22:23 

...И Логрус свидетель

Kolvir
Второе место фикатона "Амбер без принцев"
Название: "...И Логрус свидетель"
Автор:  Brand Bariman
Заказчик:  Runil
Желание заказчика: Птенцы Дракона (Если можно, то , в основном не о Даре), жанр: юмор и экшн, рейтинг: без разницы. Желательно без всего вышеперечисленного(кроссовер, альтернативная вселенная и т.п.) - живут люди, и живут себе. Чуточку драмы и хэппи-энда этому не повредит, но если этого не будет так даже и хорошо.
Действующие лица: представители Дома Хендрейк (Птенцы Дракона), Бансез, Сухай, Свейвилл, высшие Силы.
Жанр: экшен
Рейтинг: PG
Предупреждение: автор считает, что не вышел за рамки канона, но кто-нибудь может думать иначе, поскольку вопрос очень спорный. никто не знает, как оно доподлинно было.
Дисклеймер: все принадлежит Желязны, кроме домыслов
Описание: вы никогда не задумывались, почему Дом Хендрейк, военная опора Владений Хаоса, после подписания договора вдруг проявил себя, как один из Домов, состоящих в оппозиции?



Монотонный неподвижный купол над головой произвел на меня гнетущее впечатление еще множество местных циклов назад. Теперь я к нему уже немного привык и знал, что он не всегда бывает таким неизменным, но к бесконечно сочащейся из близких облаков воде, кажется, привыкнуть невозможно. Здесь это называют «осень».
Циклы здесь такие же нудные и однообразные, как и небо. Только свет и тьма, и переход между ними. Ни в одной Преисподней я не встречал такой всепоглощающей тьмы, когда не видно даже кончика собственного носа, и она так же однозначна, как свет. Сейчас по расписанию переход от света к тьме. Здесь это называют «вечер».
Но больше, чем небо, больше, чем эта надоедливая цикличность, когда-то потрясла меня окружающая местность, и я не перестаю ей удивляться. Никаких перемещений, никаких искажений, никаких перепадов гравитации, вывертов пространства и завихрений времени, никаких дополнительных измерений и скрытых путей – абсолютно статичная почва, покрытая растительностью, которая, впрочем, изменяется, но слишком медленно для того, чтобы это радовало глаз. Постройки вдали выглядят и расположены точно так же, как и в день нашего прибытия, цвета заключены в рамки однажды предопределенной гаммы, оттенки тусклы и навевают смертную тоску. В моменты перемирий мне кажется, что жизнь здесь течет так медленно, что Змей успеет не только состариться, но и умереть между моими вдохами. Здесь это называется Порядок.
Как можно жить в таком мире и не сойти с ума? Невольно задумываешься, что первично – сумасшествие, как причина этого мира или этот мир как причина сумасшествия его создателей...
Создателей? Или отступников, чьи деяния так дорого стоили Владениям?
В своем застывшем мире они почти бессмертны и вечны, подобно Змею. Они рождены с уверенностью в собственной божественности, и считают, что несут в себе печать властелинов Вселенной, что, как ни прискорбно, не так уж далеко от истины: Тень на их стороне... Даже если эти чудовища не участвуют в войне лично, Порядок каждый раз оказывается сильнее, чем мы рассчитываем. Никогда прежде мы не сталкивались с противником, который был бы так отличен от нас, но был равен и даже превосходил нас по силе. Мы так увлеклись противостоянием и духом соперничества, что не заметили, как исподволь наши враги превратились в наших кумиров, и стремление это сильнее опасений изгнания из Дома и королевского гнева.
С другой стороны, нам уже нечего терять и в том и в другом случае.
«Драконьи птенцы покинули Гнезда, Путем Доблести и Отваги следуют они к Пределам Прародителей»... Эту песнь здесь поют слишком часто, и я внутренне содрогаюсь, когда слышу ее в очередной раз. Здесь наша кровь стекает каплями живого огня в рыжеватый песок вместо того, чтобы возноситься к небесам, она покидает нас, вместо того, чтобы пульсировать в наших сердцах и течь в наших жилах. Наша кровь, избранная из избранных, иссякает - во всех смыслах.
И дело даже не в том, что нас становится меньше.

- Ребенок жив, - наконец произнес жрец.
Капли крови давно уплыли к потолку, а он застыл перед алтарем, будто очарованный, и если бы он еще немного так простоял, клянусь, я пренебрег бы традициями и статусами, хорошенько его встряхнув. Слишком уж многое зависело от его ответа.
- Где он?
- Змей потерял его след, - фигура жреца начала преображаться, возвращаясь к обычным очертаниям. – Место, где находится ребенок, ускользает от его взгляда.
- Как это возможно? – поразился я.
Бансез покачал головой:
- Существуют вещи, скрытые от Прозревающего Суть.
- Ваше Святейшество, мне необходимо все Послание, – я сделал акцент на слове «все». – Я обязан покончить с этим делом как можно скорее...
- При всем желании, Герцог, я не могу сказать Вам больше, чем мне было позволено видеть. Логрус судья.
- Но Дом не может этого так оставить! Позор Хендрейка стал известен Короне – будь мой отец жив, он проклял бы меня! Если я не справлюсь с ситуацией, статус Дома рухнет окончательно, поэтому мне необходимо знать все об откровении. Хендрейк будет вашим вечным должником, Бансез. Вы же знаете Свейвилла...
- Герцог, если бы я мог помочь Вам, я бы это сделал. Я знаю Свейвилла. И понимаю Ваши чувства. Однако, влиять на решения короля я не могу, каковы бы ни были наши с ним отношения.
- Но ему почему-то понадобилось Ваше посредничество...
Бансез обнажил клыки.
- Спросите об этом у короля, если сможете. На мой взгляд, Герцог, в этом деле Вы проявляете излишнее для главы Дома рвение... Вещи преходящи и изменчивы, Суть есть стержень Вещей, но и она ветвится. Все истечет. Не задавайте вопросов, на которые не существует ответа. Позвольте мне закончить церемонию.
- О да! Конечно. Я не смею присутствовать, - я торопливо отвесил церемониальный поклон и направился к низкой арке, где угадывался Путь.
- Встретимся в Тхельбане, Герцог...

