Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:33 

Обещанное продолжение. Партия сыграна.

Ledi Dara
Мое лицо - это белая маска с прорезями для глаз...
Сквозь сон я почувствовала чье-то присутствие рядом. Однако, я не чувствовала опасности… Странно.
— Проснись!
— Что?.. — я разомкнула глаза и, сквозь пелену сна, увидела над собой огненно- рыжую шевелюру.
— А, это ты… Дай поспать, — огрызнулась я и попыталась отвернуться к стенке.
Меня за плечо развернули обратно.
— Пойдем, прогуляемся! Нам есть о чем поговорить.
— Ты выбрал неудачное время! — начала я громко, но не размыкая глаз. Голос постепенно затихал. — Оставь меня. Я хочу спать…
И моментально отключилась.
Поспорить могу, что он не дал мне проспать и трех секунд.
— Не-еет... Ты встанешь, и мы пойдем гулять! — он потряс меня за плечи.
— Садист! — мрачно констатировала я, и открыла глаза. — Что с тобой? Ты сияешь, как звезды в безлунную ночь. Такой счастливый, что на тебя смотреть противно!
— Ничего! Потерпишь! — он хищно улыбнулся.
Я приподнялась на локте:
— Может, дашь мне одеться?
— Не тяни время, - усмехнулся он. - Вставай и пошли.
— Мне надо одеться.
— Да ладно тебе! Неужели магией не воспользоваться?! — он вдруг прищурился. — А! Держу пари, что ты уже одета. Просто за нос меня водишь. Или цвет выбираешь?..
Не договорив еще, он рывком поднял меня с кровати. Одеяло соскользнуло на пол.
Он присвистнул:
— Неплохая фигурка!
Я вскинула бровь и укоризненно посмотрела на него.
— Я же сказала, дай мне переодеться!
— Ладно-ладно, — примиряюще сказал он. — Жду за дверью.
И испарился.
Я взглянула на дверь, после чего, не спеша, начала одеваться.
Минут через пять я вышла за дверь.
— Какие планы?
Брэнд посмотрел на меня долгим испытующим взглядом.
— Что-то не так? — я вскинула бровь.
— Да нет, — он пожал плечами. — Для начала надо позавтракать. Куда отправимся?
— Не знаю...
— Тени?
— Допустим.
— Наугад?
— Как всегда.
Он тяжело опустил руку мне на плечо.
Через секунду мы оказались в уютном полутемном помещении. Все сплошь было из дерева. Гладко отполированного светлого дерева. Начиная от стен и пола с потолком, заканчивая вазами, тарелками и даже столовыми приборами.
Повсюду стояли столики, с удобными скамеечками вокруг. В одном конце зала было нечто наподобие барной стойки, только высотой это сооружение доходило мне до бедер. Недалеко оттуда на небольшом помосте сидел молодой слепой флейтист. Играл он потрясающе. Народу было немного.
Я нашла самый темный уголок и примостилась там, заявив Брэнду, что заказ делает он. Он, похоже, был не против. Яду подсыпать хочет, наверное… Я сама улыбнулась своим мыслям, а потом решила, что пока он заказывает можно еще поспать. Спать хотелось до безумия.
— Эй! Не спать! — Брэнд тряс меня за плечо. На столе дымилось что-то вкусное.
— Блин! Да чего ты такой счастливый?!
— Ну... Не знаю... — он как-то странно отвел глаза.
— Понятно. Ну и как он?
— Кто?
— Только не надо делать невинный вид. По твоему сияющему лицу все прекрасно видно.
Он вздохнул:
— Ты есть будешь?
— Буду, — сказала я, подвигая свою тарелку с едой ближе. — А ты не увиливай!
— Честно? Здорово.
— Что? Отеческие чувства?
Он промолчал.
— Ладно. Едим, — я с усердием налегла на еду.
Через пять минут он вдруг выронил:
— Я видел с ним и Джасру, — глаза как-то потемнели.
— Ты еще любишь её?
Молчание.
— Значит, да?
— Не так, как раньше. Иначе. Теперь все выглядит совсем по-другому.
— Ты теперь другой. Для тебя изменилось все. Взгляд на мир и чувства в том числе.
Он кивнул.
— Я до сих пор не могу во всем освоиться. Даже сила... Я тренируюсь, но иногда у меня получается не то, чего я изначально добивался. Порой она словно выходит из-под контроля.
— Тренируйся.
Он посмотрел на меня отстраненно - оценивающим взглядом.
— Ладно. Еда заканчивается, куда дальше?
— Не знаю. Решай сам.
— Знаешь, я давно не занимался чревоугодием, - он лукаво усмехнулся.
Я замерла и выжидающе посмотрела на него.
- Может быть, выпьем хорошего пива?
— Согласна. А дальше-то что?
— Смерть.
— Для кого?
— Для нас это врядли возможно, так что, наверное, для кого-то другого.
— Твои гениальные умопомрачительные блистательные и мощные доводы поражают своей глубиной, силой и гениальной простотой.
— Черт! Как у тебя язык не заплелся такую фразу выговаривать?
— Заплестись может не язык, а мозг. А это уже может стать реальной проблемой.
Он засмеялся:
— Интересно, а есть ли кто-нибудь в нашей семейке, не страдающий заплетением мозгов?
Я оценила шутку. Мы долго смеялись. На нас уже даже стали бросать недоуменные взгляды, сидящие за соседними столиками существа.
Я только сейчас обратила внимание, что в ресторанчике сидят только три человека: мы с Брэндом и какой-то угрюмый тип в дальнем углу. Все остальные были однозначно не совсем человеческой внешности.
Я поднялась:
— Ну что, за пивом, и пойдем?
Брэнд встал. Это означало молчаливое согласие.
Мы вышли из здания и сразу шагнули через несколько теней. Оказались на какой-то пыльной дороге, окруженной лесом.
Отлично. Прекрасное место для прогулки и скольжению по теням.
Я посмотрела на Брэнда, тот уже протягивал мне бутылку из темно-голубого стекла с золотой этикеткой.
- Отличная вещь! Попробуй.
Брэнд щелкнул пальцем. С тихим хлопком крышка с бутылки испарилась. Заодно он и мое открыл. Одновременно. В бутылке медленно начала подниматься пена. Я уже начала подносить бутылку ко рту, когда Брэнд резко выкинул руку с возгласом:
— А чокнуться!
Бутылки глухо звякнули. Больше половины моей и небольшая часть содержимого его бутылки оказалась на мне.
Я издала звук, отдаленно напоминающий смесь стона с рыком.
Потом выдавила из себя тихое и мрачное:
— Убью.
— Не получится, — на его лице блуждала самодовольная ухмылка.
— Не стоит быть в этом уверенным, — кинув на него взгляд исподлобья, я вновь посмотрела на безнадежно испорченный костюм.
— Да ладно! Что тебе стоит переодеться? — в глазах его зажегся лукавый огонек.
Я резко повернула голову и зло посмотрела на него. Вероятно, взгляд был достаточно красноречив, — улыбка сползла с его лица.
— Я обратил внимание, что ты стараешься, как можно реже использовать свою силу. Почему? Насколько я помню, раньше, в моей прошлой жизни, за тобой такого не водилось.
Я промолчала. Он, видимо, уловил мое настроение и тоже замолчал.
Я отвернулась. Одежда сменилась на черный стеганый плащ, черные брюки и черную рубашку.
Я вновь повернулась к нему:
— Ну что, пойдем?
Он осмотрел меня и констатировал:
— Неплохо. Только так будет лучше, — неуловимый жест рукой и мои одежды стали красными.
— Эй!.. — возмутилась я, и вернула одежде прежний цвет. — Всё. Хватит стоять. Идем.
По пути достала себе, с помощью Логруса, новую бутылку пива.
И вдруг обнаружила, что моя одежда снова красная. Не обращая внимания на Брэнда, восстановила их первоначальный цвет.
Тут же они приобрели цвет крови.
— Оставь. Тебе идет красный, — смеющимся голосом сообщил Брэнд.
Я крутанулась на пятках и яростно заявила:
— НЕ ХОЧУ!!!
И снова одежда стала черной. Алый цвет она больше не принимала.
Некоторое время мы шли молча.
— Не пойму тебя, — вдруг проговорил он.
— В чем?.. — глухо отозвалась я.
— Что тогда произошло с Корвином?
— Ты о чем? — я вскинула бровь.
— Мне кажется странным происшествие с ним...
— Какое из..?
— Все. Особенно те, которые коснулись тебя... Как он тогда смог сбежать?
— А... Так тебя это интересует... Не знаю.
Он резко остановился и развернул меня за плечи лицом к себе. Кинув нахмуренный взгляд исподлобья, он слегка встряхнул меня:
— Неправда. Я поверил бы в это только, если бы не знал тебя. А ты, похоже, забыла, я ВИДЕЛ это.
Я вырвалась и вновь пошла по дороге, оставив его позади. Он материализовался рядом.
— Ты его любишь?
Теперь пришла моя очередь остановиться.
— Смеешься?! — спросила я, сардонически улыбнувшись. Затем резко и отрывисто произнесла:
— Я его ненавижу! — и, повернувшись, пошла вперед быстрым шагом.
Брэнд нагнал меня через несколько шагов.
— Что ж, я не удивлен... — произнес он после нескольких минут молчания.
Я не ответила. А он продолжил.
— Похоже, я знаю тебя даже лучше чем ты сама...
Я засмеялась.
Брэнд повел бровью.
— Я образно выражаюсь...
— Ну-ну...
— За что ты его ненавидишь?.. За то, что он изменил тебя? За то, что научил тому, чего ты не знала?! За то, что научил чувствовать то, чего ты не могла чувствовать?! Ненавидишь за то, что полюбила его?!
Кровь прилила к моим щекам на секунду и сразу отступила. Холодная ярость охватила меня.
— Глупец! Ты знаешь, что я не умею чувствовать!
— Тогда как ты можешь ненавидеть? — сощурился он.
Я растерялась.
— Не знаю... Но, в общем, ты не прав. В любом случае, Корвин мне, как минимум, безразличен, а, в общем-то, если он вдруг умрет, будет даже здорово.
— Тогда зачем ты однажды спасла его?
— Я была в ударе. Это раз. Кроме того, мне это было нужно не ради него, а ради того, чтобы хоть как-то выразить свой протест. Это два.
— А три?
— Нет такого.
— А Мерлин?.. Его на трон ты посадила тоже ради протеста?
— Не понимаю тебя... О, отличное место! Здесь и устроим привал!
Мы подошли к полянке, окруженной деревьями с трех сторон, с четвертой она выходила на дорогу. По правому краю рядом бежал прохладный ручеек. Поляна была залита солнцем, но под деревьями по правой стороне была тень. Там мы и сели.
Я умылась в ручейке и обрызгала Брэнда. Он что-то рыкнул в мою сторону, и я решила, что лучше больше так не делать. Его лицо приняло привычное каменное выражение.
Подумав, я пришла к выводу, что его лучше не трогать.
Я легла на спину и закинула руки за голову.
И тут же провалилась в глубокий сон.

