21:24 

Свое дыхание не переделать (c)
Эта история была написана несколько месяцев назад, но, как-то так сложилось что нигде кроме собственного дайри я ее нигде и не выкладывала. Исправляюсь =)

Вобщем, если кто еще не видел...


Враг моего врага

Часть 1
Дипломатические приемы бывают скучными, очень скучными и смертельно скучными, и тот прием не был исключением. Я вообще терпеть не могу подобные сборища и, по возможности, стараюсь их избегать, но иногда отвертеться не удается и приходится изображать из себя черт знает что. Вот как сейчас. А куда деваться? Отец прямо и недвусмысленно заявил, что желает видеть всех нас на празднике, а когда Его Величество что-то изволит желать... Ну, сами понимаете.

Официальным поводом для празднований был День Весеннего Равноденствия, но, то что это всего лишь повод было очевидно. На празднике присутствовала целая толпа дипломатов из ближайших Отражений. Зачем отец их всех собрал я не имел ни малейшего представления, да и, честно говоря, не очень-то и интересовался. Кажется, речь шла о пересмотре каких-то старых договоров...

Как бы то ни было, не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы видеть – этот прием не только и не столько развлечение. Гости явно работали; заключали соглашения, сделки, обменивались информацией... Время от времени какой-нибудь не в меру ретивый дипломат завязывал очередной бессмысленно-вежливый разговор с кем-то из нас, явно пытаясь что-то выведать. Разумеется, безуспешно. Кажется, они просто не понимали, что наша роль во всем этом деле сводилась к чисто декоративной - никто из нас не был уполномочен вести переговоры. Отец предупредил, что тому, кто наговорит лишнего или посмеет кому-либо что-либо пообещать, лучше не попадаться ему на глаза ближайшие лет пятьсот. Вот и приходилось вежливо улыбаться и вести идиотские разговоры ни о чем. Все-таки грубить дипломатам это как-то не дипломатично.

По правде говоря, больше всего на свете мне хотелось сбежать куда нибудь подальше. Пока отец ходил среди гостей это было невозможно, но в самый разгар вечера он куда-то исчез. Зато появилась целая куча посыльных в его цветах. Они сновали среди гостей, время от времени выбирали какого-нибудь посла, что-то тихо тому говорили и куда-то уводили. Иногда выбранные дипломаты возвращались почти сразу, иногда отсутствовали почти по часу, но у всех вернувшихся был весьма самодовольный вид. Слова "я все знаю, но вам не скажу" у них разве что на лбу не были написаны. Можно подумать кому-то вообще нужны их секреты...

Интересно, неужели отец действительно пересматривает договора? Тогда это наверняка надолго. Отвязавшись от очередного собеседника, посла из Отражения с совершенно непроизносимым названием, я оглянулся. Отец вряд ли вернется в ближайшее время... Может все-таки смыться куда-нибудь? Ну сколько можно развлекать эту толпу? Думаю, они и без меня прекрасно проведут время...

Я был почти у самого выхода, когда чья-то рука легла на мое плечо.

- Сбежать решил? – услышал я чуть насмешливый голос.

Я обернулся. Кейн.

- Да. А тебе все это, - я кивнул в сторону наполненной гостями залы, - еще не надоело?

- До смерти! Мне это сборище с самого начала поперек горла. Я чувствую себя шутом!

- Тогда... – начал было я, но он вдруг изменился в лице.

- Джулиан, быстро пошли отсюда, - перебил меня Кейн, - Если эта леди в синем, что направляется сюда, идет действительно к нам, то нужно сматываться. Я ее знаю. Это не женщина, а самый настоящий монстр. Она заговорит любого до смерти. Поверь мне, это не бегство, а стратегическое отступление...

Я проследил за его взглядом. Высокая темноволосая женщина в синем платье шагала явно к нам, как крейсер рассекая толпу. Интересно, кто она такая, и что в ней настолько ужасного? Может быть, это одна из бывших подружек Кейна? Впрочем, какая разница...

А Кейн уже увлекал меня в коридор, явно стремясь сбежать как можно быстрее и как можно дальше и от леди в синем, и от всей этой празднично-дипломатической суеты. Что вобщем-то вполне совпадало с моими собственными желаниями...