После гибели отца я стал главой Дома, возложив на себя все его полномочия, заботы и ответственность. Это совпало с началом экспансии, так что забот досталось мало, зато ответственность пришлось прочувствовать в полной мере.
И сейчас, в Тронном Зале Тхельбана, перед лицом Его Величества, Короля Свейвилла, среди других глав Домов, я чувствовал себя извалявшимся в нечистотах.
Когда при моем появлении по залу пошел шепоток, я подумал, что мне это только показалось. Но потом я заметил как Грэмбл Савалл, поглядывая в мою сторону, тихо переговаривался с сыном - с некоторых пор он начал появляться здесь в его сопровождении. Молодой Савалл на меня не смотрел, но учтиво слушал отца. Два представителя Дома Хелграм время от времени бросали на меня заинтересованные взгляды... Известный придворный мерзавец Маффин Чанникут пялился в открытую и даже не прятал насмешливой ухмылки. Принц Роловианс излишне демонстративно пытался увидеть вместо меня пустое место. Герцог Миноби был сочувственно-презрителен, в моих глазах это не делало ему чести, как родне по закону. В рядах знати помельче царило излишнее оживление, по-видимому, в предвкушении показательного унижения целого герцога. Только Бансез и глава его Дома, оставались невозмутимы и отстраненны, как и подобает персонам их крови и положения...
Невероятным усилием воли я попытался сохранить внешнее хладнокровие, ибо в тот момент я возненавидел Лордов Края со всей яростью, на которую только был способен. Возненавидел за повышенный интерес к чужому позору, за сплетни, которые они распространяют, за непонимание того, что на моем месте мог оказаться любой из них...
- ...Герцог Хендрейк? – будто издалека донесся до меня голос Свейвилла.
- Мой Повелитель, - я сделал два шага вперед, преклонил колено перед троном, как того требовал этикет и выпрямился, взглянув в лицо королю.
Тяжелый пламенеющий взор пригвоздил меня к месту.
- Скажите, Герцог, вы исполнили мою просьбу? – медленно произнес Свейвилл.
- Да, Повелитель.
- Бансез?
- Да, Повелитель, - Бансез выступил вперед.
- Святейший, Ларсус Хендрейк обращался к Гласу Змея?
- Да, Повелитель, - жрец кивнул.
- Чудесно, – Свейвилл протянул правую руку, украшенную золотым перстнем в сторону жреца, - я хочу это видеть. Слова изменчивы и искажают суть. Подойдите, Бансез.
Верховный Жрец Змея вступил на возвышение у трона и замер, преклонив колено. Когтистый палец с золотым кольцом на мгновение дотронулся до его лба.
- Спасибо, Бансез.
Бансез поклонился и растворился среди придворных.
Король выглядел разочарованным и озадаченным.
- Герцог, что вы намерены предпринять? – устало спросил он.
- Я полагаю...
- Вы можете полагать что угодно, но для всех нас проступок вашего Дома должен послужить уроком.
Я внутренне содрогнулся.
- Поэтому наказание должно быть самым жестоким... – Свейвилл помедлил, будто оценивая произведенный эффект, - просто смерти недостаточно, не так ли?
- Сир, наш род почитает за честь пасть в бою. Пасть от руки Повелителя еще большая честь, - я упал на одно колено и склонил голову, взывая к Силам о том, чтобы королевское проклятие не коснулось всего Дома... Лучше вечно пребывать с Прародителями, чем утратить честь рода и лишиться права называться Домом.
- Встаньте, Герцог, - голос короля смягчился. – Я знаю, что смерть для Хендрейка равноценна награде. К тому же я не настолько выжил из ума, чтобы избавиться от лучшего из своих генералов в самом начале войны. Я полагаю, вы сами накажете предателя. Кажется, изгнание наиболее унизительно?
- Дом Хендрейк принимает Вашу милость, Повелитель.
- За пределы Черной Зоны.
- Будет исполнено, Повелитель.
- Найдете ребенка… Вы знаете что делать. Идите, Герцог, - Свейвилл сделал рукой отстраняющий жест.
- Сир?
- Да, сейчас вы можете уходить.
- Благодарю, Повелитель.
Я поклонился и вышел из круга вельмож.
Направляясь к выходу, я почувствовал чей-то взгляд. Оглянувшись, я успел заметить как Бансез и Сухай отворачиваются, делая вид, что вовсе не смотрели мне вслед.


