Блейза, кто остался в живых, лишили всех привилегий знати и гражданских прав. От товарищей по гвардии Раймонд узнал и о страшной расправе с принцем Корвином, и о том, что принц Блейз рухнул в пропасть. Что стало с остатками армии теней не знал никто, но не потому, что это была тайна, а потому что это никого не интересовало.
Мирная жизнь не принимала Раймонда. Соседи общались с ним вежливо, но старались избегать, словно больного дурной болезнью. Дома же все делали вид, будто ничего не произошло, и от этого Раймонду становилось совсем тошно. Джоэль и Шелл поженились, но на свадьбу он не пошел. Он стал замкнутым и все больше времени проводил в одиночестве, читая в своей комнате. Одно время Раймонд часто пропадал на псарне, беседуя, а часто и выпивая, вместе с псарем, но вскоре оставил это занятие. Старый Дрю был добродушным пьяницей, только внешне напоминавшим ученого из Тени, но не более.
Раймонд-старший не показывал вида, но страшно переживал опалу сына. Пару раз он заходил в комнату сына, садился в кресло и пытался поговорить. Но он не мог изменить своей властной манеры разговаривать, и, требуя от сына ясных и четких ответов, с досадой замечал, что Раймонд только больше замыкается в себе и явно ждет, когда же отец наконец уйдет. И когда однажды Джоэль сказал, что армию снова мобилизуют для отражения внешней угрозы, глава семейства Рейли решил, что для младшего сына наконец-то выпал шанс. Вопреки обыкновению, он не вызвал сына в кабинет, а сам пришел сообщить ему эту новость. Сын сидел за бюро и читал.
- Раймонд, ты слышал – в армию снова набирают добровольцев.
- Да, Джоэль сказал мне.
- Мне кажется, это твой шанс.
- Какой шанс, папа?
- Не делай вид, что ничего не понимаешь. Шанс показать, что Амбер тебе не безразличен. Шанс восстановить свою репутацию.
Бесстрастное лицо сына неожиданно, как молния, пересекла кривая усмешка:
- Армии Амбера не нужны предатели и ренегаты.
- С чего ты взял?
Раймонд резко выдвинул ящик бюро и швырнул на стол бумагу с официальной печатью. Раймонд-старший осторожно взял бумагу и пробежал глазами сухие строки.
- «Тем не менее, вы можете записаться в солдатский полк у ближайшего к вам рекрутера.» Неслыханно! Где это виданно, чтобы Рэйли служили солдатами!
- Ты забыл, папа, я лишен всех привилегий. По правде говоря, я всерьез рассматриваю это предложение. С некоторых пор…
Он задумчиво забарабанил пальцами по книге, лежащей перед ним. Отец, все еще кипя от возмущения перевел взгляд на ее название и прочел: «Демонология». Час от часу не легче!
- Что за ерунду ты читаешь!
- Почему ерунду, папа? Врага надо знать в лицо. Разве ты не слышал, от кого готовится обороняться Амбер?
- Слышал, сын. Говорят, это проклятие принца Корвина открыло им дорогу. И скажу тебе по секрету, при дворе многие сожалеют, что в Амбере сейчас не осталось принцев, сведующих в магии. Твой Блейз, змей его задери, сейчас был бы здесь очень кстати.
- О нет, папа, боюсь, Блейз бы тут не помог, - сказал Раймонд и снова погрузился в чтение. Отец вздохнул, осторожно положил бумагу рядом с ним на стол и направился к выходу. На пороге он обернулся и как можно строже произнес:
- Но чтоб никаких фокусов с записью в солдаты. Я запрещаю тебе.
И не дожидаясь ответа, он вышел, закрыв за собой дверь. А через два дня Раймонд сообщил отцу, что записался добровольцем. Глава семейства Рейли бушевал и собирался требовать отмены приказа, но потом неожиданно утих и махнул рукой. Раймонд удивленно посмотрел на него и неожиданно заметил, как сильно постарел отец, и сердце его сжалось от жалости. А вскоре он узнал, что, благодаря дворцовым связям, его записали в полк, которым командовал Джоэль, и про себя ухмыльнулся этой маленькой отцовой хитрости.
Два брата снова были вместе. На сей раз визиты их полка в соседние тени не походили на увеселительные прогулки. Темная зараза, как плесень, расползалась по цветущим землям, рождая в душах людей смятение и страх. Вскоре стало понятно, что уничтожить эту угрозу они не в силах. Все, что им оставалось – это по мере сил сдерживать ее распространение. Но однажды случилось непоправимое.
