17:01 

Сказка террориста. Часть 2.

да, я люблю людей, и это абсолютно не мешает мне ненавидеть человечество
тоже бета-версия. первую часть можно освежить в памяти здесь



Миновав доки и пристань, мы оставили позади въезд на Портовую, и свернули в проулок между складами, ведущий на объездную дорогу, которая пересекалась с Южной, а затем сливалась с Западной, огибающей Колвир. На обочине широкой, укатанной Западной дороги я отыскал знакомое место, и по тропке, петляющей по лесистому склону, мы выбрались на тропу, ведущую к вершине. Луна за это время вскарабкалась выше, и я даже начал опасаться, что времени нам не хватит.

Пара-другая часов на подъем...

Мы оставили лошадей чуть ниже того места, где тропа сужалась и становилась круче, и пошли пешком. К счастью, мне не пришлось подстраиваться под темп Далта: он вполне выдерживал мой. Может, он и впрямь мне дядюшка?

Когда мы достигли вершины, луна стояла в зените.

Далт замешкался у начала призрачной лестницы.

- Выглядит непрочной.

- Она десяток таких как ты выдержит. Давай, одна нога там, другая здесь. Время выходит, не успеем вернуться. Не смотри вниз, и все будет в порядке.

Далт проверил полупрозрачную ступеньку на прочность носком сапога, ступил на нее двумя ногами, подпрыгнул два раза, покачал головой и в три прыжка нагнал меня.

- И часто ты по этой лестнице ходишь?

- Нет. Я здесь был всего два раза в жизни. И оба раза с отцом.

- Вы же оба колдуны. Разве не могли как птички – фьюить! - и взлететь прямо в город?

- Видишь ли, такие трюки требуют колоссальной затраты сил. Проще подняться пешком. С другой стороны... Когда я шел здесь впервые, колдуном я еще не был. Да и на момент второго раза тоже не очень-то в этом преуспел. В первый раз, в детстве еще, папа приводил меня посмотреть на Амбер с высоты, на город Тир-на-Ногтх и на его Лабиринт. Во второй раз он меня привел для того, чтобы я прошел Лабиринт и обрел власть над Тенью.

- Интересно... Вот скажи мне честно, насколько сложно идти через Лабиринт? Подозреваю, что когда ты мне об этом рассказывал, то, как обычно, все приукрасил.

Я пожал плечами.

- Честно? Я не знаю, что значит «легко», когда речь идет о прохождении Лабиринта. Я был совершенно откровенен с тобой тогда. Папа рассказывал, что Лабиринт Амбера пройти сложно - и физически, и душевно, а Лабиринт в Тире, якобы, не такой сложный. Но мне не с чем сравнивать, я знаю только, что в Лабиринте Тир-на-Ногтха мне пришлось туговато. Возможно, оттого, что это действительно сложно, возможно, оттого, что я проходил его не по правилам...

- Что за правила? – насторожился Далт.

- Не бери в голову, это я так выразился... Нет там никаких правил. Просто папа привел меня сюда в страшной спешке, не дожидаясь моего совершеннолетия, как это полагалось в их семье. Он предупредил меня тогда, что я или дойду до конца, или умру, но это мой единственный шанс пройти инициацию, и я должен рискнуть пока с этим миром не начало твориться что-то из ряда вон страшное. Впрочем, он тогда был слегка не в себе...

Мне вдруг подумалось: что бы там о нем ни говорили, отец любил Амбер. Может быть, он был на ножах почти со всеми своими родственниками, но само это место было ему дорого. И он старался привить эту любовь мне, иначе, зачем бы ему приводить меня сюда тогда, в детстве? У него ничего не вышло, и, наверное, к счастью. Амбер мне безразличен, и пока я вижу смысл в мести, никакие иные чувства не смогут встать на моем пути.

- Кажется, и для меня это единственный шанс, - пробормотал Далт и больше не проронил ни слова, пока мы поднимались.

Медленно, слишком медленно мы шли по улицам, сотканным из лунного сияния, путая нити тумана, а вокруг нас бесшумно скользили призраки – смутно знакомые лица и совершенно чужие, гротескные тени, обрывки воспоминаний, разыгрывающие у нас на глазах причудливые действа. Я будто заново узнавал это место, хотя на первый взгляд, здесь совершенно ничего не изменилось: туман, свет, тени и ощущение тягучей тоски. Здесь не было никаких цветов, кроме оттенков серого, белого и черного. В белом свете фонарей даже мы мало чем отличались от здешних обитателей, впрочем, у нас был нехилый шанс пополнить их ряды. И я торопил Далта, так как не знал, на какое точно время мы можем рассчитывать.

В подобное путешествие без страховки, как я раньше считал, отправляются только либо спъяну, либо по смертельно важной необходимости. Но злость с людьми порой тоже играет дурные шутки... Можно, конечно, вызвать мамочку, но я бы сейчас, скорее, предпочел вызвать Мерля и провалить игру окончательно, чем слушать мамочкины отповеди. Хорошо, хоть Далт не подозревает, насколько рискованно наше предприятие. Пожалуй, пуля – это меньшее, чего я заслуживаю в его понимании, если бы он узнал хотя бы часть того, что об этом месте известно мне.

А Далт уже вжился в роль туриста: он энергично вертел головой по сторонам, и поминутно оглядывался, норовя зазеваться на какую-нибудь здешнюю сцену.