- Чайнуэй, вы нашли ее?
- Нет, отец. Она путает следы.
- Бездельники! Не можете поймать девчонку! Прикажете мне самому отправиться за ней в погоню? Или может быть, перепоручим это дело Королю?
- Отец, не забывай: она тоже Хендрейк. Мы уже перепробовали все, даже пытались призывать на помощь Логрус – все пустое.
- А ребенок? Вы хоть что-то узнали о нем?
Чайнуэй неопределенно мотнул головой.
- Нет. Никто ничего о нем не знает.
Я вздохнул:
- Очень жаль. Продолжайте поиски. Удачи!
- Удачи!
Я накрыл карту ладонью.
Наш Дом благороден, силен и славен многими победами в Отражениях. Но вместо того, чтобы завоевывать себе славу в боях, глава его занимается поисками предателей. Эта задачка, скорей, для Савалла, чем для Хендрейка. Мы – воины, некоторые из нас никогда не пересекали Логрус, не говоря уже о том, что среди нас нет ни одного мага, который изменил бы положение парой заклинаний... По правде говоря, организация экспедиции была исключительно отчаянной мерой: я не питал надежд на то, что Чайнуэй справится.
Единственное решение всплыло само – из тех далеких времен, когда меня обучали необходимым навыкам бытовой магии и рассказывали о строении мира, и я в очередной раз подивился свойству памяти хранить такие мелочи с тем, чтобы услужливо предложить их в подходящий момент. Однако, как ни трудно было это признать, решение это подразумевало участие другого Дома, а дело чести – слишком щекотливая вещь, чтобы впутывать в него другие Дома. Поэтому я долго взвешивал все за и против в попытке потянуть время. Но теперь у меня не осталось ни выбора, ни времени.
И я отправил Хранителю демона-слугу с посланием о моем намерении посетить его в конце зеленого цикла.