Я стояла на светлой равнине, потрескавшаяся и сухая земля была абсолютно голой. Солнце слепило глаза, куда бы я не повернулась. Пекло стояло такое, что невольно создавалось впечатление, что меня запихнули в духовку. Безумно хотелось пить.
Решив, что, в любом случае, стоя на месте, я не найду ни воды, ни выхода отсюда, я двинулась вперед. Не успела сделать и четырех шагов, — сзади кто-то свистнул. Я обернулась... и опешила: вокруг были непроходимые заросли джунглей! Странная растительность окружала меня со всех сторон. Где-то недалеко была очень бурная река. Я не видела ее, но точно знала, что она рядом. Я кожей чувствовала брызги холодной воды. Я обернулась — и обнаружила, что стою на самом краю высокого водопада. Слишком высокого водопада! Далеко-далеко внизу виднелась радуга, забавно преломляющаяся в маленьких туманных барашках — облаках. Я отшатнулась и непроизвольно шагнула назад. Ну, кто же знал, что я полечу вниз! Полет длился не более трех секунд. Я провалилась во мрак. Вскинув бровь, я медленно выпустила воздух через сжатые зубы. Если это очередная игра, то мне не нравится, что мне заранее не сообщили правила!
— Вот видишь, какой он необязательный! — вот это голос! Казалось, приятнее и мелодичнее голоса я не слышала никогда в жизни.
Я повернулась в ту сторону, откуда, как мне казалось, доносился голос. И ничего не увидела. Но через несколько секунд начала уже различать силуэт.
— Ой, ну надо же, ты еще и разговаривать умеешь! — не удержалась я от едкой подколки.
Она осталась незамеченной.
— Он даже не предупредил тебя...
— Постой-постой! — оборвала я его. — Во-первых, кто? А, во-вторых, о чем он должен был меня предупредить?
Единорог тряхнул белоснежной гривой.
— Конечно, я о Змее. Он должен был предупредить о нашей встрече. Ну, или об “игре”, так ты, кажется, выразилась.
Я нахмурилась. Мне все это однозначно не нравилось.
— “Нашей” — это чьей?
— Твоей и моей, конечно! — терпеливо, словно его совсем не раздражали мои глупые вопросы, ответил он. А потом мне показалось, что он очень тихо засмеялся.
За то, чтобы услышать этот смех, можно было бы отдать жизнь.
— Это — ложь... — раздался другой голос сзади. На фоне голоса Единорога он звучал неестественно хрипло и отрывисто.
— Ого! Наша встреча обрастает все новыми деталями! — я сложила руки на груди. — Знаете, мне, конечно, очень льстит, что ваши величественные персоны выделили несколько минут своего драгоценного времени на встречу со мной, но мне откровенно все равно, что вы мне скажете или предложите...
Мне не дали закончить. Единорог тихо перебил меня:
— Почему ты думаешь, что мне от тебя что-то нужно? Это скорее можно сказать о Змее. Почему ты не думаешь, что я не хочу просто поговорить с тобой..?
Наверное, я умерла бы со смеху, если бы меня не переполняла дикая необъяснимая ярость. Мне начинало это надоедать, раздражение накатило удушливой волной.
— Говорите, что вам нужно, — резко отозвалась я.
Минута в молчании, другая... Первым заговорил Единорог.
— Однажды ты уже почти приняла сторону Амбера, и готова была во всем помогать нам...
Я шумно выдохнула.
— ... теперь я хотел предложить тебе снова перейти на нашу сторону.
— Зачем я тебе? Я не настолько важная персона, чтобы что-то решить.
— Не уверен в этом.
Теперь Змей не смог смолчать:
— Я знаю ее с самого ее рождения, она права: она не настолько сильна, чтобы в чем-то помочь тебе.
— Тогда почему ты держишь ее?
Он хрипло рассмеялся:
— Я не держу. Она свободна и может идти. Даже если она станет предательницей и перебежчицей, если выдаст все наши тайны — пусть идет. Это только добавит пикантности в нашу борьбу. Амбер все равно проигрывает. Кроме того, я знаю ее с детства и сейчас почти уверен: она не уйдет от меня.
Единорог покачал головой. У меня закралось подозрение, что знает он гораздо больше, чем говорит. Он вновь обратился ко мне:
— Ты пойдешь со мной?
— Зачем мне это нужно?
— Подумай, что тебе дал Хаос, Логрус, Змей? Что это дало тебе?
— Я родилась здесь! Моя кровь — кровь Хаоса! Моя сила — сила Хаоса!
— Вспомни, в тебе течет и моя кровь, кровь Эмбера. Значит, в тебе есть и моя сила. Сила Порядка.
— Не лишено логики, — повела я бровью. — Но я не понимаю, чего ты от меня хочешь.
— Для начала я хочу придать Амберу устойчивое положение. Все остальное можно обсудить позже. С глазу на глаз.
— Какая глупость, — констатировал Змей. — Ты будешь завербовывать так всех жителей Дворов, обладающих хоть сколько-нибудь мизерной силой?
— Мне нужна только она, — меня крайне насторожил этот ответ.
— Я все равно не понимаю, чего вы оба от меня хотите! Конкретно, пожалуйста!
— Сила, пища, кровь, мозги! — вот все, что нам нужно. И вы все, собственно, и являетесь этим. И сейчас Единорог хочет украсть кусочек моего торта, но так как он не самый лакомый, то это не страшно.
— Да вы ненормальные! — воскликнула я в сердцах. — Нам больше не о чем разговаривать. До свидания, — развернувшись на сто восемьдесят градусов, я собралась уходить, даже сделала пару шагов.
— Энн, Сэй, Ниро, Тайсэн, Атира, Нук Вита, Сорэ-ни, Лаони, Сайракс, Тони, Алан, Темный Воин, я призываю тебя остановиться и выслушать меня, — раздался сзади мелодичный голос.
Я так резко затормозила, что чуть не упала. Развернувшись, я воззрилась на Единорога, не в силах даже подобрать слова. Змей, похоже, не понимал, что произошло только что. И совсем он не понимал моей реакции. Единорог выглядел вполне удовлетворенным.
— Теперь ты присоединишься.
— Ал ниро коруне, поли нео сим фар. Кионэ, саймэ ору-лай фамэрэ сан.
— Что? — ошарашено выдохнул Единорог.
— Я не буду повторять. Наша беседа закончена, — отрезала я.
— Значит, ты не присоединишься к нам... Но ты же... Почему?
— Ты еще спрашиваешь!
К черту! Убраться бы отсюда поскорей!