- Они выглядят почти настоящими...

Я кивнул.

- В каком-то смысле, они настоящие. Но запечатаны в собственном мире.

- А ну, как кто-нибудь из них вздумает напасть на нас? Стражники, например?

- Они нас не увидят, пока мы не попытаемся сами на них напасть.

- Здорово… - Далт хмыкнул. – Мне уже нравится это местечко.

Мы почти достигли дворца, когда Далт вдруг замедлил шаг. Я оглянулся.

Далт на что-то пялился, и, судя по выражению его лица, это что-то было ужасно. Я проследил, куда он смотрит, но ничего не заметил.

- Эй, что с тобой? Здесь нельзя задерживаться...

Далт медленно повернул голову и подозрительно уставился на меня.

- А ты не видишь?

- А что я должен увидеть?

- Ты в самом деле не видишь?

- Нет. Наверное, это видение предназначено только тебе.

- Тогда ладно, - Далт облегченно вздохнул. – Пошли-ка отсюда… Побыстрее.

- Так что ты там все-таки увидел? На тебе лица не было... – спросил я, когда мы миновали квартал.

- Раз уж это видел только я, то касается оно только меня, и мое лицо тебя заботить не должно, - отрезал Далт.

Я пожал плечами.

- Окей... Вопрос закрыт.

Так же, как и много лет назад дворец был окутан туманом, и туман этот был гуще, чем на улицах, и эта лестница осталась неизменной... И в то же время здесь что-то неуловимо исказилось. Тянуло сходить налево, но в этом царстве видений никогда не узнаешь заранее, чем это аукнется. Меня, например, всегда интересовало, остановил ли бы меня кто-нибудь, если бы я попытался проникнуть во дворец через парадный вход.

Однако я не стал рисковать нашими жизнями ради сомнительного эксперимента. Я помнил, что мы с отцом всегда входили через черный ход, и провел Далта тем же путем.

Один поворот хрупкого на вид ключа – и перед нами разлилось белое сияние.

- Ох… - вырвалось у моего приятеля.

- Вот это и есть то важное, что я хотел тебе показать.

Далт двинулся в обход зала, внимательно изучая светящийся узор на полу. Забавная все-таки здесь перспектива: Далт сделал всего несколько шагов в обход Лабиринта, а выглядело это, как если бы он достиг противоположной стены зала...

- Впечатляет... Он похож на Лабиринт в Амбере?

- Точно такой же, только амберский поярче и с голубым оттенком.

- Ты же говорил, что никогда не видел амберского...

- Это с папиных слов. За что купил, за то продаю.

- Хм... Как считаешь, смогу ли я добраться до середины?

- Не знаю. Зависит от того, насколько правдивы те сказки, в которые ты веришь.

- А если они лгут?

- Тогда, в самом лучшем случае, ты отделаешься ожогами, лишишься способности к передвижению и навсегда забудешь о потомстве.

- Ох...

- Что-то не так?

- Просто… я уже стою на линии.

У меня внутри что-то противно дернулось.

- Эээ… чувствуешь что-нибудь странное?

- Нет, вроде.

- Как насчет дать задний ход?

- Не пускает.

- Ну, если с тобой до сих пор ничего не случилось, значит, ты ему чем-то симпатичен. И тогда тебе ничего не остается, как протопать его до конца.

- Воодушевил... – Далт грязно выругался и сделал шаг. Взметнулись искры.

Все-таки Далт не был так уверен в том, что он сын Оберона, как он стремился это преподнести. Не знаю, что бы я чувствовал на его месте, и что бы мною двигало. Страх? Безрассудная самоуверенность? Стремление доказать всему миру некую истину о себе любимом?

Я наблюдал, как он идет по узору: охваченный белым пламенем, разбрасывая фонтаны искр, продираясь через Вуали, я руководил его действиями, и в каждый момент времени ждал, что все внезапно закончится. Но в каждый момент времени он делал очередной шаг, и ничего не происходило. Я уже начал подозревать, чем закончится дело.

Далт продавился через последнюю преграду и оказался в центре. Он вяло помахал мне оттуда рукой. Видок у него был как после марафонского забега со спринтерской скоростью.

- Ну, племянничек… Предупреждать надо... Если бы я знал... то никогда в жизни… Фффух…

- Зато теперь дядюшка, у тебя есть почти все, что тебе требовалось для полного счастья.

- Иди к черту... Нет... Постой... Как отсюда выбраться?

- Представь место, куда хочешь попасть, и тебя доставят.

Далт исчез.

Огни Лабиринта потускнели, и зал прогрузился в полумрак. Декорации начали слегка оплывать – или это мне только показалось?

Проклятье...

Я достал колоду.

Далт ответил не сразу.

- Где ты?

- Рядом со своей лошадью.

- Проведи меня к себе. Скорее!

Далт хмыкнул и протянул мне руку. Я ухватился за нее и сделал шаг навстречу.

Первым делом я взглянул на небо. Луна перевалила зенит, но до рассвета было еще далековато. Да, пожалуй, мы с Далтом можем смело записать себя в везунчики. Папа говорил, что время в Тир-на-Ногтхе течет несинхронно с амберским и неравномерно, но больше шансов попасть в замедленный поток, чем в ускоренный. Мы, похоже, каким-то чудом угодили в ускоренный.