- Доброго цикла, Сухай.
- Доброго цикла, сын Хендрейка. Вы явились, чтобы побеседовать, не так ли?
Я был смущен такой прямолинейностью, однако кивнул:
- Да. Мне необходимо кое-что прояснить. Вы же присутствовали при... – я поморщился, – ...в Тхельбане?
- Лорд Хендрейк прозревает верный путь, - Сухай усмехнулся.
Жестом он пригласил меня следовать за ним.
Однажды мне довелось побывать в его замке, и еще тогда меня поразила изобретательность Мастеров, работавших над созданием этого великолепия. Но либо сейчас мы шли другим путем, либо Сухай провел работы по расширению своих Пределов – я не узнавал ни одного фрагмента из Теней, сквозь которые мы проходили.
Наконец, мы оказались в гостиной среди густо переплетенных сизых лиан и металлических конструкций, подвешенных над морем лиловых облаков, озаряемых изнутри вспышками грозовых разрядов. Пахло озоном.
Мы устроились в креслах из какого-то упругого материала, в тот же момент появился слуга и принялся сервировать низкий металлический столик. Сухай подождал пока он канет в небо и сказал:
- Я ожидал Вашего визита, Герцог. Хендрейки стали частыми посетителями здесь, против обычного.
- Кто еще? – спросил я и удивился собственной бесцеремонности. Похоже, я заразился от Сухая его прямолинейностью.
- Последними были двое Ваших племянников...
- О них мне известно.
Сухай кивнул.
-...и еще Ни-разу-не-замужняя Хендрейкская девица, повинная в опале своего гнезда. В отличие от юных воинов, она посетила эти стены дважды.
Я попытался улыбнуться.
- Зачем она приходила к Вам?
- За тем же, за чем обычно приходят...
- Логрус? – удивился я.
Сухай снова кивнул.
- В ее положении разумнее было бы воздержаться от подобного подвига. Конечно, я предостерег ее, но она была настолько решительна, что я не смог ей воспрепятствовать... Вам лучше известно, каковы бывают ваши женщины, когда чего-то жаждут больше жизни.
Эта новость ошеломила меня.
- О! Что же, она пересекла Логрус, будучи беременна?
- Истинно.
- Давно ли это было?
- За семь или восемь циклов до того, как всполошились Лорды Края.
- Что же произошло потом?
Сухай пожал плечами.
- Ее дальнейшая судьба мне неведома. Логрус редко возвращает в исходную точку.
- Но Вы упомянули, что она вернулась...
- Да, спустя несколько циклов она пришла с младенцем. Снова просила провести ее к Логрусу. Я не видел причин отказать.
- Для чего же ей понадобился Логрус во второй раз?
- Этого я, к сожалению, не знаю, хоть сам сгораю от любопытства. Ни она, ни ее дитя не вернулись из пещеры. По всей видимости, она пересекла Логрус во второй раз и пронесла сквозь него ребенка. Или погибла вместе с ним... Такой вариант тоже допустим.
- Змей сказал: ребенок жив. Значит, мать тоже.
- Тогда это усложняет вашу задачу: Логрус мог переместить их куда угодно.
В голове моей вертелась масса мыслей, одна другой удивительней.
- Но ребенок...
Сухай надул губы.
- Ребенок уже пересекал Логрус, находясь в чреве матери. Сомневаюсь, что второй раз ему повредил больше чем первый. Я когда-то размышлял над подобным... Случается, я обучаю детей основам Искусства, и я заметил, что они приспосабливаются лучше и боятся меньше, чем взрослые. Но кто из Лордов в здравом уме отправит своего младенца в Логрус ради эксперимента?
Я поморщился. Сухай заметил это и поспешил оправдаться:
- Разумеется, Герцог, Ваш случай уникален и не имеет отношения к моим гипотезам и умозаключениям.
Я почувствовал необходимость осмыслить сказанное и чтобы заполнить паузу сделал глоток из кубка – в нем оказалось какое-то незнакомое, но очень неплохое вино. Сухай последовал моему примеру.
- Скажите откровенно... Король знает?
- Он не спрашивал о подобном, - Сухай усмехнулся, обнажив длинные клыки.
Я облегченно вздохнул и подумал о том, что визит удался.
- Я понимаю, в таких случаях Вы не обязаны хранить молчание... Намерены ли вы поставить Его Величество в известность о нашем разговоре?
- Если будет задан правильный вопрос.
- Но мне Вы рассказали...
- Как глава Дома, Вы обязаны были это узнать.
- Могу ли я спросить Вас... – я повертел кубок, наблюдая, как вино плещется и стекает по его стенкам густыми почти черными каплями, - Это касается свойств Логруса.
- Разумеется.
- Существует мнение, будто Логрус может судить, свидетельствовать и вести беседы с Лордами... Насколько это правдиво?
- Истинно так. Однако Логрус сам выбирает собеседника. Надеетесь вызвать Его на откровенность?
- Могу ли я рискнуть?
- Ваше дело может стать исключением, но я не поручусь за положительный результат... Когда Вы намерены попытаться?
- Чем скорее, тем лучше.
Сухай кивнул:
- Тогда пойдемте, я проведу Вас...
Я последовал за ним сквозь переплетение сине-зеленых лиан, которые раздвинулись наподобие занавеса и окаменели, превратившись в своды полуразрушенного собора. Сухай провел меня через несколько залов – некоторые из них я смутно припоминал с момента последнего визита – и мы оказались среди зеленых заснеженных скал на обледеневшей тропе, которую я узнал сразу: она была частью лабиринта, ведущего к пещере Логруса.
- Здесь я Вас покину, согласно правилам, - сказал Сухай. – Надеюсь, вы помните количество поворотов?
- Да, благодарю Вас.
Он растворился в снежной круговерти, а я вскарабкался, держась за скалу, к первому повороту и провалился в ад и пламень. Прикрывая глаза ладонью, я миновал пять лавовых рек и едва не пропустил место, где пространство меняло спин... Зеркальная муть и зелень стеклянных лестниц, закручивающихся винтом. Раз, два, три... седьмой пролет, оборот вокруг оси направления... Воздушные потоки, летящие навстречу, подхватывающие тело как пушинку, прыжок в соседний поток, двигающийся в противоположном направлении, с риском быть разорванным пополам сдвигом скоростей... Музей односторонних поверхностей и лес невозможных фигур. Провал и поворот с изнанки угла... Метеорная пыль, рассекающая пространство и непроницаемая тьма, свет в конце разворачивающегося в чашу тоннеля... Поворот сквозь собственную тень, нырок из негатива в цветовое смещение...
Я достиг его.
С тех пор, как я здесь побывал впервые, меня интересовало, почему это место называют пещерой. Ибо на пещеру оно походило в последнюю очередь.
Скажем так, здесь определенно присутствовало пространство, и невозможно было сказать, сколько у него измерений. На первый взгляд могло показаться, что в этом месте ничего нет, но когда я здесь немного освоился, то начал замечать детали, которые неизменно норовили ускользнуть от взгляда. В какой-то момент детали при всей неуловимости приобели такую ясность, что мне показалось, будто пространство это наполнено всем, что существует, существовало и будет существовать. Свет и тьма здесь присутствовали постоянно, и в то же самое время, были неразличимы. Любой шаг в любую сторону здесь был равноценен началу пути.
Я замер неподвижно у Порога.
- О, Изменчивый! - мой голос прозвучал здесь со странной, несвойственной ему интонацией. – Я Ларсус Хендрейк, глава Дома Хендрейк. Я призываю тебя в свидетели.
Молчание ответило мне гулким эхом из дальнего слоя реальности.
- О, Изменчивый! Я прошу тебя о покровительстве!
Пространство по-прежнему хранило молчание. Очевидно, как собеседник я Логрус не впечатлил...