Мы прошли по коридору, свернули, потом еще раз.

- Здесь есть одно укромное место, о котором мало кто знает... – произнес Кейн, - Гости сюда не сунутся, а когда музыка начнет стихать, мы услышим. Не хотелось бы пропустить завершение, отец наверняка вернется. Джулиан, знал бы ты, как я ненавижу подобные мероприятия!

- Ты в этом не одинок, - заверил его я.

Укромное место о котором говорил Кейн оказалось не то большим кабинетом, не то маленькой гостиной. Во всяком случае там был письменный стол, стеллажи с книгами, камин, диван и несколько кресел. Я плюхнулся в одно из них, рядом с небольшим круглым столиком, а Кейн направился к шкафу. Мгновение спустя он вернулся с бутылкой вина, бокалами и... шахматами.

- Ты играешь в шахматы?

- Немного, - кивнул я.

Он кивнул и занялся вином – открыл бутылку, плеснул в бокалы, а я начал расставлять фигуры. Все лучше, чем болтовня с дипломатами...

По правде говоря, я не играл в шахматы со времен детства. Похоже, что и Кейн тоже; первую партию мы сыграли в ничью. Кейн хмыкнул и начал расставлять фигуры по новой.

За этим занятием нас и застал Рэндом. Он вошел, закрыл за собой дверь, смерил нас насмешливым взглядом.

- Тоже сбежали? – спросил он и, не дожидаясь ответа, продолжил, - Я не буду вам мешать, просто посижу здесь.

Кейн издал неопределенный звук, который при желание можно было расценить как согласие, я пожал плечами. Да ради Единорога...

Рэндом улыбнулся, пододвинул кресло, налил себе вина. Некоторое время он молча наблюдал за игрой, потом ему стало скучно. Он начал подсказывать. И мне, и Кейну одновременно. Это мало того что отвлекало, но еще и действовало на нервы, о чем я ему и сообщил. Рэндом пожал плечами, улыбнулся. Я думал он заткнется, но не тут то было... Его было проще убить, чем заставить замолкнуть.

В конце концов Кейн не выдержал и очень спокойным и ровным голосом объяснил Рэндому, что он с ним сделает если тот позволит себе еще одну реплику в подобном духе. Рэндом обиженно засопел, но замолчал. Кажется, предпочел поверить на слово. Я бы тоже, честно говоря, не стал бы рваться проверять...

Дверь едва слышно скрипнула, и в комнате появился Эрик. Твою мать, Кейн, и это ты называешь "мало кто знает"?

Кейн поднял голову, изобразил нечто вроде приветственного жеста. Эрик кивнул, подошел к нам. Несколько минут он молча изучал шахматную доску, потом широко улыбнулся.

- Вы оба совершенно не умеете играть, – заявил он.

- Я им говорил тоже самое, но они мне не поверили! – тут же отозвался Рэндом.

Кейн возмутился, а я уступил место Эрику и предложил ему продемонстрировать свои умения на практике. Тот уселся на мое место и не тратя ни секунды на размышления, двинул вперед пешку, тем самым открывая для удара и короля, и ладью. Наверняка ведь ловушка! Я не видел в чем подвох, но в его наличие не сомневался. Эрик не взялся бы за безнадежную партию, если бы не собирался ее выиграть.

Я оперся на спинку кресла, с интересом наблюдая за игрой. Я почти не сомневался, что он сумеет выцарапать победу, но не представлял каким образом. На мой взгляд, положение было безнадежным. Я проигрывал и последние несколько ходов только и делал, что оттягивал неизбежный мат.

Кейн задумался, но атаковать не спешил. Слишком уж небрежно подставился Эрик, слишком он был уверен в себе. За этим просто обязано что-то скрываться, какой-то тонкий расчет, который я никак не мог увидеть. Кейн, похоже, тоже не видел, но явно что-то подозревал. Во всяком случае лезть в раскрытый капкан он не стал, вместо этого тронул коня, видимо, намереваясь подвести его ближе к центру событий. Но сделать ход не успел; дверь снова распахнулась и раздался взволнованный голос Флоры:

- Клянусь, Корвин, это был вэйр! Я видела его так же ясно как вижу сейчас тебя!