Я отметил, что теперь в облике моего старого приятеля-разбойника появилось нечто незнакомое, но я никак не мог определить, что именно, потому решил отложить эту задачку для наблюдательных до второго взгляда. Наблюдения такого сорта могли оказаться игрой моего бурного воображения.

- Как себя чувствуешь, родственничек?

- Лучше, чем многие мне желают, - ответствовал Далт и вскочил в седло.

Я последовал его примеру и пустил лошадь шагом вниз по тропе.

Некоторое время мы ехали молча.

Потом Далта прорвало.

- Неужели я это сделал? До сих пор не могу поверить...

- Как хочешь, но придется.

- Нет, ну ты себе представляешь...

- Представляю.

- Ты же мне договорить не дал. Скажи, как я тебе в роли доброго дядюшки?

- А что-то изменилось?

- Тьфу ты! С тобой вечно не по-людски… Хоть бы слово сказал.

- Как тебе в роли доброго дядюшки? Видишь, я сказал много слов.

- Все ерничаешь... Знаешь, я вот чувствовал, что правду мне говорили. Я сын Оберона! С ума сойти… А ты, зануда, не верил! Плодил во мне сомнения. Съел теперь?

- И что ты намерен делать со свалившимся на твою голову счастьем?

Далт задумался.

- А хрен его знает, что с ним делать. Сначала освоюсь немного, пожалуй. Ты бы научил меня паре-тройке трюков. Хотя бы как идти через Тень.

- Вообще-то это в крови... – съехидничал я.

- Вот только без этих твоих шпилек... У меня в голове каша. Ты, как близкий товарищ, обязан мне помочь с ней разобраться. Мне же больше не к кому обратиться.

Я объяснил ему в общих чертах технологию. Далт внимательно меня выслушал, даже не перебивал, задал несколько уточняющих вопросов, я терпеливо на них ответил, и после этого он, наконец, заткнулся.

Мы расстались на Западной Дороге. Далт отправился по ней прочь – по-видимому, выполнять поручения постоянных клиентов, а я направился объездным путем в порт, чтобы навести там кое-какие справки.



Я вернулся во Фриско за день до роковой даты, чтобы помешать мамочке разделаться с Мерлем. Тогда, в Бегме, я имел с ней весьма неприятный разговор на тему вендетты вообще и Мерлина, в частности, из которого следовало, что мама привлекла некие более действенные средства для умерщвления моего кузена, чем ранее предпринимались. Причем, она даже намеком не обмолвилась, что бы это могло быть. Я попытался поманить ее проектом «Призрачное Колесо», до которого я все еще имел надежды добраться, однако она осталась непреклонна и целеустремленна, как никогда. Похоже, за столько лет неудач убийство Мерля стало для нее делом принципа.

Я решил не дожидаться, что она отчебучит, а убрать Мерлина подальше с глаз хотя бы на какое-то время. Убежище было готово к принятию квартиранта точно к назначенной дате, и я молился, чтобы об этом не прознала матушка.

Днем я показался в офисе нашей с Мерлем замечательной конторы.

Босс пообещал мне, что если я буду пропадать так надолго без связи, то, несмотря на успехи продаж, он меня уволит. Потом он сменил гнев на милость и сказал, что, потеряв одного ценного сотрудника, не хочет терять второго, и чтобы я выбросил из головы все то, что он мне сейчас наговорил. Я поинтересовался, кого же мы потеряли, и к ужасу своему узнал, что Мерль положил заявление на стол Миллеру несколько недель назад, в офисе больше не появляется и на телефонные звонки не отвечает. Я не представлял, где теперь его искать. Хоть ты бери и по Козырю связывайся...

Я сделал контрольный звонок Джулии. На мое счастье, она была дома. Я сказал ей, что звоню из офиса, а вечером собираюсь заглянуть к ней ненадолго. Между делом я поинтересовался, давно ли она видела Мерля. Джулия ответила, что не далее как день назад проходила мимо его дома, видела свет в окне и наблюдала воочию.

Это немного меня успокоило, однако я знал это странное поведение, и оно указывало на то, что Мерлин чует жареное и намерен смыться в самое ближайшее время. Такое уже не раз бывало, но чтоб дошло до увольнения... Видимо, приспичило всерьез.

Я сделал копии с трех Козырей в своей колоде, поместил их в отдельный конверт и запечатал. Вечером я отправился к Джулии, как и собирался. Мы с ней мило поболтали, и разговор мало помалу завернулся в сторону Мерля. Джулия призналась, что была бы не против возобновить отношения, но боится, что сильно обидела Мерля. Я предложил посреднические услуги, и она, к моему удивлению, охотно согласилась. Тогда я передал Джулии конверт и сказал, что в нем хранится нечто, что Мерлин давно хотел заполучить, но не стоит ему без крайней нужды говорить, кто именно передал ему эту вещь – пускай будет сюрпризом. Она написала под мою диктовку записку Мерлю, запечатала ее в конверт и отдала мне. Я покинул ее дом с чувством исполненного долга.

План, конечно, оказался в высшей степени дурацкий, но, как показывала практика, Мерль всегда исправно попадался только на такие нехитрые комбинации. Может, выгорит. Не могу же я, в самом деле, заломить ему руки и затолкать в багажник. Хотя, если сильно припрет, придется так и сделать, пожалуй.

В мотель я вернулся ближе к полуночи.

