17:55 

Если у мира истерика

Coeur-de-Lion & Mastermind
Ну, что ж, добавим немножко про Мерлина :)

Рассказ участвовал в "логрусовском" фикатоне.


- Похоже на затишье перед бурей, - сказал я Люку, с которым мы сидели в какой-то занюханной таверне, где в основном собирались странные бледные личности с зеркально-пустыми глазами и чуть-чуть недоразвитыми для классических вампиров клыками. В отличие от славного доброго старикана Дракулы, вино они пили настоящее и даже хорошее, и, кроме того, в соответствии со своим местным кодексом, даже не пытались лезть не в свое дело и вмешиваться в разговоры. Достойные люди, и отличное местечко для двух сбежавших на время от ответственности монархов, отдыхающих от натерших лбы корон. Правда, облегчение это было кратковременное и эфемерное, но куда лучше, чем ничего, иначе было бы впору лезть в петлю. "А не завещать ли корону Мэндору, и не сгинуть ли?" - подумалось мне на редкость трезво для таверны, и не в меру сентиментально.
- Ничего себе затишье, - фыркнул Люк. Именно Люк, а не Ринальдо, хотя как раз этим именем его назвали при рождении. Ведь другой Ринальдо у нас уже был, одновременно призрак, и все же, нечто большее, да и вообще, Люк из тех людей, кто сам предпочитает давать себе имена, не полагаясь на старших родственников, непонятно чем руководствующихся при наречении существа, чьи симпатии, антипатии и вообще черты еще не определенны. - Ничего себе затишье, - повторил он. - Вот за что люблю тебя, Мерль, так это за поэтические преувеличения и аллегории. У меня такое впечатление, что вся Вселенная начинает ходить ходуном, неодушевленные предметы обретают то слезливый, то склочный норов, и скоро я буду рубить в щепки тумбочки, чтобы они не трепались по ночам и не мешали спать. Какое-то, знаешь ли, все становится слишком живенькое. Старина "Анима мунди" в чрезвычайном ударе и, выражаясь гнусными техническими терминами, далекими от истинной нашей прикладной космогонии, по мне, так скоро быть Большому Взрыву.
- Это у тебя просто наследственная склонность к Большим Взрывам.
- Да ладно, подумаешь, разнесло полквартиры…
- Я не об этом.
- Я в курсе, Мерль. Я тоже. У тебя случайно нет идей, как бы придушить слегка распоясавшиеся силы природы?
- К сожалению, есть. Можно зайти в какой-нибудь из Лабиринтов, и там торжественно совершить харакири. Есть добровольцы?
- Хм… Может, лучше сотворить такое в Логрусе?
- Плохая мысль, он и так один.
Люк вздохнул.
- Тогда - в каком из Лабиринтов? Наш старый - редкая сволочь, просто слов не подберешь, какая, но все привычное мироздание держится именно на нем, а вот все непривычное, все сбои и истерики мира - на Лабиринте твоего папаши, который при всем при этом личность душевнейшая и можно даже сказать высокоморальная. Как-то не хочется заляпывать ничьей кровью его чистую душу, тем более, что выбор невелик. Только твоя и остается.
- Или папина.
- Его еще поди отлови. К тому же, это слишком цинично.
- Но мы не боимся трудностей и не привыкли отступать перед моральными чудовищами...
"Мерлин, ты где?" - раздался у меня в голове голос Джарта.
"А что случилось?" - спросил я.
- Понятно, - сказал Джарт, видно, подсмотрев картинку, и материализовавшись рядом со столом. Люк покосился на него неодобрительно.
- Или что-то не срочное, или ты просто соскучился, - констатировал я.
- У меня появилась одна мысль. Где сейчас Глаз Змея?
Люк начал рефлекторно нашаривать меч.
- Опять что-то не так с моей венценосной супругой?
- Понятия не имею, - весело хрюкнул Джарт и сел рядом с нами. - Что пьете? Демонскую кровь? На двоих пить неприлично.
Благовоспитанные вампиры, если и обеспокоенные внезапным появлением моего родственничка, чинно помалкивали в свои картофельные бифштексы.
- Где это ты такого набрался? - удивился я.
- В одном твоем любимом отражении, - ответил Джарт, - хотя мне больше понравилась на том шарике с одной третью суши другая часть света.