Братья с отрядом преследовали небольшую группу удирающих демонов. Джоэль, в запальчивости, гнал коня вперед и Раймонд, пеший, как и другие солдаты, далеко отстал от него. Внезапно впереди вспыхнул яркий холодный свет, конь Джоэля рухнул, придавив собой всадника, из-за деревьев вышли люди с серыми лицами и пустыми глазами и Раймонд с ужасом осознал, что это засада. Вместе с солдатами он с криком бросился вперед. И тут же широкая стена огня выросла у них на пути. Прорвавшись сквозь стену, Раймонд увидел, как кошмарное создание склонилось над его братом, целуя его в лоб. Он закричал и бросился вперед, прорубаясь сквозь толпу серых людей, пытающихся его задержать. Он рубил хватающие его руки, но эти странные люди словно не замечали потери конечностей, и с бессмысленными лицами продолжая тянуть к нему свои обрубки. Тварь прервала свой поцелуй, подняла голову, и Раймонд встретился с ней взглядом.
- Я помню тебя! – сказала тварь, и Раймонд заметил, что одного глаза у нее нет. – Не спеши снова бросаться на меня. Мы в союзе с твоим господином
- Оставь моего брата.
- Он твой. Взамен ты передашь своему господину, что уже очень давно мы ждем известий от него.
И прежде, чем Раймонд успел ответить, тварь исчезла. Тут же стена огня потухла и серые люди рухнули без движения. Раймонд подбежал к брату и принялся вытаскивать его из-под туши коня. Он крикнул солдатам:
- Да помогите же мне!
И, не услышав ответа, обернулся. Солдаты стояли от него на почтительном расстоянии и во взглядах их, устремленных на него, он видел страх и отвращение.
- Помогите ему! – снова крикнул Раймонд, показывая на брата.
В этот миг Джоэль застонал, и это вывело солдат из оцепенения. Джоэля отнесли в лагерь и врач, осмотрев его, сказал, что никаких телесных повреждений кроме перелома ноги, у него нет. Джоэль был словно в бреду, его постоянно бил озноб. Раймонд дежурил у постели брата, а по лагерю тем временем ползли нехорошие слухи о том, что он в союзе с созданиями преисподней. И под предлогом, что надо сопровождать контуженного, Раймонда вместе с Джоэлем быстро отправили домой. Джоэль уже был в состоянии передвигаться самостоятельно, нога зажила быстро, но рана, нанесенная душе, была куда серьезней. Джоэль стал чрезвычайно осторожным и мнительным, а в глубине его зрачков навеки затаился ужас. И когда они вошли во двор родового замка Рейли жена Джоэля, Шелл, что вышла встречать их, едва взглянув на Джоэля, закрыла рот рукой. Джоэль посмотрел на нее с бесстрастным выражением лица и лишенным эмоций голосом произнес:
- Меня оглушило взрывом.
Раймонд обнял Шелл за плечи и она, уткнувшись ему в плечо, горько зарыдала. Джоэль посмотрел на них и снова произнес:
- Меня оглушило взрывом.
Потом Раймонд и Шелл повели Джоэля в дом. Слуги встречали Джоэля, и он приветствовал их словами:
- Меня оглушило взрывом.
Наконец Шелл не выдержала:
- Джоэль, ну скажи ты что-нибудь еще.
Джоэль испуганно вздрогнул, съежился и замолчал. И когда его ввели в кабинет отца он начал было: «Меня оглушило…» но, покосившись на Шелл, продолжать не стал.
- Он поправится, Шелл, - тихо сказал Раймонд. – Видишь, он понимает нас. И с каждым днем ему все лучше. Он обязательно поправиться.
В тот момент он и сам в это верил. А потом Шелл увела Джоэля, и Раймонд имел долгую беседу с отцом. Слухи о том, что его младший сын договорился с демонами, пугали главу дома Рэйли. Он не мог забыть книгу по демонологии и объяснения сына его не устраивали.
- Так ты говоришь, это принц Блейз был в сговоре с демонами? А ты, значит, нет? Тогда почему принц Блейз не вел на нас армию демонов, а удовольствовался жителями теней? Ты лишил эту тварь глаза, и взамен она вернула тебе Джоэля? Это странно, ты не находишь? И пока был жив Блейз, до проклятия Корвина никаких демонов не было в окрестностях Амбера. Ты точно от меня ничего не скрываешь?