Пока я возился с ключом, от угла бесшумно отделилась тень и попыталась подкрасться ко мне сзади. Я быстро обернулся и выхватил из кармана пистолет.

- Какого черта!

- Убери пистолет, а?

Он стоял в трех шагах от меня с поднятыми руками и выглядел странно.

- Можешь считать, что теперь мы квиты, - злорадно ухмыльнулся я и опустил оружие.

- Каким ветром тебя сюда занесло? У тебя же было неотложное дело в Бегме... Вообще, как ты меня нашел?

- Все меняется... – уклончиво ответил Далт.

До меня, наконец, дошло, что в нем странного: он был одет в камуфляж. Эх, Джонсон, Джонсон...

Я справился с замком, и мы вошли внутрь.

- Располагайся, - я сделал широкий жест. – Выпивка, сигареты, распутные женщины?

- Я бы предпочел что-нибудь съедобное сожрать и выпивку. Как они здесь только выносят эти самолеты... – Далт тяжело плюхнулся на диван и принялся стаскивать правый сапог.

Сегодня воистину удивительный день. Я достал из бара бутылку виски и два стакана.

- Ты летел сюда на самолете? Как ты купил билет? И как тебя пропустили со всеми твоими ножами?

- Билет мне обеспечил Джонсон. Еще утром я был у него. А ножи пришлось оставить в Пекосе, - он помолчал и добавил: - Без них я себя чувствую беззубым волком.

Я разлил виски по стаканам и позвонил в закусочную.

- Ужин доставят через полчаса. Если хочешь, можешь навестить ванную. Это – там.

Далт кивнул и прошлепал босыми пятками в ванную комнату.

Пока Далт принимал водные процедуры, я думал, как бы мне поскорей и потактичней от него избавиться. Но для начала следовало выяснить, какого черта его сюда принесло. Выбрал же он времечко наносить дружественные визиты.

Впрочем, Джонсон тоже хорош: отправил этого бульдога авиапочтой с доставкой на дом, а мне теперь думай, куда его сплавить... В любом случае, придется его терпеть до утра, а утром сошлюсь на занятость. Без тени лжи, между прочим.

Мне пришлось сжевать сэндвич за компанию. Далт поглощал содержимое коробок, стаканов и пакетов с такой жадностью, как будто не ел неделю. Когда он замедлил темп и начал задумчиво разглядывать упаковки, я спросил:

- Так зачем ты меня разыскал?

- Во-первых, хотел навестить тебя. Во-вторых, хотел посмотреть на ту Тень, где ты торчишь безвылазно уже который год...

- Посмотрел?

Далт кивнул и потянулся за бутылкой.

- Посмотрел. Теперь я понимаю, почему тебя отсюда даже пинками не выгонишь, - он налил себе полный стакан виски. - Эта Тень такая же как ты. Для таких как ты. А таким как я в ней делать нечего. Но! Есть еще одна причина, по которой я приехал...

Далт залпом осушил половину стакана и принялся уплетать еще один сэндвич.

- Я тебя слушаю.

Далт поднял палец, выдерживая паузу.

- Я знаю все твои отговорки, я знаю, что если я свяжусь с тобой по карте по этому вопросу, то ты ее заблокируешь или уйдешь от ответа, поэтому я пришел поговорить с тобой лично. И без оружия, заметь.

- Не понимаю, к чему ты клонишь...

- А клоню я все к тому же. Мои ребята сидят без дела. Вчера я устроил им проверку – они вполне готовы. Что это, кстати, за странная идея – распустить их по домам?

- Это тебе Джонсон сообщил?

- Да.

- Я хочу преднамеренно их рассредоточить, чтобы, когда понадобится, не создавать впечатления передвижения армии.

- Умно. Но я считаю, что зря ты не торопишься. Если бы мы выступили утром послезавтра, то уже к вечеру того же дня Амбер был бы нашим.

- Почему такая точность в датах?

- Потому, что самое удобное время. Послезавтра Амбер лишается единовременно двоих флотских командиров и одного сухопутного: принцы Джерард и Кейн уезжают в Дейгу по торговым делам, принц Блейз – проверять на прочность чувства вассалов Восточного Кольца. Это если ты не знал.

- Я знаю это. Но ты слишком торопишься. Если принимать во внимание скорость течения времени в этой Тени, до того знаменательного момента, о котором ты говоришь, больше недели.

Далт хмыкнул и недоверчиво поглядел на меня.

- Ну, можешь прямо сейчас смотаться в Джидраш и спросить у стражи который час и какого дня, если не веришь. Козырь, так и быть, я тебе одолжу.

- Ладно, допустим. Тем хуже для Амбера, что у нас есть время на подготовку. Короче, я пришел за тобой.

- Боюсь, что я очень плотно занят здесь в ближайшие несколько дней.

- Было бы странно, если бы я услышал другой ответ.

- Послушай, на моих родственников...

- На наших родственников... – поправил меня Далт.

- Хорошо, на наших родственников у меня несколько иные планы, чем просто захват города подшумок. Допустим, мы его захватим, но дядюшки вернутся и нам накостыляют. Я уверен, еще и Бенедикта с личной гвардией позовут, чтоб наверняка. У нас не так много людей, пусть даже хорошо обученных, чтобы очертя голову лезть в военные авантюры. И я не для того организовал тренировочную базу, чтобы потом пустить лучших людей на пушечное мясо. Спешить, в нашем случае, чистой воды самоубийство.