Кто-то склонился надо мной. Я чувствовала это вполне отчетливо. Я попробовала открыть глаза — сквозь затуманенный взор я разглядела лицо Корвина.
Рука на автомате врезалась в челюсть.
Наверное, я не была бы столь резка, если бы этой милой шутке не предшествовал серьезный стресс.
Я перекатилась на бок.
— Брэнд, это было невероятно глупо с твоей стороны!
— Может ты и правда его ненавидишь, — рассеянно произнес Брэнд с внешностью Корвина, потирая ушибленную челюсть.
— Ты что, хотел убедиться?
— Вообще-то, я хотел тебя разбудить. Ты спала три часа кряду. И, между прочим, не дышала. У тебя пульс почти не прощупывался! Что я должен был делать?..
Я отвернулась и ничего не сказала. Сон не выходил из головы. Даже если это был просто сон, мне он крайне не понравился!
Брэнд озадаченно смотрел на меня. Я поднялась и отряхнулась. Потом повернулась к нему:
— Ну что, пойдем?
— Идем, — кивнул он.
Мы быстро заскользили из тени в тень. В какой-то момент Брэнд дернул меня за плечо.
— Давай здесь погуляем. Мне здесь нравится.
Я огляделась. Тут действительно было очень красиво. Воздух дышал какой-то невероятной прозрачностью и чистотой.
— Как хочешь, — пожала плечами я.
Он приветливо улыбнулся. Мы шли молча. Я полностью была погружена в свои мысли. Благо, мне было о чем подумать. А потому окружающий пейзаж как-то не западал мне в душу. Да если честно, я его вообще не видела. Просто ориентировалась на Брэнда, который шел по левую руку от меня. Глазами видела только пыльную дорогу, но и она как-то не особо воспринималась мной.
Незаметно для меня мы вышли на открытое пространство. Невдалеке росли деревья и даже трава, но плато, на которое мы вышли было каменистым. Только в центре него возвышалось огромное дерево. Я шла ровно на него, но Брэнд мягко подцепив меня под руку, шепнул мне что-то вроде того, что я слегка промахнулась, и так же мягко потащил в сторону деревьев, стоящих поодаль в стороне.
Под деревьями гулял легкий ветерок в тени. День был жаркий, поэтому этот факт приподнял мне настроение.
— Да что с тобой такое?! — спросил Брэнд, присаживаясь рядом.
Я привалилась к дереву спиной.
— А..? Что..?
— На тебе лица нет. Впечатление, что ты не спала, а вправду умерла. И я, такой скот, вытащил тебя из лап смерти!
— Очень может быть... — тихо сказала я и вновь ушла в свои мысли.
Минут через десять я посмотрела на Брэнда. Он развлекался с огнем. Перегоняя его от пальца к пальцу, на правой руке. Я молча созерцала это. Неожиданно он сделал неуловимое движение пальцами, и с руки сорвался огненный заряд. Он врезался в какое-то дерево. Раздался жуткий грохот и треск, такой, что уши заложило. Я флегматично перевела взгляд на дерево в центре плато. Наверное, лицо мое в этот момент было верхом изумления. В секунду я подлетела к Брэнду и схватила его за воротник, нависнув над ним.
— Да ты что, ненормальный что ли?! — я задохнулась от возмущения. — Ты! Привел! Меня! СЮДА! И еще такой шум поднимаешь! Псих!
— Мне скучно, — с каменным лицом и без тени хоть какого-нибудь оттенка в голосе произнес он.
Я отпустила его и попыталась успокоиться, медленно вдыхая и выдыхая воздух.
— Ладно... Спокойно... Зачем ты привел меня сюда?!
— Мне скучно, — безучастно заявил Брэнд и извлек из воздуха планшетку с карандашом.
Я вскинула бровь. Это безнадежно. Я развернулась и вновь окинула взглядом дерево и Путь, лежащий под ним. Бело-голубые линии ярко светились. Черт! Угораздило же!
Слева от меня раздалось частое хлопанье крыльев. Я повернула голову как раз тогда, когда белоснежный ворон приземлился мне на левое плечо.
— Что за..? — я осеклась, когда темные глаза с красноватым отблеском совершенно осмысленно воззрились на меня. Наши взгляды встретились.
Когти резко сжались. Я слегка вздрогнула от неожиданности и почувствовала, как по плечу потекла кровь.
— Кто ты?
Вместо ответа ворон повернул голову и посмотрел на Путь. Как-то печально и тоскливо. Мгновенно его состояние передалось мне, и так же мгновенно я поняла и осознала кто он, зачем он здесь, и что он думает по этому поводу.
Я дружелюбно улыбнулась и тоже уставилась на Путь, который когда-то начертал Корвин.
— Все верно. Так получается... Я птица, на которой замыкается Хаос и начинается Порядок... Я ворон. Я — Чужое Сознание. Я — Полусвет-Полутьма, и в этом мы с тобой очень похожи... — тихо-тихо проговорил мне ворон на ухо, взмахнул крыльями и испарился.
Я тяжело вздохнула. Сначала одно, потом другое... Они, словно, сговорились. Только зачем я им понадобилась? Чтобы использовать меня для своих целей и укрепления собственного положения..? Не лишено смысла, но... Что-то тут не так. Уж если мне открылся покровитель Корвинского Пути, то тут наверняка что-то серьезнее, чем просто положение... И поговорить на эту тему не с кем... Ну не с Брэндом же, в самом деле! Кстати, о Брэнде...
Я повернулась и кинула быстрый взгляд на рыжего. Тот, с таким же непроницаемым лицом, что-то рисовал. Мне осталось только покачать головой.
А потом я вспомнила о плече. Впрочем, с ним все было в порядке за исключением десяти неглубоких ранок. Я поднесла руку к плечу, чтобы залечить его, но остановилась. Я решила, что эта рана должна остаться. Хотя бы сейчас. Я в последний раз бросила быстрый взгляд на своего неудавшегося спутника и перенеслась в свои покои.
Только очутившись там, я сразу рухнула на мягкую постель.
— Я ждала тебя, — раздался знакомый мелодичный голос.
Я повернула голову:
— Привет, я не заметила тебя.
— Да, я это поняла. У тебя какие-то проблемы?
— Есть немного...
— Что случилось? — темноволосая девушка приблизилась ко мне.
— Да так... Ничего особенного. Не бери в голову, Дэй.
— Ты не хочешь где-нибудь прогуляться?
— Я только что с прогулки. Мне хватило ее с головой. Хотя... Ты не против, если мы с тобой пройдемся по музею Савалла?
— Отлично! — она улыбнулась.
Через полчаса мы прогуливались по музею, который за годы своей жизни собрал мой почивший муж. Была у него такая слабость. Надо сказать, здесь можно было найти, как абсолютно безвкусные и бесполезные вещи, так и очень неплохие и красивые. Я всегда очень любила коллекцию холодного оружия, собранную Саваллом. Но сейчас мы с Дейрдре шли абсолютно бесцельно, не выбирая направлений. Я вкратце рассказала ей о сегодняшнем дне, обратив основное внимание на сон.
— Это может стать серьезной проблемой, — в ее голосе я услышала совершенно чужие нотки. Дейрдре такие никогда не были присущи, зато они были очень даже присущи другой, не менее оригинальной, личности.
— У нас опять сходятся мысли.
— Это неизлечимо. В таком случае, мы обе понимаем, что ты попала в весьма щекотливую ситуацию.
— В этом сомневаться не приходится, — кивнула я. — Твое положение гораздо лучше...
— Не забывай, официально я мертва. Кроме того, здесь я была исключительно Дейрдре. Без миссий. Разве что, тебе компанию составить. А ты не только была собой, но еще и в открытую прибегала к своей силе.
— Не сказала бы, что я была совсем собой.
— Ну, ты же поняла меня...
— Конечно. Мысли, даже не озвученные, у нас всегда сходились...
Мы засмеялись вещам, понятным только нам одним. Она вновь улыбнулась и посмотрела мне в глаза. И я поняла, что это вновь Дейрдре “с головы до пят”.
Я усмехнулась. Потом поинтересовалась у Дейрдре, не голодна ли она, после чего мы приняли обоюдное решение пойти куда-нибудь поесть. После некоторого обсуждения мы решили, что неплохо было пойти на Землю. Я нуждалась сейчас в чем-нибудь долгом и успокаивающем, чем-нибудь вроде настоящей японской чайной церемонии. Кроме того, я обещала Дей устроить ей нечто подобное. Так что мы направились прямиком в Японию.