И Раймонд с горечью понимал, что чем больше он пытается объяснить, тем путаннее выглядят его объяснения. Поначалу настроенный доброжелательно, все меньше верил ему отец. И раздражался все больше. Наконец, он стукнул кулаком по столу и сказал, что ему надоело слушать это вранье. Раймонд вспылил и ушел, хлопнув дверью.
Тучи сгустились над домом Райли. Джоэль не поправлялся. Он боялся выходить на улицу, солнце пугало его. Он осторожно шаркал по коридорам замка и, встречаясь с ним, слуги отводили глаза. Шелл стоически переносила выпавшее на их долю несчастье и преданно ухаживала за Джоэлем. Но это отнимало все ее силы. Она перестала выходить из дома и порой смотрела на Раймонда так, что, казалось, само спасение брата она ставила ему в вину. Конечно, никто напрямую ни в чем не обвинял Раймонда, но даже старые товарищи по гвардии при встрече с ним на улице избегали его. Отец Раймонда аккуратно провел среди них собственное расследование, и они столь страстно опровергали версию о сговоре Блейза с демонами, что глава дома Рейли только укрепился в своих подозрениях. Он отстранился от младшего сына и замкнулся в себе. Мама давно уже не вставала с постели и ей ничего не рассказывали, да она и сама ничего не желала знать. Ее давно уже заботили только собственное пищеварение и вечная мигрень.
Все чаще Раймонд стал проводить время вне дома. Назад, в армию, путь ему был заказан. С утра он уезжал на целый день на другой конец города, где его никто не знал, и проводил время в тавернах и веселых заведениях. Там бьющая ключом жизнь подхватывала и кружила его, это был прежде неведомый ему Амбер, грубый и непритязательный. Однажды вечером, хмельной и шальной, он возвращался домой по кривым обшарпанным улицам бедного квартала. Очертания башен Амбера вдруг напомнили ему серебряные башни Авалона, и в затхлом, пропахшем рыбой воздухе, вдруг запахло сиренью, как в ту авалонскую ночь. И Раймонд запрокинул голову, заорал в звездное небо, пугая случайных прохожих:
- Да, Гисеоп! Мы живем в лучшем из миров, будь он проклят!
В темноте меж домами зашевелилась куча тряпья, оттуда выглянуло недовольное лицо
- Молодой человек, ну чего вы кричите. Люди же спят. – ворчливо одернула его старая нищенка.- Хотите поорать – ступайте в Тир-на-Ногт, пугайте там призраков.
- А что? И пойду! – сказал Раймонд. В тот миг идея посетить город сновидений показалась ему удивительно здравой.
Он стоял, на вершине, смотрел на редкие огни ночного Амбера и ждал, когда появится лестница в небо. Он вспоминал, как детьми они приходили сюда и сидели, боясь моргнуть и пропустить самый первый момент появления призрачного города. Считалось, что желание того, кто увидит этот самый-самый первый момент непременно сбудется. И, конечно же, моргали, и пропускали, и врали друг другу, что все-все видели. И сейчас Раймонд вспомнил эту старую игру и, долго, не моргая смотрел в мягкую темноту, пока глаза не начали слезиться. А когда он наконец моргнул, то увидел перед собой легкую полупрозрачную лестницу.
Впервые он шел в этот город в одиночку. Дорога самоубийц – так это называли. Хотя бы раз в год в городе находили тело очередного несчастного, сверзившегося с огромной высоты. Не факт, что все это были самоубийцы. Некоторым просто не везло. Раймонд застыл в нерешительности на полпути, раздумывая, а не повернуть ли назад. В конце концов, от этого города никому и никогда не было никакого толка. Как, впрочем, и от него самого. И Раймонд бегом преодолел остаток пути и вошел в странный город.
Он шел по улицам призрачного Амбера и видел Дрю, рисующего палочкой на земле очередную задачу. Дрю обернулся к нему и, посмотрев сквозь него, приветливо помахал кому-то палочкой. Раймонд обернулся и увидел девушку из Авалона, бегущую навстречу с корзинкой, полной еды. Она села на земле рядом с Дрю, призрак рядом с призраком, они ели призрачную еду и губы их шевелились, словно они болтали о чем-то. Раймонд сел неподалеку и долго смотрел на них, пока иная фигура не привлекла его внимание. Принц Блейз прошел мимо него. Брови его были сурово сдвинуты, он явно куда-то спешил. И Раймонд незамеченный последовал за ним. Вслед за принцем он вошел в дом и увидел, как призрачные Блейз и Фиона склонились над картой страны, которая была ему не знакома. Неожиданно принцесса Фиона подняла голову и посмотрела прямо на Раймонда.