- Ты опять сводишь все к трусливому отстрелу из-за угла?

- Не к трусливому отстрелу, а к личной мести. Кровь за кровь. Город мне не нужен, и ты прекрасно об этом знаешь.

- Зачем же тогда тебе армия?

- Для страховки.

- Нет, пожалуй, я никогда не пойму, какими путями бродят твои мысли. Каким образом мы могли сойтись? – Далт допил стакан и потянулся за бутылкой.

- Время от времени и я задаю себе такой же вопрос.

- Ну, хоть что-то общее нашлось... – усмехнулся Далт. - Если не возражаешь, я останусь у тебя на день-два. Хочу осмотреть город.

- Боюсь, что не смогу составить тебе компанию. Я действительно очень занят.

- Я уже понял, что с тобой каши не сваришь. Обойдусь без тебя.

- Без языка?

- Ну, ты же занят. А сюда я как-то добрался. Что тут есть из достопримечательностей?

- Алькатрас.

- Это что?

- Тюрьма.

По лицу Далта пробежала тень.

- Она уже лет двадцать, как не действует, - поспешно уточнил я. - Теперь туда водят зевак и получают за это неплохие деньги. Тюрьма, из которой якобы никто не смог убежать за всю ее историю. Сначала ее, я слышал, хотели снести, но потом передумали и оставили как достопримечательность.

Далт хмыкнул и покачал головой:

- Нет, это совсем сумасшедшая Тень. Тюрьма для развлечения... Что еще предложишь?

Я предложил ему еще достаточно вариантов, куда можно сходить поразвлечься, за разговором мы прикончили остатки виски, а потом отправились на боковую.

Я спал беспокойно: меня преследовали сны, целиком состоящие из мыслей, лишенных образов - самый неприятный сорт кошмаров из известных мне, и несколько раз за ночь, согласно кульминационным моментам, я просыпался. Далт мирно посапывал на диване. Его кошмары явно не мучили. Когда ночь за окнами начала светлеть, я, наконец, вырубился.

В мой сон проникали далекие голоса, слов и языка было не разобрать. Я счел их шумом и продолжил смотреть сон. Но непонятное что-то все равно пыталось влезть в сюжет. Я попытался сделать из него понятное кое-что, однако оно улизнуло от меня в последний момент.

Я проснулся, словно от толчка.

Сквозь жалюзи пробивались лучи солнца. Десять минут до будильника. Я отключил его и сел.

Голова слегка гудела.

Далта на диване не было.

Если бы кто-то открывал дверь, я бы, наверное, услышал. Может, он вышел в туалет? Я прислушался. Тихо.

- Эй! – позвал я.

Никто не откликнулся.

Я заглянул в санузел – похмельных разбойников там не обнаружилось.

Пока я принимал душ и приводил себя в человеческий вид, я размышлял о Далте. И о Мерлине. И об обоих одновременно.

По всему получалось так, что Далт испарился. Или все же отправился осматривать достопримечательности, а я не слышал, как грохотал этот проклятый замок? Появляться без предупреждения – еще куда ни шло, а исчезать без прощаний, тем более, когда собирался зависнуть у меня на пару дней – это не в привычках Далта. Испариться тоже... У него в колоде только один Козырь. Если, конечно, он не поддерживает доверительные связи с правящим домом Амбера. Нет, это даже звучит как абсолютный бред...

Хрен с ним, с Далтом, мне бы разобраться со вторым приятелем.

Я оделся и набрал номер Мерлина. Мерлин мне ответил длинными гудками.

- Давай, Мерлин, малыш, ну будь умницей, сними трубочку...

Долгие длинные гудки, целая вечность.

Я фыркнул и положил трубку.

Я забрал свой фургон на стоянке мотеля и отправился к Мерлю с личным визитом. Номер я запер – если Далт вернется, пусть сидит под дверью, ему полезно для развития комплексного мышления.

Мерлина дома не оказалось. Квартира была заперта, а окна – насколько я мог судить с улицы – закрыты, темны и занавешены тюлем.

- Чтобы осложнить жизнь снайперу, - пробормотал я.

У домоправителя я узнал, что еще вчера мистер Кори проживал в своей квартире, но, по-видимому, уже съехал, так как предупреждал о том, что собирается съезжать, а буквально пять минут назад домоправитель нашел в своем почтовом ящике ключ.

Я справился с внутренней паникой и попытался предположить, куда Мерль мог бы отправиться в первую очередь. Да куда угодно! Хоть прямиком во Владения Хаоса... Впрочем, вряд ли он отправился туда на голодный желудок, а собственноручно завтрак ему сегодня готовить противопоказано. Я вспомнил, что неподалеку от его дома имеется «филиал храма Единорога», кафе, куда Мерля неизменно влекло каждый раз, когда он здорово нервничал. А раз уж он решил сбежать, никого не предупреждая когда именно, то нервничает он более чем здорово.

Фортуна сегодня была угодлива как никогда: я обнаружил кузена именно там, где и предполагал, в компании с тревожными думами и упакованным багажом. Я всучил ему конверт с запиской и загрузил всякой чепухой, но напряженность на его лице от этого даже усилилась. Он соврал мне насчет даты своего отъезда, правда, согласился встретиться вечером в мотеле. Ну, хоть что-то...

Я заехал в офис «Дизайна», уладил там кое-какие дела перед очередной «командировкой» и к пяти часам вечера вернулся в мотель. Под дверью у меня никто не сидел.