Джарт посмотрел на барную стойку, потом отрицательно покачал головой заинтересовавшемуся было бармену: чистый стакан уже был у него в руке, и он наливал себе вино из нашего кувшина.
- Видите ли, - продолжал он. - Большинство живых существ достаточно высокого порядка обладают двумя органами зрения, проще говоря - глазами.
- Видим, - сказал Люк, поглядев на все еще пересекающую физиономию Джарта черную "пиратскую" повязку.
- Также обладал ими и Змей, до какого-то момента. А затем он утратил свой глаз, и тот стал отдельно существующим артефактом, причем обладающим огромной силой во всей космогонии. Тут заложен основополагающий принцип жертвы - нечто должно существовать отдельно от "жертвователя", чтобы иметь силу, и в то же время обеспечивать силой его самого, и обеспечивать существование чего-то созданного при таком посредстве, ну, скажем - мира.
- Стало быть, Змей ни в коем случае не должен завладеть снова своим Глазом, - кивнул Люк, это понятно. Даже до того, как его свистнул Дворкин, Глаз уже был отделен.
- Вот, вот. Но для равновесия, то же должно происходить и с воплощением Порядка, то есть, с Единорогом.
Люк ошалело посмотрел на Джарта.
- Ты что, предлагаешь выбить ему Глаз, чтобы решить наши проблемы?
- Ни в коем случае.
- Стоп!.. - сказал я сквозь зубы. - Черт бы вас побрал...
Я уже давно думал над нашими проблемами, и мне даже казалось, что нашел выход. Но мне совсем не хотелось говорить об этом раньше времени. Но теперь, похоже, родственнички тоже вплотную добрались до если не таких же, то схожих соображений. Даже Люк, я видел, задает "непонимающие" вопросы, на самом деле все понимая, и явно думая в том же направлении. Значит, все-таки, пришло время обсудить кое-что серьезно, но в гораздо более серьезном месте, чем здесь. Я вздохнул.
- Господа, - сказал я, - давайте сперва сделаем так, чтобы никто не мог нас подслушать...
Над Джартом всплыл знак Логруса.
- Да что ты делаешь, черт побери... - прошипел я.
- Извини, - сказал Джарт. - Рефлекс...
- Так, так, - оживился Люк. - И где нас не подслушают? Может, у твоего отцовского Лабиринта?
- Нет, ему нас тоже слушать противопоказано для психического здоровья.
- Замок Четырех Миров? - предложил Джарт, видно, подумав о Джулии.
Я подумал о Призраке, но решил на этот раз его не беспокоить, кто знает, какие у него возникнут на этот счет собственные идеи. А тут собрались все взрослые.
- Хрустальная пещера, - предложил Люк. - И время там течет очень удобно.
- Твоя правда, - согласился я. - Доставай карту.
- Угу, - сказал Джарт. - А то я, кажется, не знаю такого места.
Люк глянул на него с усмешкой, тасуя колоду.
- Глядя на тебя, я теперь точно не рискну лезть в Фонтан, если уж он так лихо меняет контакты…
Люк упорно предпочитал думать, что в неприятностях его отца был повинен именно Фонтан. Если честно, я не был уверен, что это не так, поэтому лезть в Фонтан тоже не рисковал. Поменьше надо ставить экспериментов над собой, любимым.
- Кстати, - сказал невпопад Джарт. - А ты читал "Хроники Фауста" Мзареулова?
- Кого? - переспросил я.
- Мзареулова.
- Нет. А что это за штука?
- Не знаю. Один чел посоветовал из твоего любимого отражения, вот я и решил спросить - ты там жил подольше моего.
- Видимо, в другой части света. Предпочитаю "Фауста" Гете или Марло.
- Поехали, - сказал Люк, и мы отправились в соседнее измерение. Я чуть было не забыл бросить на стол таверны пару монет - "Извините за беспокойство".
И вот, мы сидели теперь в хрустальной пещере, наводящей на меня нехорошие воспоминания, втроем, что наводило на меня еще более нехорошие мысли, и как в старые недобрые времена наши старшие предшественники, рыжий триумвират: Блэйз, Бранд и Фиона, от имен которых впору содрогаться в конвульсиях всей вселенной, умышляли недоброе на весь белый свет. Утешало только, что среди нас был пока только один рыжий.