- Погоди, мы не одни, - донеслось до него.
От неожиданности Раймонд вжался в стену. И с ужасом увидел, что Фиона и Блейз обретают плотность и краски.
- Так-так, кто это у нас здесь, - распевно произнесла Фиона, и тон ее не предвещал ничего хорошего
- Я знаю его, это младший из Рейли, Раймонд. Он верно служил мне когда-то.
«Этого не может быть», - подумал Раймонд и крепко зажмурил глаза, чтобы прогнать морок. И вздрогнул, когда его коснулась теплая рука.
- Так что ты делаешь здесь, - ласково спросила Фиона.
- В Тир-на-Ногт может зайти кто угодно, принцесса.
- Я не об этом. Почему ты следишь за нами?
Раймонда охватило возмущение.
- Я ни за кем не слежу, принцесса. Я пришел увидеть тех, кто был мне когда-то дорог, а теперь мертв.
- Это не объясняет, почему ты здесь, - сухо произнесла Фиона, но Блейз улыбнулся.
- Нет, почему же, объясняет. В Амбере меня считают мертвецом.
«Так он все-таки жив», - подумал Раймонд. Почему-то это известие не вызвало в нем никаких эмоций.
- И он последовал за тобой. Похвальная преданность. Но что же нам теперь с ним делать?
- Проведи его сюда.
- Нет! – крикнул Раймонд и весьма неделикатно сбросил со своей руки руку принцессы. – С меня довольно. Я не желаю участвовать в ваших играх и договорах с демонами!
- Откуда он знает? – Фиона сверлила взглядом Блейза, тот пожал плечами.
- Какая разница, если теперь это в прошлом. Раймонд, да, я сделал эту ошибку и цена ее была высока. Сейчас я делаю все возможное, чтобы исправить последствия.
- Ты не обязан оправдываться, - заметила Фиона. – Он все равно не поймет.
И Раймонда словно прорвало:
- Да, принцесса, я не понимаю, почему толпы демонов свободно гуляют под стенами Амбера, а тот, кто хотел носить корону Амбера и кто мог бы их остановить, отсиживается в далекой тени, прикинувшись мертвым.
- Раймонд Рейли, ты забываешься, - рявкнул Блейз, поднял руку и на пальцах его, шипя и потрескивая, появился огненный шарик.
- Погоди, Блейз. Так ты хочешь помочь Амберу, Раймонд?
- Я желаю Амберу мира и процветания.
Внезапно Блейз резко стал призрачным, а Фиона на мгновение изменилась в лице и странным образом замерцала. Она взглянула на Раймонда так, что тому показалось, она видит его насквозь и смотрит прямо в душу и спросила:
- А что ты желаешь для себя?
- Разве сейчас время исполнения желаний? Хочу заметить, что я проморгал появление Тир-на-Ногта.
- Это я придумала эту примету, мне и решать, чему сейчас время. Так чего ты хочешь именно для себя, Раймонд Рейли?
- Мне нужен мир, где демоны не ходят по земле свободно.
- С некоторых пор таких миров не осталось, - со странной интонацией произнесла Фиона. - Все в прошлом.
- Тогда хотел бы я жить в прошлом…
- Хорошо, Раймонд, следуй за мной. Я отведу тебя в прошлое. Ты можешь взять с собой отсюда, из Тир-на-Ногта, всех, кого захочешь.