Я тоже начал нервничать. Кажется, Мерль умудрился заразить меня своей тревогой.

Я сел на кровать, достал колоду и перебрал Козыри. Достал мамин, сосредоточился. Темная муть и молчание. Я попробовал еще раз. То же самое. Отбивает контакт. Впрочем, это, как раз, понятно...

Я взял следующий Козырь и сосредоточился. Хмурая рожа Далта, все ножи и медальоны на месте... С тем же результатом.

Слабо сказано, что меня это озадачило. Я не учил Далта блокировать вызовы, а сам он вряд ли мог понять, как это делается.

Я вложил в повторную попытку все силы, на которые был способен – ничего не изменилось. Это уже смахивало на чьи-то дурные шутки с применением высшей магии.

Я просканировал комнату Лабиринтом. В районе дивана я заметил слабый след козырного перехода. Это многое меняло и ничего не объясняло. Далт все-таки козырнулся, но кто его вызвал? Мне стало не по себе.

Я еще раз внимательно осмотрел комнату, ничего странного не нашел, и уже хотел убрать образ, как вдруг почувствовал что-то в районе ванной.

Я осторожно толкнул дверь вешалкой. За дверью никого не оказалось.

Я заглянул в ванную.

Предмет, служивший источником искажений, лежал на полу под умывальником. Скорее всего, утром спросонья я его не заметил.

- Сукин сын! – вырвалось у меня.

Ведь врал же, и не краснел. Постоянные клиенты у него в Бегме!

Я отослал прочь Лабиринт и бросился к телефону. На мое счастье – да, фортуна мне сегодня улыбалась, но лукаво – Джонсон оказался в пределах досягаемости. Я осведомился, когда он в последний раз видел Далта, и получил ответ, что не далее, как вчера Джонсон лично отправил его ко мне авиатранспортом. Я немного успокоился и отдал приказ Джонсону сворачивать дела, пообещав прибыть первым же рейсом.

Я посмотрел на часы: было без четверти шесть - через минут пятнадцать явится Мерль. Черт, как все некстати складывается...

Я побродил по комнате на манер рассерженного тигра. Это не очень-то помогло скоротать время, но выветрило лишнюю панику.

Тогда я сел на диван и начал следить за минутной стрелкой.

Стрелка доползла до двенадцати – Мерль не появился. Не появился он и пятнадцать минут спустя. У Мерля была неизлечимая привычка опаздывать на встречи, и сейчас эта его привычка действовала мне на нервы, как никогда. Тридцатое апреля еще не кончилось, в конце концов. Интересно, он вообще живой?

К половине седьмого мне надоело и ждать и нервничать. Я достал Козырь Мерлина и сосредоточился. Появился слабый контакт, как если бы я застиг его спящим.

- Мерлин! - позвал я.

Он не откликнулся.

- Эй, Мерль! Спишь, что ли?

В контакте появились какие-то помехи, вроде обрывков галлюцинаций.

И больше ничего.

Я прервал контакт.

Ну что же, по крайней мере, он жив. Все очень странно.

Я еще раз воспользовался телефоном. На этот раз я набрал домашний номер Джулии. Я сидел с трубкой, прижатой к уху до тех пор, пока длинные гудки не сменились короткими.

Как будто все сговорились...

Я зашел в ванную и поглядел на кольцо, валяющееся на полу. Сперва я потянулся за полотенцем, потом передумал. Может статься, это кольцо еще сослужит службу... Горничная обязательно найдет его при уборке.

Потом я написал три записки Мерлю. Две из них я поочередно уничтожил – за излишнюю откровенность. Третью, вполне лаконичную и нейтральную, на мой взгляд, я оставил в живых, вложил в конверт и отдал портье

Поздно вечером я еще раз перезвонил Джулии, но она так и не объявилась.

Рано утром я выехал из мотеля и прямиком через Тень отправился в Альбукерк на встречу с Джонсоном...



- Люк, сзади! – услышал я у себя за спиной звонкий голос и невольно обернулся.

- Слева по курсу имперский истребитель! Я лечу к тебе на помошь! Пиу-пиу! Пиу-пиу!

В дверной проем вбежала целая орава, размахивающая палками и голосящая на разные лады. Они явно не ожидали застать здесь постороннего: вопли смолкли, и пять пар любопытных глаз настороженно уставились на меня.

- Привет, - сказал я и улыбнулся.

Орава завопила на все голоса и выбежала наружу, оставив мне на растерзание, возможно, самого смелого, но скорее, самого нерасторопного. Он попытался, было, рвануть следом, но то ли проникся ко мне уважением, то ли любопытство одолело:

- П-привет… - пролепетал он. - Мы здесь просто играли. Честно-честно.

В оконных проемах показались наблюдатели, но я сделал вид, что не заметил их.

- Я никому не скажу. Честно-честно.

Я присел на корточки и протянул ему руку:

- Меня зовут Люк. А как твое имя, парень?

Мое имя явно произвело на него впечатление. За стенами пошел шепоток.

- Макс, - ответил парнишка, и оглянулся в сторону выхода.

- Послушай, Макс, ты случайно не знаешь, что здесь произошло?

Макс задумался и шмыгнул носом.

- А тебе зачем?

- Просто ищу концы кое-какой истории.

- Ты полицейский?