Я поднял голову. Троица остановилась в дверях, видимо только сейчас заметив нас. Корвин, Дейрдре и Флора. Надо же... Все дороги ведут не просто в Амбер, но еще и в одно единственное место в нем. По правде говоря, я уже даже не удивился. Все мы по большому счету мыслим одинаково...

На мгновение повисла тишина. Эрик даже не поднял головы, он, похоже, кроме шахматной доски вообще ничего и не видел. Кейн сделал приглашающий жест рукой, мол проходите, располагайтесь, и, снова сосредоточившись на игре, сделал-таки ход конем.

А вот Рэндом внезапно заинтересовался.

- Вэйры, говорите? – переспросил он. – Флора, где ты их видела?

- В Арденнском лесу!

- Кто-нибудь, ну скажите ей что этого просто не может быть... – протянул Корвин. Мгновение поколебавшись, он зашел в комнату, увлекая за собой Дейрдре, уселся в свободное кресло. Дейрдре тут же устроилась на подлокотнике, но Корвин обнял ее за талию и усадил к себе на колени. Дейрдре возражать не стала, наоборот, положила голову ему на плечо. Голубки, а вы часом не забыли, что вы брат и сестра?

- Не может быть, – тем временем подтвердил Рэндом и ехидно добавил, - Потому что не может быть никогда!

Флора аж задохнулась от возмущения. Несколько долгих секунд она переводила горящий негодованием взор с Корвина на Рэндома, не в силах вымолвить ни слова. Потом обвела глазами всех присутствующих, словно взывая к справедливости. Я лишь руками развел... Извини, милая, но они правы. Ну откуда взяться вэйрам в такой близи от Амбера?

Вэйры – это волки, злые, агрессивные и опасные волки. И, к тому же, весьма необычные. В некотором смысле они – оборотни. Они могут на короткое время принимать человеческий облик, но при этом остаются животными. У них даже в человеческом облике волчьи повадки и волчье мышление, так что принять вэйра за человека может только слепой. Вблизи от Амбера они появились недавно, несколько лет назад, во время войны. Они пришли вместе с лунными всадниками Ганеша и сражались на их стороне. И, разумеется, были разбиты и уничтожены. Немногие выжившие вэйры попытались было затаиться в Арденнах, но мы им этого не позволили. Только подобной нечисти по соседству нам и не хватало...

А теперь Флора говорит, что видела вэйра. В Арденнском лесу. Ха! Даже если предположить что кому-то из вэйров удалось тогда уцелеть, что весьма маловероятно, то за эти годы их бы уже сто раз обнаружили. Собаки их чуют и очень-очень не любят.

Может быть она приняла обычного волка за вэйра? Не понимаю как их можно спутать, но все же, я скорее поверю в это, чем в бродящих по Арденнскому лесу оборотней...

- Как же не может быть, если я его видела?! – воскликнула Флора, обретя наконец дар речи. – Дейрдре, ну хоть ты им скажи, - бросив умоляющий взгляд на сестру, попросила Флора, - Ты же тоже видела...

- А я не видела, я только слышала, - с ленцой в голосе отозвалась Дейрдре и, выдержав драматическую паузу, добавила, - Твой визг.

Все рассмеялись, а я украдкой посмотрел на Флору. Кажется, сестренка была шокирована таким предательством. На ее лице было буквально написано "злые вы, уйду от вас". Внезапно, мне стало ее жаль. Она, конечно, сама виновата. Потому что говорит глупости. Нельзя же так подставляться...

- Вы, кстати, зря смеетесь, - подал голос Эрик, оторвавшись наконец от шахмат, - Дней этак десять назад я напоролся на вэйра когда возвращался из царства Теней. В Арденнах, почти на реальной земле. Он попытался на меня напасть! Пришлось потратить немного времени и объяснить этой твари, что он не прав.

Вот это да! Эрик вряд ли стал бы выгораживать Флору, если б это не было правдой. Да, пожалуй его рассказу я верил. Но черт побери, откуда здесь, так близко к Амберу, могли взяться вэйры?