Проснувшись, я, сквозь дикую головную боль, пыталась вспомнить, ЧТО же мы с Дейрдре вчера такое делали, что я ничего не помню. Воспоминания сохранились до того момента, как мы вышли из классического японского домика для чаепития и прошли несколько метров по улице. Дальше что-то очень смутно... Кажется, кто-то возник перед нами, а потом... Я тихо застонала и схватилась за голову.
— Черт! Дейрдре, куда ты меня вчера затащила..?
— Ты вернулась? — участливо поинтересовался голос Дейрдре. — Если честно, это я хотела у тебя спросить, куда ты вчера испарилась.
— Испарилась?.. — недоуменно воззрилась я на нее. — Дей, ты о чем?
— Если ты скажешь, что ничего не помнишь, то это будет совсем абсурд!
— Что ж, наша жизнь и есть абсурд...
Дей несчастно вздохнула.
— Черт, как же у меня болит голова, — я подошла к зеркалу.
Дейдре подошла и положила руку мне на голову. Боль мгновенно прошла.
Жить сразу стало как-то легче и приятнее.
— Спасибо, — я с благодарностью посмотрела на девушку. — Так что все-таки произошло?
— Из того, что знаю, а это немного, мы вышли с тобой из дома и пошли по улице. Нам на встречу вышел кто-то... Я не видела ничего кроме очертаний, он был полностью в тени. Кажется, он был в плаще. У него был меч. Ты меня заблокировала и пошла с ним сражаться. Вы, сражаясь, растворились в воздухе… И кто это был? — она с нескрываемым любопытством уставилась на меня.
— Если бы я это знала, то, может быть, и сказала бы тебе. Но, извини, не могу этого сделать физически, потому как ничего не помню...
— Забавно... — задумчиво произнесла Дей, после чего, встряхнувшись, неожиданно спросила:
— А Брэнд обо мне знает?
— Может и знает... Может, догадывается, он ведь не глупый... Но, если тебя это успокоит, лично я ему ничего не говорила.
Дейрдре молчаливо кивнула.
— Кстати, — встрепенулась я, — что значит: я тебя заблокировала?
— Как бы тебе объяснить..? Ну, отгородила от мира, что ли... Не дала мне вмешаться в ваш бой. Даже посмотреть не дала на этого... в плаще...
— Не важно...
Неожиданно в дверь постучали. Дей коснулась зеркала и исчезла.
— Войдите.
Какой-то слуга вошел в мои покои, затравленно озираясь. Черт, какие же слухи про меня там ходят, что меня уже слуги боятся... Поражаюсь их общей фантазии.
— Леди Дара, государь Мерлин хочет вас видеть.
— Это официальное приглашение?
— Что? — уставился на меня слуга.
— Я могу туда просто переместиться или должна прийти, как на официальный прием?
— Н-не знаю, леди Дара.
— Значит, я перемещусь, — рассудила я. — Ты свободен, — сказала я слуге, и он, пятясь, покинул меня.