- Нет, - я отрицательно покачал головой. - В этом доме когда-то жил мой приятель.

- Поняяятно... – протянул Макс. – Я не видел ничего, только знаю, что здесь был пожар четыре дня назад.

- Я все видел! – донесся возглас снаружи и в дверном проеме появился один из приятелей Макса. – Я видел, как здесь горело.

- А людей здесь никаких не было, перед тем, как пожар начался?

Он пожал плечами и помотал головой.

- Неа, я пришел, когда приехали пожарные. Здорово горело... А тебе патроны, которые не взрываются, нужны? За две штуки доллар.

Приятель Макса порылся в кармане и протянул мне знакомого вида патрон.

- И много у тебя таких?

- Уже нет. Всего штук десять осталось. Вчера один человек купил у меня два таких за доллар. Остальные мы расковыряли. Но они не взрываются, там пороха нет, один розовый порошок...

- А как выглядел тот человек?

- Ну… ростом чуть пониже тебя, черноволосый, с бородой. Он здесь машину забирал свою. Тоже все про пожар расспрашивал. Это твой знакомый?

Так-так-так... Мерлин? И у него на руках мои патроны. Воодушевляющая новость, ничего не скажешь.

Я кивнул.

- Да, это мой знакомый. А где ты нашел эти патроны?

- Они здесь валялись, - он указал на место недалеко от входа. – Целая коробка, почти не обгоревшая, только порванная... Так будешь покупать?

- Нет, оставь его себе.

Парнишка скорчил недовольную мину и сунул патрон в карман.

- Я знаю кто мог видеть все! – вдруг встрепенулся Макс. – Я вчера подслушал разговор отца с соседом, и они что-то говорили про этот дом и какие-то ящики. Идем!

Обшарпанная дверь приотворилась, и в образовавшейся щели показалось испуганное лицо.

Я показал ему сложенную ладонь с заранее заготовленной иллюзией.

- Инспектор Лукас, криминальная полиция. Мистер Келли?

Обладатель испуганного лица судорожно кивнул.

- Мне необходимо задать вам пару вопросов относительно пожара.

- Ваши уже приходили, я рассказал как есть. Больше мне сказать нечего.

- Да, мистер Келли, но в связи с возникшими новыми данными по делу нам необходимо кое-что прояснить.

Келли секунду поколебался, затем широко распахнул дверь:

- Только не здесь. Зайдите... – он выглянул на площадку, шуганул Макса, висевшего на перилах пролетом ниже, и притворил дверь.

- Так что именно вас интересует?

- Для начала, мистер Келли, расскажите что произошло в ту ночь у сгоревшего дома. Может, что-то новое припомните?

- Эээ… Я уже говорил... Я возвращался поздно домой, увидел этих ребят на углу и постарался прошмыгнуть мимо них... Офицер, можно я не буду повторяться?

- Нет уж, рассказывайте, раз начали. Итак, вы возвращались домой...

Келли сглотнул.

- Я возвращался домой поздно, от приятеля. Мы пропустили по стаканчику, я был не вполне трезв, потому, когда заметил возле того дома шевеление, то сначала подумал, что мне показалось. Когда я подошел ближе, я разглядел людей, которые тихо переговаривались на каком-то тарабарском наречии. Я спрятался за угол – стоял практически напротив. Подумалось мне еще: наверное, склад грабят. Потом из-за угла выехала подвода, груженная какими-то ящиками, по виду, вроде, армейскими... Проехала и остановилась в конце квартала. Там же я заметил несколько точно таких же, нагруженных под завязку. Потом еще три подводы выехало. Последним из-за угла вышел верзила с факелом. Он что-то крикнул своим – опять же на том языке. Потом бросил факел в разбитое окно. Там полыхнуло – видимо, бензином облили или чем-то еще горючим... Потом... потом они уехали.

- Мистер Келли, вы уверены, что ничего не упустили в своем рассказе? Любая мелочь может помочь следствию.

Келли энергично закивал.

Я извлек из кармана колоду и отобрал несколько Козырей.

- Скажите, вы кого-нибудь узнаете на этих портретах?

Келли без колебаний ткнул пальцем в Козырь Далта:

- Этот. Это он бросил факел.

Все-таки мои подозрения оказались не напрасны. Интересно, это происки мамочки или далтова самодеятельность? Может оказаться и тем и другим, в равной степени.

- Мистер Келли, подумайте, вы точно не заметили больше ничего? Странного? Необъяснимого? Если вас это беспокоит, я обещаю, что все останется между нами, и не повлечет никаких последствий для вас.

Келли затрясло. Он извлек из кармана пачку сигарет, достал одну, помял, сломал, чертыхнулся и запихнул ее обратно в пачку.

- Хорошо... Я скажу вам... Только вы пообещайте, что не отдадите меня психиатрам.

- Обещаю.

Он вздохнул.

- Я полагаюсь только на вашу честность. Было еще кое-что...

- Я вас внимательно слушаю. Продолжайте.

- Они... они не просто уехали. Они исчезли, - Келли взмахнул руками. – Растворились. Сначала, вроде, тронулись с места, как обычные подводы, а потом вдруг замерцали и исчезли в радужном сиянии, как будто и не было. В это время занялся дом, мне было плохо видно, но именно так мне показалось...

- А верзила?

- Верзила, когда бросил факел, пошел вперед этого каравана. Наверное, он главный у них был. Когда подводы исчезли, его я тоже не видел.