- Эрик, ты уверен, что это был действительно вэйр? – вслух спросил я.

Он обернулся ко мне, пристально посмотрел в глаза. Потом едва заметно пожал плечами.

- Я пока способен отличить вэйра от простого волка, – ответил он, - Конечно, уверен. Еще вопросы будут?

- Да. Он был один?

- Один. И именно "был". Я убил его. Серебром. Он не мог выжить и попасться на глаза Флоре, если ты об этом.

Я кивнул, признавая его правоту.

- Плохо... – протянул я.

- Что ты имеешь в виду? – вмешался Корвин.

- Вэйры редко охотятся поодиночке. Они стайные животные. А значит, скорее всего, у них логово где-то в Арденнах.

- Оборотни у нас под боком. Какая гадость! - с отвращением в голосе произнес Кейн, - Надо их выкурить. Они едва не напали на девочек... Кстати, - повернувшись к Флоре, внезапно спросил он, - А что вы с Дейрдре делали вдвоем в лесу?

- Мы были не... – начала было Флора, но, поймав взгляд Дейрдре, поперхнулась.

Краем глаза я успел заметить как на лице Дейрдре отчетливо промелькнула гримаска гнева, но в следующий миг она снова мило улыбалась. Я даже усомнился, а не привиделось ли мне.

– Мы просто гуляли, - с вызовом в голосе проговорила Флора.

Ну да, конечно... Интересно, в это хоть кто-нибудь поверил? Вряд ли.

Кейн ухмыльнулся, но внимания заострять на промахе Флоры не стал.

- Джулиан, что ты думаешь об охоте на вэйров? Мне не нравится, что они здесь шляются. Единорог знает, на кого они в следующий раз нападут.

Мне, вообще-то, тоже это не нравится. Терпеть не могу этих тварей. Вот и совместим приятное с полезным.

- Звучит неплохо. Как насчет завтра утром?

- Подходит. Кто хочет присоединиться? Эрик?

- Завтра? Нет, я занят. Развлекайтесь без меня.

- Корвин?

- Играю. Дейрдре, хочешь шубку из волчьего меха?

- Нет, родной, терпеть не могу волков. – поморщилась она.

- Рэндом?

- Почему бы и нет?

- Девочки?

Две весьма выразительные гримаски в ответ. Как хотите...

- Вот и отлично. Джулиан, организуешь все?

А куда я, черт побери, денусь?



В Арденны я выехал затемно. Егерей я, конечно, предупредил еще с вечера, но некоторые вещи лучше проконтролировать лично. Да и на следы хотелось взглянуть прежде, чем братья их затопчут. Где находится то место, где Флора видела вэйра или того, кого за него приняла, я примерно представлял, хотя вытянуть из нее внятное объяснение оказалось непросто. Нет, она не молчала, наоборот, болтала без умолку, вываливая на меня горы совершенно ненужной информации, не имеющей никакого отношения к тому, что меня интересовало. В какой-то момент я уже был готов махнуть рукой на всю эту затею и просто организовать облаву. Это, конечно, заняло бы уйму времени, но... Тут вмешалась Дейрдре, и вдвоем девочки сумели объяснить где это. И объяснили на удивление толково. У меня даже промелькнуло смутное подозрение, что все это время Флора специально морочила мне голову. Просто так, для развлечения.

А то место я нашел почти сразу. Подал условный сигнал егерям и занялся следами. И почти сразу понял две вещи. Во-первых, Флора вчера солгала, что впрочем, было и так очевидно. Во-вторых, у Дейрдре действительно была веская причина так на нее злиться. Да, она явно не хотела чтобы Корвин знал, что... Впрочем, все это ерунда. Гораздо больше меня интересовали следы вэйра. Я тщательно осмотрел поляну, но не обнаружил ничего. Только кустарник чуть примят, но это могло ничего и не значить. В любом случае, собаки сумеют взять след. Если здесь действительно кто-то был, разумеется...