- Хорошо, предположим, мы извлечем Камень из… э… моей жены, - не без скрытого энтузиазма сказал Люк. - А кто из нас сделает остальное?
- Ну, раз новый Лабиринт - создание моего отца, - вздохнул я обреченно. - Боюсь, что это придется сделать мне.
- Не самая хорошая мысль, братец, - возразил Джарт. - Хотя мысль о гармонии не так плоха, я бы сказал, что ты недостаточно антагонистичен своему отцу. И его Лабиринт принимает тебя "на ура". Во-вторых, как мы все отлично понимаем, того, кто это сделает, может затянуть в совершенно другую Вселенную с концами.
- А что делать-то?
- Ничего, если я напомню, с какой попытки ты проходил Логрус? - не совсем тактично сказал Люк Джарту. - А вообще, не уверен, что для этого надо обязательно проходить Логрус. Не проходил же Дворкин никакого Лабиринта, прежде чем его создал.
- Но ведь первичный узор был в камне. И узор этот далек от Логруса, - заметил я. С камнем-то Дворкин немало экспериментировал.
- Пойдем, поохотимся за другим глазом? - ехидно спросил Джарт. - На мой дилетантский взгляд, из Корал глаз вытащить все-таки проще. Мне даже кажется, она будет не так уж против, вам она доверяет, а потом непременно решит, что так оно к лучшему. Должен же у нее восстановиться свой собственный глаз, а так она только рассудок скоро потеряет и, не дай бог, превратится в какую-нибудь одноглазую змеюку вроде нашего хаосского праотца или праматери.
- К такой-то матери… - проворчал Люк.
- Не надо, - сказал я. - У нас еще будет шанс рискнуть здоровьем. Видите ли, хоть Узор в камне вполне определенный, у каждого из нас получается свой, отличный от прочих, Лабиринт, несмотря на все наше сходство, но в полном соответствии со всеми нашими различиями. Сухай как-то объяснял, что Глаз Змея, как порождение Хаоса, на самом деле несет в себе зерно всего, что только можно представить, в том числе, и порядка, но думаю, с его помощью можно с тех же успехом состряпать и Логрус.
Вот так мы и договорились до новой страшной тайны и нового страшного заговора...
Не очень хочется вспоминать, как мы вытаскивали Камень из Корал. Разумеется, это было просто верхом вероломства. Усыплял ее бдительность и впаривал ей снотворное, конечно же, Люк - кто у нас коммивояжер, в конце концов?
Потом выяснилось, что вспоминать все давно некультивируемые медицинские хирургические навыки придется мне. Что ж, конечно, нет проблем... нам в Хаосе все равно, кого и как разобрать и собрать обратно, тем более, с нашей семейной способностью к регенерации. И все-таки, воспоминание так себе, особенно, возможно, потому, что вытаскивал я Глаз из Корал, во избежание сильных повреждений, практически бескровно, при помощи логрусовых отростков, и Камень скользнул мне в руки как родной, да еще с таким чувством узнавания, что мне показалось, вот-вот, и все мои клетки вывернутся наружу от возбуждения. Когда я закончил, меня здорово трясло, и еле удалось откреститься от стучавшегося в каждую извилину Логруса. Что мы творили? Даже подумать страшно.
Я подумал о моей маленькой Фракир, которую так все время и забывал снова найти, уж она бы, наверное, давно меня вразумила. Но не судьба.
И оставив Корал приходить в себя, мы втроем резво "помчались", попросту говоря, перенеслись к отцовскому Лабиринту. Честно говоря, мы торопились. И потому, что всякий здравомыслящий и нездравомыслящий наш родственник, создание вроде Лабиринта или Логруса или еще какой-нибудь мало-мальски сознательный объект бросился бы нас останавливать, а объяснять было: а) слишком долго; б) все равно это был чистой воды эксперимент; в) пока все кому-то объяснишь и он согласится, проснутся еще двадцать категорически несогласных. А потом, как бы самим не передумать...
- Погоди, - сказал Джарт запыхавшись. - И все-таки, мы что-то упускаем. Где второй рог единорога?
- Ничего мы не упускаем, - сказал я и погладил ствол Дерева, росшего рядом с Лабиринтом. Мне показалось, что оно зазавенело от прикосновения как струна. - Вот он. Был здесь с самого начала. - Вот ведь, чем был на самом деле Старина Игг.