- Высшим Силам угодно промолчать? Может быть, Высшие Силы не считают меня достойным собеседником? Или, может оказаться, Высшие Силы струсили или устыдились, и потому затаились? Ответьте мне, зачем это несмываемое пятно на весь род Хендрейков? Вы слышите меня?
Ничего не происходило. С одной стороны, меня радовало, что на мою голову не обрушился град раскаленных камней, с другой, могло статься, что кричал я безо всякой пользы для дела.
- Разве мы были плохими воинами, Изменчивый? Разве не служили верно Короне, во славу Змея, Который Тебя Воплощает? Лучше бы я погиб, как мой отец, чем перебирать грязное белье в присутствии Лордов Края! Да поглотит меня Бездна, если хоть один из нас этого достоин!
- Не бросай слов на ветер, Лорд Хаоса. Ветер переменчив, - тихо и отчетливо ответило пространство.
Я не поверил ушам.
Но тот же самый голос произнес:
- Так будет необходимо.
Откуда-то из глубин пещеры донесся гул, будто отзвук грома. Передо мной возник непрерывно меняющийся Знак Логруса.
- Будет необходимо? – машинально переспросил я, с благоговейным ужасом наблюдая, как Знак заполняет собою пространство.
- Ларсус Хендрейк, я ответил на твой вопрос. Ты просил меня о покровительстве, но тем показал свое невежество: любой, в ком течет кровь Хаоса, уже находится под моим покровительством. Что до свидетельств, разве Клятвы уже не в ходу?
- О, Изменчивый! Могу ли я просить тебя о помощи другого рода?
- Проси.
- Не так давно тебя посещала женщина Хендрейк… Беременная. Помоги нам найти ее. Мы должны поступить с ней и ее ребенком, как того требует закон.
- Женщина безразлична мне, но дитя под моей защитой. Лорды Хаоса решили пойти против моей воли?
- Но закон гласит...
- Закон? – рявкнул Логрус так, что у меня зазвенело в ушах. – Разве мое решение не превыше закона?
- Но кровь Дворкина...
- Это кровь Хаоса! И отступник все еще посвящен мне, несмотря на дела его. Тебе ли не знать, Хендрейк, что такое плохая кровь? Ваша собственная давно испорчена родственными браками. Солдаты Хаоса, древний и славный род, вы снизошли до уровня демонов! Вы ведь практически утратили способность к изменчивости, разве не так?
Пожалуй, большего стыда я не испытывал ни разу в жизни. Трудно признать, но Логрус был прав. Большинство Хендрейков имело только одно обличье.
Тем временем, Логрус продолжил:
- Этот ребенок, которого вы стыдитесь, впустил меня в свое сознание и прошел сквозь меня таким, каков он есть. Многие ли из вас могут похвастаться тем, что пересекали Логрус? Многие ли из тех, что пересекали, делали это дважды? Это дитя – дитя Хаоса, и оно необходимо мне.
Я кивнул:
- Хендрейки не имеют ничего против, Изменчивый. Мы не будем искать ребенка. Нам нужна его мать. Отправь меня к ней.
Логрусовы отростки заметались у меня перед глазами, сплелись в клубок и вытянулись в линию, скручивая, разрывая и подминая под себя пространство. Внезапный толчок едва не сбил меня с ног. Уши заложило от воплей и лязга, в нос ударил будоражащий знакомый запах...
На счастье, я вовремя увернулся: мимо меня что-то промелькнуло со свистом, лезвие секиры, как я чуть погодя сообразил. Не дожидаясь следующей попытки, я ударил противника в живот. Под вторым ударом хрустнул его позвоночник. Подхватив оружие павшего, я снес голову еще одному самонадеянному воину и огляделся. В гуще драки, среди яростно сцепившихся тел, изобилия демонических сущностей, мелькающих смертоносных снарядов и щитов я заметил ту, которую искал: она сражалась сразу с несколькими противниками и, похоже, лошадь ее была убита.
Я поспешил к ней, прокладывая себе путь трофейной секирой.
Троих она успела уложить сама, двоих добил я.
- Дядя Ларсус? – заметив меня, воскликнула она, и это едва не стоило ей жизни.
Я метнул меч убитого воина в шестого, и он рухнул к ее ногам.
- Да, девочка. Отбегалась, - ответил я. – Я пришел за тобой.
- Прости, дядя, я не могла...
- Я знаю. Только что я имел занимательную беседу с Логрусом. Ты должна вернуться во Владения, – в этот момент я осознал: все это время где-то поблизости на пределе ощущений пребывал Путь. – При мне конец Нити...
Я сделал шаг вперед. Она попятилась, выставив перед собой меч:
- Нет, дядя. Я уже все решила.
- Ты можешь решать что угодно... Я приказал тебе вернуться.
- Я останусь здесь. Все равно меня ждет изгнание. Я больше не принадлежу Дому...
- Формально ты еще Хендрейк... Пока никто не знает, что я тебя поймал, – на всякий случай я обшарил взглядом пространство. Сражающиеся стороны откатились немного назад: демоны теснили людей. Казалось, мы никого не интересовали.
- Тогда я предпочла бы умереть с честью. Убей меня.
- С честью? Я не сделаю этого. Тхельбан обвинил тебя в измене.
- Как мило с их стороны. И Хендрейки предпочли это проглотить?! – в ее голосе чувствовалась горечь. - И ты поверил, раз объявил на меня охоту? И никто из вас не задумался, откуда Тхельбан знает о Доме то, чего Дом не знает о себе?
- Прозревающему Суть известно многое...
- С каких пор Свейвилл лично подглядывает, с кем делят ложе его подданные?
- Как ты смеешь так говорить о Повелителе! Одного этого достаточно, чтобы угодить в немилость.
- Какое это имеет значение, если я никогда не вернусь во Владения?
- Я приказал тебе вернуться.
- Я остаюсь здесь. По крайней мере, здесь есть тот, кого я полюбила.
- Но это недопустимо! Это противозаконно!
- Любить кого-то противозаконно? Еще немного, и он перешел бы на нашу сторону, не из корысти, а по убеждению. Он так похож на нас, что даже достоин присоединиться к Дому...
- О, нет! Тебе мало того пятна позора, которое по твоей милости легло на наш род? И сейчас ты сама расписываешься в своем предательстве! Я безмерно счастлив, что король не слышит тебя!
- Не король ли заинтересован в том, чтобы вывести принца Бенедикта из игры?
- Для этого были предусмотрены диверсии! Ты провалила возложенную на тебя миссию и должна предстать перед судом короля...
- Дядя, я остаюсь здесь. Я хочу умереть за то, во что верю, а не по воле короля.
- Постой... А твой ребенок? Логрус говорил, ему нужен твой ребенок...
По ее лицу пробежала тень.
- Девочки больше нет... Мне уже не важно.
- Как? – я опешил. - Бансез провел ритуал и сказал мне, что ребенок жив!
- Он ошибся, - сказала она бесцветным голосом. – Она убита.
- Ты сделала это? Не могу поверить... Зачем тогда вся эта игра в прятки? Свейвилл может изменить решение.
Она облизала губы и перехватила меч поудобнее:
- Это не имеет отношения к выбраковке. Дядя, я не могу сейчас все объяснить, слишком запутанно... Неужели Логрус тебе ничего не рассказал?
- Ни слова.
Она расхохоталась, и в смехе ее было нечто от безумия.
- Пожалуй, тогда и я промолчу. Мое место здесь! – крикнула она и бегом устремилась в гущу сражения.
- Линтра! – я бросился следом за ней, но внезапно почувствовал, как этот мир отдаляется, сворачиваясь в спираль и ускоряясь.
- Герцог, вы опаздываете на свидание к королю. Король не любит ждать, - в громоподобном ворчании улавливалась издевательская интонация.
- О чем вы оба молчите? – спросил я.
Меня не удостоили ответа.
Спираль раскатилась в белое полотно с черными звездами, синхронно кружащимися в гипнотическом танце. Затем пространство сузилось и вокруг замелькали призрачные образы.
Когда они истаяли, и вращение прекратилось, я обнаружил себя стоящим на Краю света.