— Ты чего-то хотел? — с надменным лицом спросила я, как только материализовалась в зале для приемов, одновременно служащим и тронным залом.
Мерлин повернулся и посмотрел на меня.
— Думаю, что нам есть о чем поговорить.
— Я вся - внимание.
— Что ты задумала? — он сощурился, словно пытаясь меня увидеть насквозь.
— Что? — вскинула бровь я.
— Сейчас я твой государь, ты обязана подчиняться мне! Отвечай на поставленный вопрос!
— Мерль, я не знаю, кто привел тебя к столь странному выводу, но сейчас я ощущаю себя выпавшей из игры обстоятельств. Я не понимаю, о чем ты говоришь.
— Не надо прикидываться. Я слишком хорошо тебя знаю. И лучше тебе сразу признаться в своих замыслах, сколь вредного характера они бы не носили. Тогда тебе смягчат наказание.
— Наказание..? — я нахмурилась. Теперь мне еще больше не понравилось происходящее. Это все походило на какой-то бессвязный кошмар. Только я могла с уверенностью на сто процентов сказать, что я не сплю.
— Мне доложили о том, что ты что-то задумала против меня.
— Мерлин, подумай логично. Я столько сделала, чтобы этот трон достался тебе, что глупо было бы теперь, когда он принадлежит тебе, что-то предпринимать против тебя.
— Твоя логика всегда была странной... Итак, тебе дана последняя минута. Если ты не признаешься по ее истечении, я посажу тебя в заточение.
— Что-о?! — на этом мои слова вышли. Мысли проносились в голове с ураганной скоростью, но мозаика не могла собраться. Слишком много деталей не состыковывалось.
Особенно странно было участие Единорога и Ворона.
— Минута вышла, — констатировал мой сын и добавил: — Арестовать ее.
Из полумрака ко мне двинулось несколько существ. Я взглянула в глаза Мерлина.
И наткнулась на холодный барьер. Как мне было действовать в этой ситуации? Наверное, следовало всех их разметать, но я с чего-то решила, что мне необходимо подумать в полном одиночестве. Мне показалось, что это заточение мне даже в чем-то на руку. Только когда мне за спину закрутили руки, я вновь взглянула Мерлину в глаза. И столкнулась с надменным презрением.
Лицо Мерля осталось беспристрастным.
Словно он не видел этого.
Когда меня проводили мимо его трона, я не смогла не ухмыльнуться правым уголком губ. И я знала, что он видел это. Как и знала, что озадачила его этим не меньше, чем он меня своим поведением.