Но что-то вокруг было не так. Лабиринт не приветствовал нас, как обычно. Подозревал что-то? Воздух был наэлектризован и пахло грозой. Или бурей, проносящейся по всем отражениям? Я посмотрел на Камень в своей руке. Он нагрелся, разгорался, будто мерцая, и чуть не искрил.
Люк подошел к Лабиринту и повел над ним руками.
- Не понимаю, или он в обмороке, - пробормотал он осторожно, - или нам скоро здорово не поздоровится.
- Одно не исключает другого, - заметил я.
Нет, только подумал, а сказал это кто-то другой!..
Мы обернулись. За нами стоял Мэндор, не очень похожий на себя, из-под человеческой оболочки готово было выплеснуться что-то демоническое. В руке пощелкивали его магические шарики.
- Вот теперь ты точно слишком далеко зашел, Мерлин, - сказал он отчетливо. - Я даже не знаю, в какой преисподней тебе теперь место.
Над Мэндором, яркий даже при свете дня, плясал Знак Логруса.
- Как тебе удалось подойти так близко? - спросил я, глядя на Знак.
- Очень просто. Иногда, знаешь, даже Лабиринт и Логрус могут объединиться, чтобы ударить против общего врага.
- То есть, против этого Лабиринта? - переспросил Люк. Он все еще стоял, хмурясь, совсем рядом с ним.
- Именно, - сказал Мэндор, - не сводя с меня взгляда. - А теперь, будь добр, отдай мне Камень.
Я был готов похоронить его под заклинаниями спикарда, но на меня самого обрушились совсем не заклинания - меня оплели Логрусовы отростки - да какие! - Вот, значит, каково приходилось бедняге Лаокоону...
Джарт, видимо, предпринявший попытку напасть на Мэндора с фланга, вскрикнул и, подброшенный чем-то невидимым вверх, повис в воздухе, окруженный как планета спутниками мечущимися по орбите черными шариками.
- Видишь ли, - сказал Мэндор без всякого видимого напряжения. - В данный момент я и Логрус - примерно одно и то же.
- А где Лабиринт? - спросил Люк.
- Он занят подавлением "третьего лишнего", Логрус тоже, но частично - я за него.
- Ну, тогда я - за "третьего лишнего", - сказал Люк, доставая Вервиндль.
- Осторожней, - сказал я, увидев, как позади него формируется какая-то плотная тень. Похоже, в прямом смысле слова - тень. Девушка в черных доспехах, с топором в руках.
- Стой, где стоишь, - велел Люку призрак Дейдре. Ее взгляд был почти маниакально прикован к Вервиндлю. Люк обернулся и уставился на нее, решая, что ему делать.
- Мадам... вы меня с кем-то путаете, - сказал он своим самым светским тоном.
- Возможно, - сказала Дейдре. - Отойди от Лабиринта.
- Отдай мне Камень, - сказал Мэндор.
- Обойдешься, - огрызнулся я.
Призрак Дейдры вдруг словно забыл о Люке и оказался рядом с нами.
- Нет, лучше отдай Камень мне, - настойчиво сказала Дейдре. - Отец скажет тебе спасибо, Мерлин, и я тоже... - Она глянула на Мэндора. - Мы так не договаривались. И... - ее взгляд на какие-то мгновения стал озадаченным. - Кто ты вообще? - Похоже, частично она пользовалась памятью самого Лабиринта, а частично, когда он не мог целиком ее контролировать, терялась.
- Развлекись, - сквозь зубы бросил Мэндор. Я начал потихоньку приходить в себя и давить на него пока еще слабо пробивающимися заклинаниями - Пробивающихся ростков Драконьих зубов и Проснувшейся Нагайны у гнезда, мысленно пропускаемых через Камень. Получалось пока не очень, но на лбу Мэндора вздулись жилы и появились капли пота. - Рядом с Дейдрой, чтобы позволить ему не отвлекаться, появился призрак Бореля.
- Не лучше ли вам удалиться, леди? - промолвил он со церемонно. - Я не дерусь с дамами всерьез...
- Твои проблемы, - ответила Дейдре, и чуть не снесла ему голову топором. Между ними завязалась эпическая схватка.
- Не надо так волноваться, лорд Хаоса, - сказал мягко чей-то новый голос. - Пусть Мерлин сделает то, что задумал, это всем нам пойдет только на пользу.