Я сплю, и мне снится повторяющийся кошмар... Я был бы счастлив, будь это действительно так, но я бодрствую.
- Каковы новости, герцог?
- Повелитель, - я поклонился, - осмелюсь доложить, это дело еще требует выяснения...
- Хендрейк, - в голосе короля послышалась угроза, - если вы сами не можете справиться, вам не место во главе Дома.
- Повелитель, дело осложняется тем, что в нем замешаны Высшие Силы...
- Вот как? Почему же тогда Змей промолчал на сей счет?
- Наверное, у него есть на то причины...
- Или у вас есть причины вводить меня в заблуждение? Знайте, я могу принять как должное новость о том, что все Хендрейки – лицемеры и предатели. И тогда никакие заслуги перед Хаосом не повлияют на мое решение.
- Может быть, кто-то желает нас выставить в негативном свете, но эта ложь не имеет смысла. Я говорил с Логрусом, и он...
- Герцог, обвинять Логрус в причастности – то же самое, что обвинять короля.
- Я не имел в виду ничего подобного. Я лишь хотел сказать, что Логрус...
- Герцог, еще одно слово о Логрусе, и вас придется взять под стражу...
- Я призываю Логрус в свидетели, - четко сказал я.
Свейвилл хмыкнул.
- Стража, - произнес он.
- Я призываю Логрус в свидетели, - повторил я.
Воздух перед троном замерцал, заклубился и сложился в непрерывно меняющийся знак, отшвырнувший в стороны материализовавшихся рядом со мною демонов-стражей.
- Свейвилл, ты мне надоел! – загрохотал знак. – Сначала планируешь интриги, потом удивляешься результатам. Твой предшественник был куда дальновиднее... Оставь Хендрейков в покое, если не хочешь побираться на пропитание под стенами Амбера уже завтра!
Я не без удовольствия заметил, что лицо короля приобрело зеленовато-сизый оттенок.
- О, Изменчивый... – прохрипел он. - Хендрейки вступили в союз с ренегатами!
- Так ли это предосудительно? Давно ли дети Оберона пребывали в доме твоей родни?
- Это политика! Я действую в интересах Владений!
- Тогда, Свейвилл, не вмешивайся, когда я действую в интересах Владений. То есть в моих интересах! Да будет тебе известно, что ребенок, который тебе не дает покоя, уже успел обзавестись потомками и породниться даже с тобой.
Зависла неловкая пауза.
- Все вон! – рявкнул Свейвилл, выбросил вперед руку, и я почувствовал, как незримая сила оттесняет меня прочь от трона, за пределы того места, где висел Знак.
Толпа придворных ринулась к выходу.
- Хендрейк останется! – взревел Логрус, и что-то могучее потащило меня обратно. На мгновение мне показалось, что я нахожусь между двух сдвигающихся стен.
- Да кто...
- Он имеет право слышать! Ты противишься Змею, король?
Яростно сверкнув глазами в мою сторону, Свейвилл заерзал на троне:
- Это недопустимо! Честь короля...
- Сейчас речь идет о чести Хендрейка.
- Изменчивый, как еще я мог поступить, если таково веление Закона?
Я стоял напротив разгневанного короля, у меня над головой парил рассерженный символ сущего, и будь я проклят, если я хотя бы примерно соображал, чем все это закончится для меня и моего Дома. На всякий случай я проверил при мне ли моя колода.
- Я есть Закон! К тому же под Закон, на который ты ссылаешься, попадает не только Хендрейк... Кровь Амбера смешалась с кровью Хаоса уже трижды.
- Но как?
- Старшая дочь племянника прежнего герцога, Дара, как известно, взяла себе в мужья родного брата. Оба их сына погибли в бою, не оставив потомков, но единственная дочь от этого брака является законной супругой главы Дома Хелграм, и у нее тоже дочь, ее назвали в честь бабушки. Дара Хендрейк погибла несколько циклов назад при Чадящих Столбах. На самом деле, она умерла гораздо раньше, еще в младенчестве: ее мать не была урожденной Хендрейк и не позволила подвергнуть негодное дитя выбраковке, но природа взяла свое. Дара Хендрейк – тот ребенок, которого вы ищете.
Я был поражен: история Дары некогда являлась популярной темой сплетен внутри Дома, ибо браки с такой степенью родства были редкостью даже среди нас. Говорили, что мать ее изменяла мужу и глава Дома знал об этом, поэтому когда брат с сестрой решили пожениться, он совершил обряд против воли их родителей, тем самым нажив себе врагов в лице племянника и собственного брата. Участники конфликта, впрочем, о причинах не распространялись. Если все было так, как говорит Логрус, то Линтра приходилась Даре помимо матери, еще и сестрой...
- Я поймал встречный поток времени, - меж тем, вещал Логрус, - и ваше прошлое стало ее будущим до момента, когда я подменил мертвого ребенка живым. Старый герцог Хендрейк скрыл факт подмены.
- Старый предатель... – прошипел Свейвилл и вцепился в нефритовые подлокотники трона с такой силой, что они затрещали.
- Он действовал по моему распоряжению.
Свейвилл скрипнул зубами. Логрус продолжил:
- Согласно моему замыслу, правнук Дары станет моим ставленником в Амбере. После грядущей войны ты сам будешь искать наместника. Ты же не захочешь отдавать Тень потомкам Дворкина?
- Нет! Амбер будет разрушен!
- Я предвижу другое развитие событий.
- Мы сделали все, чтобы вернуться к прежним временам!
- Никто не сможет сделать этого сразу. Попытка разрушить Амбер изнутри оказалась неудачной, хотя его основа была повреждена. Но даже несмотря на то, что Порядок ослаблен, никто из вас не сможет пребывать в его средоточии достаточно долго без риска для здоровья и рассудка. Вы слишком многое утратили с тех пор, как Вселенная разломилась на две части.
- Ладно, - проворчал король. – Но вину Хендрейков это не умаляет. Они столько лет скрывали...
- Хендрейки невиновны! – рявкнул Логрус.
- Они будут наказаны! – истерично выкрикнул Свейвилл. Похоже, для него покончить с нашим Домом стало делом принципа. Вцепившись в подлокотники трона, король сверлил безумным взором парящий перед ним Логрус и при этом едва не трясся от страха. Жалкое зрелище.
У меня над головой пророкотало что-то похожее на далекий гром.
- Да, конечно! Бансез рассказал тебе о вероятности! Лорд-змей оказался слишком болтлив для змея. Это всего лишь вероятность.
- Речь шла о потомке Хендрейков!
- Есть ли тебе разница, если ты сам не оставил потомков? Ты можешь избавиться от Хендрейков, но тогда ты проиграешь намного больше, и тебе это известно. Оставь их в покое.
Свейвилл выпрямился.
- Пусть отправляются на войну! Пусть выметаются из Владений все до единого! Хендрейк, забирай своих головорезов и отправляйтесь на Черную Дорогу! Чтобы духу вашего здесь не было к концу красного цикла! Ваше дело – война, так воюйте! Если хотите сохранить за собой право называться Домом – воюйте! Амбер должен быть разрушен!
Ему не пришлось повторять два раза. Логрус мне не препятствовал.
Согласно королевской воле, мы покинули Пределы.
Впервые за всю историю нашего рода мы отправились в поход не во имя Короны, не во имя славы и триумфа, не во имя завоеваний и сокровищ, не из любви к искусству, не в погоне за пьянящим духом битвы – ради сохранения чести и права назваться Домом двигались мы по Черной Дороге прочь от родных мест. С боями пробивались мы туда, где границы Тени уподобляются нерушимым скалам, а время останавливает свой бег.
Мы командовали армиями демонов и бросались в бой сами с яростью берсерков.
Мы убивали и убивали нас.
На своем пути мы сеяли хаос, отчаяние и разрушения, подчиняя себе Тень и ее обитателей.
Мы внушали себе, что как только Амбер падет, наши гонения прекратятся.
И теперь, когда наша цель почти достигнута, я перебираю в памяти минувшие события, и уверенность в возможности возвращения меня оставляет. И я клянусь Прародителями, что если Хендрейкам суждено снова увидеть Край, это станет концом правления Свейвилла, так или иначе. Я взываю к Змею, и молю его о том, чтобы клятва воплотилась, даже если мне уготовано пасть в грядущих битвах.
Может статься, новый король будет лучшим...