Я очнулась в совершенно темной камере с каменными стенами, сложенными из крупных каменных блоков.
— Да, ничего не скажешь, на славу сделано, — констатировала я, ощупав стены. Впрочем, как я выяснила, маленькая дырочка (вероятно для того, чтобы узники не задохнулись) была оставлена под самым потолком, в левом углу.
Это навело меня на очередную догадку. Я проверила дырочку на заклятие. И обнаружила самое легкое заклинание, сломать которое мне не стоит никакого труда.
Для чего Мерлин сажает меня в столь незащищенную тюрьму, из которой мне столько возможностей убежать.
Проще всего сменить облик и пройти сквозь эту дырочку. И заклятие, как специально, поставлено слабенькое.
А можно и стену разрушить... И еще, как минимум, десять простейших вариантов, и еще около тридцати особо извращенных.
Я села и прислонилась к стене. Интересно, что все это значит?.. Словно, Мерль хотел, чтобы я сбежала отсюда... Ладно, этим я займусь утром. Сейчас я попробую сложить воедино все кусочки мозаики.
Итак, что я знаю для начала?
Мерлина, только что севшего на престол, уже хотят свергнуть трое, с весьма определенной целью — самим занять трон. Первые двое, понятное дело, Джулия и Джарт, влюбленный в нее. Глупость-то какая... Третий же более оригинальный, кроме того, неплохой чародей. Чей-то незаконнорожденный сын. Не знаю уж точно — чей, но, нутром чувствую, что, наверняка, какой-нибудь достаточно важной персоны во всем этом деле. И, предполагаю, что Хаос еще услышит о нем.
Так. Далее... Джулия и Джарт, конечно, могущественны, но особой опасности не представляют. Хотя бы потому что недооценивают своих противников и излишне самоуверенны. Зеркальный же чародей тоже не слишком силен, но зато мыслит весьма нестандартно и совсем не глуп. В общем, не буду совершать главной ошибки: нельзя недооценивать никого из своих врагов, сколь мизерными бы способностями они не обладали. Даже наоборот. Именно в таких зачастую скрывается главный козырь.
Это мы выяснили. Что дальше? Корвин, скорее всего, уже в Амбере. С ним, вероятно, и Ринальдо.
Дворец Амбера уже должен был оклематься после стольких лет сна. И, думаю, он уже начал проявлять особую активность. Что же до башни Хаоса, то она давно проснулась. Просто отмалчивается и выжидает.
Дворкин и Сухэй что-то задумали. Или же я просто запуталась.
Так. Мерлин сейчас сидит на троне, но неизвестно, как долго он на нем удержится без моей помощи. Хотя, учитывая его родителей...
Самым непонятным для меня в этой ситуации оставалась позиция Единорога, Змея и Ворона. Логрус и Подлинный Путь тоже так легко не успокоятся. Их сознание становится серьезной проблемой. А вот Путь Корвина сейчас остается для меня некой призрачной подсказкой. Но я ее еще не разгадала.
Что касается Оберона, то, похоже, он не станет выходить обратно в реальность. В Брэнде и Дейрдре я уверена. Они со мной. А вот о Кэйне такого не скажешь. Интересно, что он выкинет. В прочем, надеюсь, меня это не коснется.
Конечно, не стоит забывать и о зеркалах с их обитателями. Сокрытые могут пригодиться Мерлину. Особенно эта его подружка, Рэнда...
Что еще..? А, да, как же я забыла знаменитую парочку: Фиону и Мэндора. Что ж, от них тоже стоит ожидать какого-нибудь сюрприза. Неприятного сюрприза.
Лоскутки, лоскутки... И, в общем-то, полный бред. Кусочки есть, а пазл не складывается...
Приподняв голову, я посмотрела на дырочку в стене. “Светает” — решила я.
— Пора, — констатировала я вслух и встала. — Для начала разберусь с Мерлем, после чего, с его экс-подружкой.

Мерлин спал, когда я появилась в его комнате. Я села в кресле в изголовье его кровати и достала какую-то книгу с помощью Логруса, ожидая, когда он проснется. Минут через пятнадцать, он перевернулся и открыл глаза.
— Здравствуй, сын, — не отрываясь от книги, произнесла я.
— Угу, — отозвался он. И даже никакого намека на удивление. — Ты давно здесь? Уже утро? Я что, так долго спал?
— Не волнуйся так. Я здесь только пятнадцать минут. Твое чутье тебя почти не подвело, — заверила я его.
— Ладно, — он поднялся с постели.
— Что за представление ты вчера устроил?
— Так было надо. Для видимости. Я не сомневался, что ты сбежишь.
— Да нет. Я бы осталась. Если бы ты не намекал так явно на то, что мне оттуда сбежать просто необходимо. Неужели ты и вправду решил, что я поверю, что ты решил заточить меня в бытовую камеру, не поставив защиту даже на стены? А заклятье на отверстии для вентиляции?! Это же смешно!
— Главное, что ты здесь.
— Так в чем дело?
— Понимаешь, ко мне пришла Джулия... — он осекся, увидев, что я изменилась в лице. Я направила свой взгляд поверх его правого плеча. Он даже обернулся, а потом кинул на меня вопрошающий взгляд.
Я снова посмотрела ему в глаза:
— Продолжай, — сухо велела я.
— Она сказала, что мне угрожает опасность. Что кто-то строит против меня заговоры, и она беспокоится, как бы со мной не случилось чего-нибудь дурного.
Я скептически ухмыльнулась и выгнула бровь.
— Она сказала, что имеет достоверные сведения, что в этом замешана ты.
— А она не глупая, Джарт до такого не додумался бы.
Мерлин недоуменно посмотрел на меня, после чего продолжил:
— Она хочет свергнуть меня, и сама занять трон. Мне необходимо было подыграть ей.
— Знаю.
— Что?
— Мысль о троне она лелеяла давно. И всерьез намерена его добиться. Непростительная глупость с ее стороны, на мой взгляд. Хотя она могла бы действовать оригинальней. А то подобный метод, который она использовала, чтобы убрать с арены меня, слишком заштампован и избит. На всех тенях... — я зевнула.
Мерлин коротко кивнул.
— Совсем другое дело, этот зеркальный маг. Мне нравится его подход. Ну, по крайней мере, этого еще не было.
— Откуда ты все это знаешь? — между бровей Мерля залегла глубокая складка.
Я, словно бы удивленно, посмотрела на него.
— Я многое знаю, — улыбнулась я.
— Не сомневаюсь, — сощурился он. — Что ты намерена делать?
— Думаю заняться твоей бывшей возлюбленной. Ты не против?
— Только...
— Да?
— Оставь ее в живых.
— Посмотрим по обстоятельствам.
— Ты — чудовище.
— Спасибо, — холодно улыбнулась я.
Он тоже улыбнулся.
— А какие твои планы?
Мерлин помялся, но через минуту все же сообщил:
— Мне необходимо поговорить с отцом. Мы должны обменяться с ним последними новостями, чтобы дальше я мог хоть что-то предугадывать. Или хотя бы понимать, что происходит.
— Хотелось бы и мне это знать... — отстраненно заключила я.
Мерль промолчал.
Вскоре я поднялась и собралась уходить. Напоследок я обернулась:
— Да, кстати, Мерлин...
— Угу, — отозвался он.
— Возможно, все гораздо сложнее, чем ты можешь себе представить. Будь осторожен. Да, и когда ты вернешься сюда?
— Думаю, мне нельзя будет надолго отлучаться отсюда. В особенности, сейчас. Это будет чревато последствиями. Наверное, к вечеру. Думаю, я просто заберу Корвина сюда. Чтобы не попасть в серьезную разницу во времени. Мы с ним поговорим, и он вернется в Амбер через свой Лабиринт. Так и он, и я затратим минимум времени...
— Отлично... — я испарилась.