Вскоре подоспели егеря с собаками, и я коротко объяснил им, на кого будет охота. Солнце тем временем поднялось довольно высоко, небо было ясным и безоблачным, обещая прекрасный день. Братьев все не было. Ну и где их черти носят? Я уже собирался связаться с ними, когда меня обдало холодным ветром. На самой грани восприятия зазвенели невидимые льдинки, перед глазами все затуманилось... Контакт. Кто-то позвал меня по имени, и я узнал голос Кейна. А в следующий миг увидел их, всех троих. Корвин, Рэндом и Кейн. Все трое верхом.

- Вы что, заблудились? – протянул я, пытаясь понять, где они находятся. Судя по деревьям за их спинами - где-то в лесу, но вот где именно...

- Нет, конечно, - фыркнул Корвин, - Мы просто выехали чуть позже, чем собирались. Ты проведешь нас или будешь ждать когда мы доберемся своим ходом?

Я молча протянул руку. Мгновение спустя они уже стояли возле меня.

- Ну что, вперед? – широко улыбнулся Кейн.

Я свистнул, подзывая коня, взобрался в седло, снял притороченный к седлу рог. Над лесом прозвучал резкий сигнал...



Собаки взяли след почти сразу. Если до сих пор у меня и были сомнения, а есть ли здесь вообще вэйры, глядя на их реакцию, я понял – да, есть. На обычных волков они никогда так не реагировали. С громким лаем псы рванули в сторону кустарника, перемахнули через него и помчались куда-то на восток, в самую чащу леса. Нам только и оставалось, что не терять их из виду.

Когда спустили собак, Корвин среагировал первым. Пригнувшись к шее коня, он моментально вырвался вперед. Мгновением позже я рванул следом. И даже не оборачиваясь, я знал что, чуть отставая, за нами следуют Кейн и Рэндом.

Воздух звенел от собачьих голосов, Моргенштерн летел, как ветер, а время... Время растаяло, исчезло, потеряло значение. Осталась только скорость, бешенная скачка без начала и конца...

Мы настигли их недалеко от излучья реки Ойсин, где лес переходил в каменистое плоскогорье. Их логово было там, среди скал. Видимо, это их до сих пор и спасало. Река и камень не сохраняют ни следов, ни запаха. Это позволило вэйрам оставаться незамеченными. И если бы они не совались в лес, то черта с два мы бы их обнаружили. Но они обнаглели и сами подписали себе смертный приговор. Церемониться с этими тварями никто не собирался.

В считанные минуты все было кончено. В воздухе засвистели стрелы арбалетов, серые тени попытались было наброситься на собак, но ... У них не было ни единого шанса.

Их логово мы завалили камнями; лезть в ведущую невесть куда пещеру было по меньшей мере глупо. А собаки наотрез отказывались туда заходить. Даже самые смелые, сделав несколько шагов под каменные своды, упирались в землю всеми четырьмя лапами и, жалобно скуля, отказывались идти дальше. Странно, откуда у них этот страх перед замкнутыми пространствами? Нужно будет попробовать отучить их бояться подземелий... Как-нибудь, когда будет время.



- Вот вроде и все, – задумчиво произнес Корвин, поправляя плащ. – Если, конечно, это было их единственное логово.

- Думаю что да, - отозвался я, - Вэйры не потерпели бы присутствия еще одной стаи так близко от своего убежища. Если здесь и была еще одна стая – они сами ее и уничтожили.

- Откуда ты все это знаешь?

- После войны эти твари попытались укрепиться в Арденнах. Я не мог им этого позволить.

Корвин хмыкнул, но ничего не сказал. Мы подошли к оставленным в стороне лошадям. В принципе, свое дело мы уже сделали. Можно возвращаться...

Егеря, забрав собак, обследовали окрестности, но я был уверен – они ничего не найдут. Кейн отправился с ними. Рэндом, кажется, тоже... Во всяком случае, ни того, ни другого не было видно.

Корвин подошел к своей лошади, потрепал ее по холке. Потом, повернулся ко мне.

- Джулиан, я думаю...