Рядом с нами, с картой в руке появился Блэйз. На другой его руке чуть сыпал искрами спикард.
- Дядя, ты на моей стороне? - выдохнул я с некоторым удивлением и недоверием.
Хватка Мэндора тут же сильно ослабла. Блэйз поднял руку со спикардом.
- Давай-ка, выпутывайся, малыш, - сказал он, подмигнув. - Я не зря столько лет скрывался и проводил исследования. Другого пути нет. Сделай, что должен, или всем нам крышка. Давно пора, по-хорошему.
- По-хорошему, или по-плохому? - вкрадчиво и весело спросил еще один призрак, появляясь рядом с Блэйзом.
Я слегка запаниковал: в руках у призрака, усмешка которого не обещала ничего хорошего, как и у Люка, был обнаженный Вервиндль, пусть и всего лишь его тень. Если Лабиринт вздумал выпустить призрак Бранда, значит, у него точно соображалка не на месте.
- Черт, - выругался Блэйз и развернул спикард в сторону покойного братца. Но его там уже не было. Призрак, как и оригинал, здорово умел телепортироваться. Проскочив к нам, он попытался отобрать у меня Камень, но, видно, хвала Логрусу хоть в этом, не смог пробиться через его поле. Блэйз обрушил на брата огненный вихрь. Тот почти лениво поднял призрачный Вервиндль, тоже ведь бывший когда-то спикардом, и снежно-ледяной буран врезался на полном ходу в огненный, и оба пролились на землю шипящим дождем.
- Да ну вас, к дьяволу! - выдохнул Люк, и рванувшись ко мне, пока мы с Мэндором душили друг друга как два взбесившихся дракона, знаменующих собой вечность, выхватил у меня Камень, а потом помчался обратно... Куда - обратно?!
Не останавливаясь, Люк прыгнул на линию Лабиринта. Остановившись на ней на мгновение и поняв, что все еще жив, он двинулся по линии вперед, в паутине сияющих искр. Я не поверил своим глазам. Правда, Лабиринт был в подавленном состоянии и, может быть, поэтому не мог его убить, но это не значило, что он не убъет его в дальнейшем. Поможет ли Люку Камень? Или хотя бы то, что прежде него этот Лабиринт уже проходил его собственный призрак?
На какое-то время мы все отвлеклись, воззрившись на Лабиринт.
- Молодец парень, - сказал Бранд, потом мельком покосился на Джарта. - Да телепортируйся ты оттуда.
Джарт внял, и телепортировался Мэндору за спину. Тот выругался и отпустил меня. Мы все сгрудились возле Лабиринта, "болея". Дейдре горящим взором посмотрела на загадочно улыбающийся призрак Бранда.
- Забери у него Камень, ты же можешь.
- Не хочу, - сказал Бранд.
Видно, Лабиринт и впрямь был очень занят подавлением своего младшего собрата, чтобы контролировать призраков как следует. Или у Бранда в "программе" изначально был какой-то сбой, позволявший ему своевольничать даже в виде призрака.
Как бы то ни было, но Люк дошел до центра, все еще живой.
- Джарт, - воскликнул Мэндор. - Останови его!
- Не буду, - нервно сказал Джарт.
Люк настраивался на Камень. Не знаю уж, насколько это у него получилось. Но через несколько минут он исчез.
И появился рядом с нами, в шаге от дерева.
- Ну, ребята, прикройте меня... - только и сказал он и, закрыв глаза, сделал первый шаг. За ним, переливаясь всеми цветами радуги, пульсируя и мерцая, то распадаясь в прах, то снова собираясь, зазмеилась яркая линия.
Вот ведь прохвост... - восхитился я. - И Лабиринт прошел, какой неположено, и на тебе!..
Пришлось броситься вперед и поставить Мэндору подножку, а заодно засветить в топор Дейдры заклинанием Умирающего цветка - вместо топора у нее в руках оказалась увядшая серебряная роза. Она подбросила розу в воздух и та снова опустилась ей в руки сверкающей секирой. Дейдре возмущенно посмотрела на меня, но отвернулась и попыталась снова атаковать Люка. Тот, не открывая глаз, уклонился от нее, заложив какую-то немыслимую сияющую петлю. Секиру Дейдре остановил меч в руках Бранда. Мне пришлось снова отвлечься на Мэндора, чуть не превратившего мою кровь в скопище красных муравьев-людоедов. Призрак Бореля был сметен Блэйзом куда-то во "тьму внешнюю", но тут же вернулся снова. Джарт мелькал рядом, пытаясь подстраховывать всех сразу.