...И появилась в своей спальне. И повалилась на кровать.
Проспала я несколько часов. Проснувшись, я наскоро позавтракала.
И отправилась во владения Джарта.
Я застала его чистящим лакированные черные сапоги на своих ногах. Те и так уже блестели, как зеркало, а он усердно продолжал их натирать.
— Ты так дырку в них протрешь, — усмехнулась я.
— Хотелось бы мне, чтобы это была смазливая рожа этого незаконнорожденного ублюдка. Не понимаю, мама, зачем ты признала его.
Я вздохнула:
— Ну что ты понимаешь в политике?
— Я разбираюсь в ней вполне сносно, — сверкнул он на меня глазами.
— Джарт, Джарт... Ты полез в высшие сферы, ну зачем оно тебе? Это не твое.
— Это не правда, — раздался женский голос. Сзади подошла девушка в капюшоне.
— Зачем Вы пришли сюда? — обратилась она уже ко мне.
— Зачем? Разве я не могу прийти навестить своего сына?
— Не надо прикидываться. Что Вам надо? — грубо осведомилась она.
— А правила вежливости Вы не знаете? — сказала я, меняясь в лице.
— Говорите, зачем пришли, или я Вас выставлю.
— Тебе, правда, лучше уйти, — вставил мой сын.
Я не обратила на него внимания, а пилила взглядом Джулию.
— Чтобы меня выставить надо очень постараться. Вы считаете, что наклеветать на меня, это был умный ход? Да, меня заточили в темницу, мне не стоило особого труда сбежать.
— Насколько нам известно, государя Мерлина сейчас уже нет во Владениях. Вдвоем вы, может, и могли представлять для нас несерьезную угрозу, но поодиночке... Так что вы глупо сделали, придя сюда, — произнесла девушка и тут же атаковала меня незнакомым заклинанием.
Я на автомате отразила, и послала в нее Невидимый Меч. На щеке у нее выступил порез. Он мгновенно покраснел и покрылся капельками крови. Хм… В защите она не так хороша…
— Пожалуй, наш разговор мы закончим в зале для похорон. Сегодня, когда небо станет лиловым, я буду ждать вас обоих там. Мы решим наш спор раз и навсегда.
До свидания.
Исчезая, уже в полупрозрачном состоянии, я громко сказала:
— А все-таки, Джулия, Вам надо подучиться манерам.
Я материализовалась у себя в гостиной. Что-то неспокойно было у меня на душе. В том случае, конечно, если она у меня вообще была.
Я достала себе чашку кофе Глисе и, наслаждаясь, разглядывала потолок.
— А мне кофе? — раздался голос Дей.
— Присаживайся. Сейчас будет. Вот, — протянула я ей чашку Каппучино.
— Ой. Спасибо.
Я рассказала ей события со вчерашнего нашего расставания. Ее это весьма заинтересовало. И она поделилась со мной новой информацией, которую узнала, наблюдая за некоторыми событиями из зеркал.
Эту способность она приобрела, когда после смерти, смогла путешествовать по зеркальному миру. Способность осталась и тогда, когда Дейрдре, с помощью Зеркального Коридора, завладела телом призрака Пути, сделав его, тем самым, обычным живым собственным телом. Это сделал и Брэнд, и Кэйн. Хотя последнего я даже не видела. И меня мало волновало, где он и чем занимается.
Дей сказала, что Спикарды выходят из под контроля Делвина и, что одиннадцать древних сил хотят вернуть себе былую мощь. В общем, назревают какие-то серьезные изменения.
Так мы проболтали с ней почти весь день. Как о серьезных вещах, так и о всяких мелочах. До смены цвета неба на лиловый осталось совсем немного.
— Увидимся, — сказала я Дейрдре, и смутное сомнение в этом вдруг охватило меня.
Это насторожило меня. Предчувствия редко меня обманывают, но своего сыночка и Джулию я не считаю серьезной угрозой моему здоровью. Хотя, кто знает... Все случается...
— Удачи, — произнесла мне вдогонку Дей, когда я выходила из гостиной.

В коридоре, поймав первого же слугу, я передала ему записку, строго-настрого наказав ему отдать ее Мерлину сразу по возвращении его из Амбера. И обязательно немедленно. Убедившись, что слуга все правильно понял, я направилась к башне Хаоса. По моим подсчетам, Мерлин должен был вернуться с минуты на минуту.
Записка же была написана наскоро: «Похоронный зал». Вот и все, что я написала в записке. Думать о том, правильно я поступила или нет времени не было.