@темы: Бансез, Ларсус, Линтра, Логрус, Свейвилл, Сухай, Хаос, Хендрейк

URL
Комментарии
2008-01-27 в 23:44 

да, я люблю людей, и это абсолютно не мешает мне ненавидеть человечество
по предложению [L]Леди Тайры[/L], переношу дискуссию сюда.
краткое содержание "предыдущих серий":

Леди Тайра
В качестве предисловия и лирического вступления – упаси меня бог когда-нибудь писать о Хаосе. Церемонная статичность Дворов на фоне того безумного калейдоскопа, который они называют миром, меня доводила до головной боли при попытке привести это в соответствие. Кто знает, может, и сама страсть к церемониям – это личный способ обитателей Дворов не сойти там с ума?
Но довольно лирики, теперь о тексте.
Начало настраивает на философский лад. Но вскоре размышления прерываются, подвисая во времени и пространстве, и на сцене появляется обладатель голоса, Хендрейк, служака-Хендрейк, для которого позор страшнее смерти. Правда, при всей нелюбви Дворов к Амберу, я не очень понимаю, почему связь с одним из его принцев столь постыдна? Ситуация Монтекки-Капулетти на государственном уровне? Допустим. Однако, в то же время переговоры с рыжим триумвиратом велись вовсю, и юная Дара, если верить ей самой, бегала за Брандом.
Описание прохода к Логрусу очень понравилось, лишь слегка резануло «пространство меняет спин», но это чисто профессиональное.
Зато несколько удивил конфликт Логруса с королем. По-моему, король после такого не жилец. И даже не потому, что безумца прикончит Логрус (кстати, а почему не прикончил?): почувствовав слабину власти, его сгрызут свои же придворные, включая того же Хендрейка. Впрочем, нет. Хендрейк-служака остается таковым до конца, и ведет свой Дом в бой, смывая позор, которого, по словам самого Логруса, нет. Глупо? Несомненно. Но в этом все хаоситы: даже если мир вокруг них начинает рушиться, они продолжают играть по правилам олимпийских игр.