Молния не расколола небеса, она просто с силой обрушила их ослепительный свет на землю, как молот на наковальню. Раздавшийся вслед за тем гром и бешеный порыв ветра разметал всех и повалил на землю. Прижатый к содрогающейся тверди, я увидел, что и Люка кидает ветром во все стороны, и он движется... если это можно было назвать словом "движется", крайне "беспорядочно" - и по одной плоскости, и вверх, и вниз, и под любым углом, то соскальзывая куда-то, возможно, в четвертое измерение, чтобы вдруг появиться снова. И каждый его шаг - прыжок - кульбит, порождал жутковатую структуру, очень знакомую нам, хаоситам, хотя в той же степени и незнакомую. Какое-то свежее буйство, то, что можно бы назвать и первобытным, но не древним, что-то развязное, свободное, необузданное, мерцающее и рассыпающееся в свое удовольствие.
Я посмотрел на поединок призраков. Дейдре нападала, а Бранд блокировал ее удары, все дальше оттесняя от нового Логруса.
- Что они творят? - спросил я вслух.
- Не знаю, - сказал оказавшийся рядом Блэйз. - Разве что, можно предположить, что старый Лабиринт сам не знает, чего именно хочет.
Ветер усилился, молнии сверкали не переставая, вколачивая нас все глубже в землю, из которой пытался вырвать ветер. Можно было уже ни о чем не говорить и ни о чем не думать. наконец, достигнув совершенно безумного крещендо, где-то за гранью всех чувств и смыслов, все вокруг взорвалось. Я вылетел не то в вакуум, не то в нечто до крайней степени плотное, вроде сердцевины алмаза, в зажмуренных глазах мелькали сменяющие друг друга слепящие, сияющие узоры, бессчетное их количество, в которых я заблудился, захлебнулся и растворился.
- Мерлин! - кто-то бесцеремонно тряс меня за шкирку.
Я открыл глаза и уставился во встревоженные глаза отца.
- Папа? А мы где?
- Я думал, это тебя надо спросить, - ворчливо сказал мой же голос со стороны - над правым плечом Корвина укоризненно маячило яркое колечко.
- Призрак! - воскликнул я, и в глазах у меня защипало - не от взбитой пыли. Признаться, я боялся, что после того, что мы сделаем, все "ожившие тумбочки" могут снова стать просто "тумбочками". Потому и не звал Призрака на помощь. Он был мне дорог, но если миру суждено было рассыпаться на куски, он погиб бы и в том, и в другом случае.
Я огляделся. Вокруг расстилалась каменистая пустошь, ничем не похожая на место, которое мы покинули в момент взрыва… Большого такого взрыва. Или не покинули. Все, кого я помнил, были здесь же. Это, похоже, место нас покинуло. Все?! Действительно, все?!
- Люк! - заорал я. Папа поспешно выронил меня.
Люк оглянулся. Вид у него был совершенно ошалевший, он стоял рядом с призраком своего отца, и они о чем-то негромко разговаривали. Откуда-то, чихая, появился Блэйз. Неодобрительно посмотрел на призрака своего брата, потом пожал плечами, отошел, и вытащил из-под груды щебня Джарта. С недовольным ворчанием, откуда-то раскопался и Мэндор. Призрак Дейдре с топором, подозрительно ходил кругами вокруг призрака Бореля. Призраки явно чувствовали себя после катаклизма лучше всех.
Призрак Бранда похлопал Люка по плечу, пожал ему руку и оглянулся на Дейдре.
- Пойдем, - сказал он спокойно. - Все, что должно было случиться, уже случилось. Немного жаль, что столько всего… - Он махнул рукой, и перевел взгляд на моего отца. Он смотрел задумчиво, чуть печально, и не казался при этом, ни безумным, ни насмешливым, ни враждебным. - Но если это могло случиться только так, может, это того и стоило.
"А ведь это не его взгляд, - вдруг подумал я. - Это взгляд единорога, такой, как рассказывал о нем отец - всепонимающий и всепрощающий… Или, все-таки, его? Кто мы сами, в конце концов? Бесконечность воплощений одной единственной Жизни, или очень немногих, бесконечно повторяющихся принципов? Бессмертные, как и сами эти принципы, или смертные - вместе со всей вселенной, вместе со всей бесконечностью этих вселенных…"