- Спасибо, мистер Келли. Вы очень помогли следствию. Не переживайте, в жизни чего только не бывает, - я хлопнул его по плечу и вышел.

У подъезда меня поджидал Макс.

- Люк, как это у тебя получилось?

- Что именно?

- Вот это, - он показал мне открытую ладонь, как если бы держал значок полицейского. – Как у тебя получилось, что он поверил?

Я улыбнулся.

- Просто знаю кое-какие секреты. Всего лишь немного практики.

- Можно я тебя спрошу начистоту? Только честно...

- Валяй...

- Ты джедай или просто волшебник?

Я рассмеялся. Макс смотрел на меня почти оскорблено.

- Ну… Что-то в этом роде, - я потрепал его по голове. - Не заморачивай себе мозги, парень. Ты ничего не видел, ладно? И не вздумай увязаться за мной... Договорились?

- Ладно... – вздохнул Макс.

Я дошел до угла и оглянулся. Макс стоял на прежнем месте и смотрел мне вслед.

Я все же не смог отделаться от искушения: помахал ему рукой и крикнул:

- Да пребудет с тобой Сила!

Макс издал торжествующий вопль и подпрыгнул.

Я свернул за угол и отправился вверх по улице, не оборачиваясь.

Бедняга Миллер – кажется, он потерял еще одного ценного сотрудника...



продолжение следует...

@настроение: хулиганское

@темы: Далт, Ринальдо

Комментарии
2007-04-22 в 17:33 

Леди Тайра
Why am I so bad at being good?
Так все-таки кроссовер с ЗВ :lol:
Создал же себе Люк проблему с этим Далтом, а выкручиваться он будет, видимо, в третьем эпизоде. :)
Слушай, а почему Лабиринт в Тире пройти легче, чем амберский?

2007-04-22 в 17:39 

Леди Тайра
Why am I so bad at being good?
Brand Bariman, а еще очень хотелось настучать Ринальдо по голове за несвоевременную затею с Далтом. Это надо же было создать себе такое "приключение" на собственную голову да еще так не вовремя. И куда смотрела мама? :)

2007-04-22 в 17:48 

да, я люблю людей, и это абсолютно не мешает мне ненавидеть человечество
Леди Тайра ага. :yogi: это - "Сказка террориста: Империя наносит ответный удар", а третья, соответственно: "Возвращение джедая"... :lol: :shuffle2:
насчет Лабиринта - это чисто мое предположение на грани самодеятельности. :demang:

2007-04-22 в 17:50 

да, я люблю людей, и это абсолютно не мешает мне ненавидеть человечество
Леди Тайра мама была занята племянником. :tease2:

2007-04-22 в 20:26 

Moire
I believe in Steve Thompson
Brand Bariman

Слушай, а сколько у тебя там частей?

2007-04-22 в 20:27 

Свое дыхание не переделать (c)
чем дальше в лес, тем толще партизаны больше мне нравится Далт =)

2007-04-22 в 20:43 

да, я люблю людей, и это абсолютно не мешает мне ненавидеть человечество
Moire пока две. пишу третью. :shuffle2:

Веррье мне он самому нравится, я даже не подозревал. :demang:

2007-04-22 в 23:30 

Rentgenolog
Рентгенолог
Brand Bariman, а за что тебя убивать то?:) По моему - просто отлично. И жмуть, как интересно!
А Далт у тебя вполне каноничный. То бишь, по упоминаниям в Хрониках у меня о нем сложилось некое впечатление, и сейчас, в твоем варианте, оно никаких изменений не претерпевает. Эдакий провинциальный дуболом с претензиями...:) На контрасте с Ринальдо впечатление только усиливается.

2007-04-22 в 23:57 

да, я люблю людей, и это абсолютно не мешает мне ненавидеть человечество
Rentgenolog за ЗВ... :jedi:

2007-04-23 в 06:57 

Rentgenolog
Рентгенолог
Однако, я и тормоз...минут пять соображала, что это за "Три Бэ" такое:)))

2007-04-23 в 09:36 

да, я люблю людей, и это абсолютно не мешает мне ненавидеть человечество
Rentgenolog ЗВ - это Звездные Войны

2007-04-23 в 09:47 

Rentgenolog
Рентгенолог
Brand Bariman, да поняла, я уже, поняла:)

2007-04-30 в 11:55 

Coeur-de-Lion & Mastermind
Вещь! :) Да пребудет с тобой Сила, Люк! :)

2007-04-30 в 18:39 

да, я люблю людей, и это абсолютно не мешает мне ненавидеть человечество
Бранд а ты только добрался? :)

2007-04-30 в 19:56 

Coeur-de-Lion & Mastermind
Brand Bariman Только добрался комментарий оставить, я уже неделю радуюсь, но у меня сорвалась сетка пару раз :)

2007-04-30 в 20:28 

да, я люблю людей, и это абсолютно не мешает мне ненавидеть человечество
Бранд *палпатиновским тоном* а вы настойчивы, Магистр. :)

2007-04-30 в 21:09 

Coeur-de-Lion & Mastermind
2007-05-01 в 00:09 

да, я люблю людей, и это абсолютно не мешает мне ненавидеть человечество
Бранд можешь продолжать радоваться: там продолжения и окончания уже вывешены. :shuffle2:

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Облака над Колвиром

главная