Уже минут двадцать я сидела в полной темноте и прохладе похоронного зала. На другом конце зала открывался проход в Бездну. В той части зала было еще темнее, если такое вообще может быть.
Как только в дверном проеме появились их силуэты, по стенам зажглось четыре факела, изначально заготовленные мной. Это создало полумрак. Для такого зала четырех факелов было слишком мало. Но я на это и рассчитывала. Теперь, когда двери за ними закрылись, стало почти темно. Только дрожащий свет факелов заставлял наши тени причудливо изгибаться.
Я отметила, что порез на реке Джулии исчез. Наверняка, работа Джарта. Чтоб он провалился со своим пресловутым могуществом. Даже досадно как-то стало, что ее наглое личико останется неподпорченным.
— Ты звала, мы пришли, — холодно произнесла девушка.
— Тем лучше, — благосклонно улыбнулась я.
— Зря ты так, мама, — влез Джарт. — Не вмешивалась бы, осталась бы жива.
— Ты еще не убил меня! — засмеялась я.
— Думаю это ненадолго, — произнесла Джулия и бросила мощное атакующее заклинание.
— Неплохо, — констатировала я, отчасти увернувшись, отчасти заблокировав заклинание. — Но для меня слабовато. Чем еще порадуете?
Неожиданно Джарт появился сзади и атаковал меня в спину чем-то неприятным. Его заклятье ударилось в щит, заблаговременно выставленный мной, но, несмотря на это, меня ощутимо неприятно толкнуло в спину. Как раз в этот момент я создавала эксклюзивное заклинание для Джулии, и этот толчок только добавил мне силы. Заклинание получилось прекрасным.
Где-то сбоку материализовался Джарт.
— Думаю, я назову его “Смерть Джулии”, — воскликнула я, выпуская его.
Та беспомощно выставила вперед руку. Мое заклинание легко прошло через ее защиту, она вскрикнула и пошатнулась. Те два факела, что находились за ее спиной, потухли, от чего зал стал совсем темным. Пол хорошо тряхнуло. Изо рта и носа у Джулии тоненькими струйками потекла кровь. Джарт бросил свое заклятие на половине и мгновенно очутился рядом с ней, подхватив ее за секунду до того, как она рухнула на каменный пол. Взгляд ее помутнел, она побледнела.
— Джулия, Джулия! — вскричал Джарт. Та ничего не ответила. Тогда он кинул на меня ненавидящий взгляд исподлобья и прошипел:
— Ты ответишь за это.
— Конечно, отвечу, — сказала я, посылая в них следующее заклинание. На этот раз самое обычное. Он слегка вздрогнул, приняв заклятие на себя и прикрыв собой Джулию.
Он стоял ко мне спиной и что-то нашептывал, держа на руках Джулию, а я не нападала со спины. Я терпеливо ждала, когда он обернется, чтобы продолжить бой.
Вскоре девушка немного оклемалась, и мой сын поставил ее на ноги. И они одновременно атаковали меня неизвестным мне заклинанием. Я попыталась увернуться, но меня все же задело по правой руке. Руку обожгло, и она обвисла, как плеть. Пошевелить пальцами не удавалось.
Я начала готовиться послать что-нибудь посерьезнее, а, готовясь к этому, кинула в них Режущего Волну.
Джарт попытался отразить его, но заклинание прошло через его щит и сшибло их обоих с ног.
Еще через полчаса моя правая рука уже восстановилась, зато я получила еще несколько ранений. Одно из них в левый висок. Лоб был рассечен. Глаза слепило от заливавшей их крови. Жутко болела нога и рана на животе. Но эта парочка пострадала не меньше. Одно я знала точно: Джулия умрет. После первого заклинания ей не выжить. Да и покалечены они были оба не слабо. Оба были в крови и заведены до предела. Джарт поддерживал Джулию, не способную уже самостоятельно стоять на ногах, и что-то нашептывал ей на ухо.
Боль только подогревала их ярость и желание убить меня. Я хотела было создать еще одно заклятье, как застыла в немом изумлении. Мои глаза округлились. Я, мотнув головой, отступила на шаг назад.
Это не осталось незамеченным со стороны моих противников, но меня это не волновало. Я смотрела за их спины. Туда, где в темноте появился знакомый силуэт.
Острая боль неожиданно пронзила каждую клетку моего тела. Черная змеевидная прядь длинных волос, уходящая в Бесконечность, обвила меня за горло и неожиданно резко сдавила его. Сильный электрический разряд прошел сквозь меня. Я дернулась, но на ногах устояла. Я попыталась разглядеть лицо черного силуэта. Но это никак не выходило. Тьма надежно скрывала его.
Лица Джулии и Джарта были полны недоумения. Похоже, они никак не могли взять в толк, что происходит.
“Они его не видят,” — догадалась я.
И снова электрический заряд прошел по мне от пряди волос. На этот раз он длился дольше и был сильнее. Колени сами подогнулись, и я рухнула на четвереньки, закашлявшись кровью.
В зал ворвались Мерлин с Корвином. И оторопели, так же не понимая в чем дело.
Серебряная искорка разорвала прядь. Отплевываясь кровью, я медленно поднялась. И встретилась взглядом с Корвином. В его глазах читалось недоумение.
Перед глазами внезапно потемнело, я пошатнулась, но кто-то мягко и уверенно подхватил меня под руку.
Когда способность видеть вернулась ко мне, первое, что я увидела - были шокированные лица всех присутствующих. Они недоуменно переводили взгляд то на меня, то на Брэнда, поддерживающего меня.
— Дара! — раздался мелодичный женский голос. — Лови! — из тьмы выступила Дейрдре и кинула мне какой-то клинок. У нее на плече висел лук. Я подхватила меч и тут же выронила его: яркая вспышка боли ослепила и оглушила меня.
— Удалимся от свидетелей. Пришло время... — громом ударило в мозгу.
Миг. И мы очутились где-то на заснеженной лесной поляне. Дейрдре оказалась ближе всех к Нему. И натянула тугую тетиву лука с золоченой стрелой на ней.
— Ты думаешь, это сможет остановить меня?! — засмеялся Он.
— Кто-то научил меня сражаться до последнего, даже если точно знаешь, что проиграешь. Я так и поступлю, — произнесла она и выстрелила. Стрела прошла сквозь Него, не причинив ему никакого вреда.
— Мне нужен Вэйрвендил, — произнес Брэнд в этот момент. И, сосредоточившись, попытался призвать его. Из ниоткуда появился Ринальдо, совершенно не понимающий, что происходит. И еще более изумленный, когда увидел своего отца. Ничего не понимая, он рассеяно переводил взгляды на всех присутствующих.
В этот момент Дейрдре уже падала на белую перину снега. Снег моментально окрасился в красный.
— Не-ет! — завопил Брэнд, понимая, что вместе с мечом вытащил сюда и сына, и, прежде всего, осознавая, какой опасности это его подвергает.
В секунду подлетев к нему, одним легким толчком в грудь, он выкинул его куда-то в Тени, одновременно вытащив клинок. Он только и успел развернуться, выставив перед собой меч в горизонтальном положении, обхватив рукоять двумя руками. И волна энергии огромной силы прошла сквозь него, чуть преломившись у меча.
Я смотрела, как мертвое, без единой царапины, тело Брэнда упало ничком на белоснежный снег чуть впереди меня.
— Почему? — спросила я, оторвав взгляд от мертвые тела.
— Ты знаешь, — улыбнулся Он, хотя мне показалось, что немного грустно. — Или вспомнишь позже. Прощай...
Мир оборвался. Я отстраненно ощущала все муки своего тела, но не чувствовала боли. Точнее прекрасно ее чувствовала, но та была столь сильной, что мозг просто отказывался воспринимать ее. Наступила темнота и водоворот боли.

Сквозь темную пелену мук кто-то звал меня...
— Дара..! Дара!
Я попробовала открыть глаза. Ничего не вышло. И лишь через узенькие щелочки я увидела снег, весь красный, и кого-то, склонившегося надо мной.
— Дара! Что произошло?.. — я узнала голос.
Я улыбнулась и тяжело вздохнула. При этом в груди что-то сильно натянулось и булькнуло... Я глухо кашлянула, в горло попала кровь...
Теплая ладонь легла мне на лоб... Потом он взял меня за руку...
Резкое обострение боли... Я судорожно дернулась... И Тьма поглотила меня...
677 пов. 349 г. э. Видения по летоисчислению Д.Х.
Нижеподписавшаяся,
Дара.

@темы: Единорог, Змей, Корвин, Дейрдре, Брэнд, Мерлин, Дара, Джарт, Джулия, новые персонажи

Комментарии
2007-04-18 в 01:22 

Moire
I believe in Steve Thompson
Ой...

2007-04-18 в 09:46 

да, я люблю людей, и это абсолютно не мешает мне ненавидеть человечество
гм...

2007-04-18 в 10:43 

Леди Тайра
Why am I so bad at being good?
Похоже на сон.. Или видения. Или кино с логикой и закономерностями, присущими сну.

2007-04-18 в 13:57 

Coeur-de-Lion & Mastermind
Чертовски интересно.

2007-04-19 в 20:50 

Ledi Dara
Мое лицо - это белая маска с прорезями для глаз...
Moire Brand Bariman
Лаконично...

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Облака над Колвиром

главная