Дейдре задумчиво провела рукой по лбу. На ней уже не было черных доспехов. Они превратились в длинное черное платье с серебряным поясом.
- Хорошо, что все кончилось. - Она посмотрела на нас с улыбкой и бросила свою секиру - та сжалась в полете, и упала к нашим ногам серебряной розой.
Два призрака шагнули друг к другу - Бранд шагнул вперед, Дейдре - назад, и их руки соприкоснулись.
- Нет! - тихо воскликнул Корвин.
Оба призрака Лабиринта исчезли. Растаял и Борель, по-английски, не прощаясь. Куда-то сгинул и Мэндор, видно, перешел по карте.
- Как тебе удалось вернуться? - спросил я Люка. - Я думал, тот, кто сделает это, навеки останется в новорожденной Вселенной.
Люк с растерянной улыбкой пожал плечами.
- Наверное, я просто очень хотел вернуться.
Люк разжал пальцы, на его ладони сверкал и переливался Камень.
- Когда сойдутся Ночь и День,
Родится Мир, не просто Тень, - грустно проговорил Корвин. - Что же вы сделали с моим Лабиринтом, паршивцы?
- Ну… э… - начал было Джарт.
- Расслабься, - вздохнул Корвин. - вопрос риторический.
- Вижу, мы опять пришли к одним и тем же выводам, - заметил Блэйз.
- А что же осталось тому миру? - спросил я. - Люк здесь, и Камень тоже. Да и отец, создавший новый Лабиринт. Как же они там, без создателей?
- Там же есть наши копии, - ответил Люк, зачем-то посмотрев на небо, будто пытался отыскать там звезду, которой стал новый мир, но вряд ли этот мир стоило искать в этом же пространстве. - И копия Камня, наверняка - мне чудилось, что мы оба раскалываемся. И может, даже, эти копии будут там настоящими. - Он посмотрел на меня. - Ты помнишь, как ты говорил, что призрак твоего отца - совсем не то, что призрак, он другой. Думаю, теперь он там настоящий. И часть меня, оставшаяся там, тоже стала настоящей. И Камень, да и весь мир тоже.
- Так и есть, - кивнул Блэйз.
- А мы теперь все здесь, без нового Лабиринта и нового Логруса, - вздохнул я. - Без ничего нового. Что теперь делать-то будем?
Отец усмехнулся.
- Плодиться и размножаться! Как вселенные. Самое достойное занятие на свете, разве нет? И все-таки, жаль… - Он повернулся к Люку. - Как ты думаешь, можно нам туда как-нибудь попасть?
- Ну… - Люк пожал плечами, потом посмотрел на отца заговорщицки. - Я думаю, что можно попробовать Фонтан…
- Да ну тебя, к дьяволу… - проворчал отец.
- Да, что-то я пока тоже не созрел… - вздохнул Люк.
- Возможно, я смогу как-нибудь найти выход, - предположил Призрак. - Вы же знаете, никто не может знать, какие именно задачки мне по плечу решать. Может, как раз вот такие теологические вопросы. Когда-нибудь, папа, ты еще увидишь, что мне не так уж трудно быть богом, - закончил он хвастливо. И замерцал, будто рассмеявшись.
Я увидел в стороне, вдали, у горизонта какую-то яркую искру. Пронзительно белую и чистую. Она неуловимо приблизилась. Это был единорог - его невозможно было хорошо разглядеть, но это несомненно был он.
Джарт вздохнул с восхищением, но смотрел он совсем в другую сторону - туда, где на противоположном краю горизонта, невозможным росчерком, взметнулся в небо огненный змей. И затем оба сияющих знака растворились вдали.

@темы: Корвин, Блейз, Мерлин, Ринальдо, Мэндор, Джарт, Лабиринт, Логрус

Комментарии
2007-04-21 в 22:49 

Леди Тайра
Why am I so bad at being good?
Бранд, нравится мне эта твоя вещь, люблю всякие эсхатологические штучки. И топор Дейрдре, обращающийся в увядшую серебряную розу - красота. :yes:

2007-04-21 в 23:41 

Rentgenolog
Рентгенолог
КЛАСС!!!! Просто восторг!) Вот это драйв! Снимаю шляпу вместе со скальпом:)
(вот значит как Мерль выкрутился!)

2007-04-22 в 12:48 

Coeur-de-Lion & Mastermind
Леди Тайра Спасибо :hi2:

Rentgenolog Благодарю! :red: Ну, примерно так, по крайней мере, в этом варианте развития событий :yes:

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Облака над Колвиром

главная