Brand Bariman
Леди Тайра вот знаешь, я после этого забега подумал точно так же: упаси меня бог еще когда-нибудь писать про Хаос в пределах канонических событий. у меня от него крыша едет, от попыток сопоставить факты, в частности.
по части постыдных связей, напомню, что папаша этих принцев считался изменником. при тяге хаоситов к церемониям и соблюдению буквы закона, ничего хорошего такая связь не сулила. кроме того, есть у меня подозрение, что презрительное "амберский ублюдок" не было личным изобретением Джарта, ибо с какой стати подчеркивать происхождение, если его упоминание не несет функции дополнительного гвоздя в крышку гроба и не намекает на расовую/клановую/идейную вражду?
По-моему, король после такого не жилец.
так он, если помнишь, и не жилец был. очень быстро загнулся от "последнего из своих страданий". а знать начала делить власть еще до того, как он отдал концы. однако, свои придворные сгрызть короля ну никак не могли, поскольку церемониальность и традиции у хаоситов - превыше личных амбиций. максимум - тот же Хендрейк мог послать сюзерену привет с того света, оформленный проклятием: генерал Ларсус был убит на Черной Дороге.

Алексей Нефедов
Ларсуса, насколько я помню, убил Джулиан в битве Падения Образа. [L]
[L]Brand Bariman[/L]
Алексей Нефедов одно другому не мешает, учитывая место, где проходила битва.
Алексей Нефедов
Чисто формально битва на дороге и битва в поле - это две большие разницы, с точки зрения тактики. И даже если в момент смерти Ларсус стоял на этой самой дороге, все же так писать не совсем корректно. Погиб в войне Черной Дороги - так будет точнее.
Brand Bariman
Алексей Нефедов поскольку я - человек шесть лет успешно уклонявшийся от военной обязанности (причем, по банальной причине: обо мне забыли), то ошибки по части тактики мне простительны. я допускаю, что "погиб в войне Черной Дороги" будет точнее.
Леди Тайра
Brand Bariman, знаешь, слово "ублюдок" уже само по себе оскорбительно, амберский он там или нет.
Про "не жилец", да-да, помню, это я не точно выразилась. Я имела в виду немедленную, незамедлительную смерть. На самом деле тут у тебя с неожиданно спятившим королем момент получается интересный. И жаль, непонятно, что довело его до жизни такой. Проклятье Эрика? Немилость Логруса?
Вообще, для продолжения обсуждения предлагаю перейти в тему фика. Комменты я открыла

2008-01-27 в 23:56 

да, я люблю людей, и это абсолютно не мешает мне ненавидеть человечество
Леди Тайра
по части ублюдка - видимо, Джарт считал это недостаточно сильным оскорблением, не показывающим всей полноты ненависти и презрения к единоутробному брату.

с неожиданно спятившим королем момент получается интересный.
хм... и в чем же интересность?
по части же "что довело короля до такой жизни", не знаю, но то, что Свейвилла в последние годы его жизни во Владениях недолюбливали - это факт. а что еще может вызвать такое массовое недовольство политикой Короны, как не монаршее самодурство? и полагаю, случилось это не внезапно. для хаоситов с их жуткой традиционностью должны существовать очень веские и очень долгоиграющие причины для недовольства монархом.
насчет немилости Логруса - собственно, было.

2008-01-28 в 11:46 

Леди Тайра
Why am I so bad at being good?
хм... и в чем же интересность?
Brand Bariman, ну, вот жил король, правил тысячу лет, и тут на тебе, взял и спятил. У меня ассоциации с безумием Дворкина полезли :).
Собственно, спорить-то я особенно не хотела, просто в рецензии я перечислила те места, об которые я споткнулась при прочтении. Вот ты сейчас объясняешь - вроде все логично, а когда читала, было прямо по-Станиславскому - не верю. :)

2008-01-28 в 20:31 

да, я люблю людей, и это абсолютно не мешает мне ненавидеть человечество
Леди Тайра
ну, значит, это мое упущение: объяснил плохо. но я действительно писал все это в полном угаре и с мыслью о том, что примерно представляю, что хочу получить в итоге, но не знаю, каким образом это сделать. я ничуть не прибеднялся, когда высказался по поводу собственного произведения, что "автор не знал, о чем писать". здесь действительно скорее конструкция мизансцены, нежели какой-то сюжет.

2008-01-28 в 22:30 

Леди Тайра
Why am I so bad at being good?
примерно представляю, что хочу получить в итоге, но не знаю, каким образом это сделать.
Brand Bariman, о! очень знакомо! Я тоже часто начинаю придумывать с конца. Кстати, будешь конструкцию дальше полировать?

2008-01-28 в 23:20 

да, я люблю людей, и это абсолютно не мешает мне ненавидеть человечество
Леди Тайра
надо бы, но в этом случае конструкция грозит стать долгостроем. :depress: при всех моих талантах, Хаос, определенно, питается моим мозгом.

2008-01-28 в 23:55 

да, я люблю людей, и это абсолютно не мешает мне ненавидеть человечество
Леди Тайра
гм... только что дочитал мега-фик Бетанкура.
надо сказать, что я здорово озадачен: в свете того, что там понаписано, мои измышления на тему выглядят более чем правдоподобно. более того, конфликт Свейвилла с Логрусом еще как объясним, и в том числе, что довело короля до такой жизни... :alles:
по Бетанкуру Свейвилл - незаконный монарх. он узурпировал трон. и характерец у него был препаскуднейший (никто его не доводил, он сам пришел), жажда власти - величайшая, способность к интригам - виртуозная, а наклонности - явно садистские. подозреваю, что Логрус его никогда особенно не поддерживал, а он - всегда посылал Логрус в известное место. в конечном итоге, Свейвилл - именно тот, кто подставил Дом Баримен в погоне за собственной короной.
зашибись положеньице. :wow:

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Облака над Колвиром

главная