Раймонд последовал за Фионой, окруженной мерцающим свечением. Он коснулся рукой старого ученого. Тут же Дрю забыл свой рисунок и вскочил, чтобы приветствовать его. Он приложил палец к губам и коснулся плеча девушки из Авалона. И она тоже встала рядом с ним. Так Раймонд шел за принцессой, вновь ставшей призрачной, и те, кого он касался рукой, следовали за ним. У проходящего мимо рыцаря он взял себе коня, а в одной из оружейных лавок выбрал себе меч. И вскоре Раймонд почувствовал знакомое ощущение – мир вокруг менялся. Раньше он и представить не мог, что внутри призрачного города также возможна смена отражений. На мгновение он ощутил страх. Но девушка смотрела на него лучистыми глазами, а Дрю ободряюще положил руку ему на плечо, и они двинулись дальше, стараясь не потерять из виду мерцающий прозрачный силуэт Фионы. Она шла, не ожидая и не оборачиваясь, и когда она остановилась, мир неожиданно вздрогнул и обрел краски, звуки и запахи. Его спутники стояли рядом с ним на дороге, живые, во плоти, оглядываясь в новом мире и только Фиона по-прежнему оставалась призрачной.
- Здесь, в далеком прошлом далекой Тени мы расстанемся, Раймонд Рейли, - звонко произнесла она. – Назад для тебя дороги нет. Правь этой страной по своему разумению, и, может быть, в будущем я еще услышу рассказы о тебе.
Раймонд сделал несколько шагов вперед и обернулся попрощаться. Фионы не было. На мгновение ему показалось, что вдали блеснули золотые шпили Амбера и мерцaющий силуэт Единорога, затем все пропало. Раймонд оглянулся – те, кого он взял с собой с надеждой смотрели на него. Он посмотрел вперед и увидел крестьянина, сидящего на обочине дороги и поглощающего свой обед. Раймонд обратился к нему на языке, которого раньше не знал:
- Здравствуй, милейший. Как зовется эта земля?
Крестьянин вскочил, поклонился и, отряхнув крошки со своей одежды, произнес:
- Тулуза, благородный рыцарь.
А потом всмотрелся в лицо Раймонда и воскликнул:
- Так это же вы, граф Раймонд! Вы все-таки вернулись! И как же я сразу не признал!
Раймонд с улыбкой кивнул ему и сошел с дороги на поле. От свежераспаханной почвы веяло влажным теплом. Он зачерпнул полную горсть черной земли, поднял руку к небу и произнес на тари, пока он не успел забыть этот язык.
- Я беру тебя, Тулуза, в свое владение, я, граф Раймонд Тулузский.

Письмо его святейшеству папе Римскому Иннокентию III от скромного прелата церкви города Тулузы Петра.
«Со скорбью в сердце довожу до вашего сведения, что вверенной мне епархии народ забыл страх божий и отвернулся от света веры католической. Язва ереси разъедает цветущую эту землю, и ересь та зовется альбигойской. Пораженные этой чумой признают, Змея, врага рода человеческого, равным по силе нашему создателю, более того, почитают его за творца нашего мира наряду с Господом. Они проповедуют чистоту тела и помыслов и в гордыни своей попрекают святое монашество церкви нашей, обзывая их чревоугодниками и стяжателями. Владетель этих мест, граф, Раймонд Тулузский, не только не искореняет эту заразу, но всячески ей потворствует. При дворе его царят веселье и легкомысленность, и находят приют и понимание самые злостные еретики. Он ввел у себя обычай почитать прекрасную даму, и трубадуры его преуспевают в этом, воспевая вовсе не пресвятую нашу деву Марию, но каждую женщину возвышают они до статуса полубожественного, хотя всем известно, что женщина суть сосуд диавола. В еретичестве своем, слагают они песни о прекрасных девах и единорогах, склоняющихся перед ними, и здесь с прискорбием нахожу я злой яд язычества. Все, что в моих силах, делал я, чтобы вернуть этот край в лоно святой матери-церкви. Я вступал в диспуты и неоднократно беседовал с самим графом. И был оскорбительно назван дремучим дураком, что является святотатством, ибо я являюсь наместником его святейшества на земле Тулузской, а его святейшество является наместником Господа нашего на всей земле.»
«Прелату церкви города Тулузы Петру от его святейшества папы римского Иннокентия III. Я рассмотрел ваши неоднократные мольбы о помощи и нашел доводы ваши убедительными. Давно горит эта язва на теле христианских землях. Из милосердия дабы вернуть заблудшие души в свет истинной веры, с прискорбием в сердце, но с твердостью в мыслях объявляю я крестовый поход против ереси альбигойской и источника ее, графства Тулузского. Ко всем благочестивым королям христианского мира посланы гонцы. Молитесь за спасение души жителей Тулузы, как мы молимся за них. Аминь»


@темы: Амбер, Блейз, Тень, новые персонажи

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Облака над Колвиром

главная