Я так и не узнал, что именно он хотел мне тогда сказать. Его лошадь вдруг отпрянула назад, поднялась на дыбы. Корвин, заметив краем глаза движение, отшатнулся в сторону, но медленно, слишком медленно. Лошадь взбрыкнула, взбивая передними ногами воздух, левым копытом ударила его в плечо, так что он упал на землю. Время застыло, замедлилось... С болезненной четкостью я видел, как лошадь начала опускаться из "свечки"... Корвин попытался откатиться в сторону, уйти из под лошадиных копыт, но слишком медленно... Я видел, что он не успевает...

Щелчок арбалетного выстрела прозвучал неожиданно громко. Замедлившееся было время с бешеной скоростью рвануло вперед, наверстывая упущенное. Лошадь дернулась, дико заржала от боли, и начала заваливаться на бок. Корвин лишь в самый последний момент успел откатиться в сторону, лошадь рухнула на землю буквально в нескольких дюймах от него. Кажется, она все таки задела его копытами, но я не был уверен...

Рэндом медленно опустил арбалет. Лицо белое-белое. Клянусь, у него даже губы побелели.

- Корвин, ты в порядке? – выдохнул он, шагнув к нему и протягивая руку.

Корвин выдохнул что-то нечленораздельное, но руку принял и, как мне показалось, с трудом поднялся на ноги. На Рэндома он не смотрел. Он смотрел на меня, и в его глазах была такая ненависть, что у меня мороз прошел по коже. За что? Что я сделал? Или... Что я не сделал?...

С опозданием я начал понимать, что должен был вмешаться. Схватить лошадь под узды, оттолкнуть, заставить отпрянуть назад, но... Да, черт побери, я растерялся! Я даже не попытался помочь ему, а просто стоял и смотрел... Я ничего не сделал. И именно этого он мне и не простит.

Рэндом коснулся его плеча, снова спросил все ли в порядке. Корвин наконец отпустил мой взгляд, обернулся к нему, что-то едва слышно буркнул в ответ. Его лицо снова стало привычно непроницаемым, и когда он снова посмотрел на меня, в его глазах не было ненависти. В них вообще ничего не было. Только равнодушие и какая-то усталость.

- Джулиан, мы возвращаемся в город, - совершенно спокойно произнес он, - Вы с Кейном справитесь дальше без нас?

- Да, конечно, - машинально ответил я. Собственный голос казался чужим.

Корвин кивнул, достал из кармана колоду карт, вытащил нужную. Поднял на уровень глаз. Несколько мгновений они с Рэндомом всматривались в карту, потом вокруг них замерцала радуга, и они почти одновременно шагнули в Амбер.



- Ну и что это было? – вполголоса спросил Кейн, когда Корвин и Рэндом, став двухмерными, рассыпались радужными осколками.

Я вздрогнул, обернулся. Он стоял за моей спиной. Интересно, и давно он там стоит? Я не слышал как он подошел...

Я пожал плечами, но Кейн явно ожидал ответа, и я неохотно пояснил:

- Лошадь Корвина взбесилась, и Рэндом ее пристрелил.

- И какова твоя роль во всем этом?

Я внимательно посмотрел на него, пытаясь понять, что он имеет в виду. Не всерьез же он думает, что я... Нет, похоже, всерьез. Что за чушь, зачем?...

- Я здесь ни при чем.

Он хмыкнул, пожал плечами.

- Ты мне не веришь... – не сумев скрыть удивления, произнес я, - Кейн, клянусь, я...

Он жестом остановил меня.

- Не стоит. Я-то тебе верю. А вот Корвин - вряд ли. Джулиан, держись от него подальше. Очень уж мне не понравилось как он на тебя смотрел.

- Я не боюсь Корвина.

Это было неправдой, от ненависти в его глазах мне было не по себе, но я скорее проглотил бы собственный язык, чем признал это вслух. Кейн пристально посмотрел мне в глаза, потом широко улыбнулся. На его лице было буквально написано – "я тебя предупредил, а ты делай что хочешь".

- Ну и ладно, – по прежнему улыбаясь, сказал Кейн, закрывая тему, - Кстати, ты никуда не торопишься? Я хотел бы прогуляться по окрестностям. Давненько я здесь не был... Буду рад если ты составишь мне компанию.

Собственно, а почему бы и нет? Тем более, что особо торопиться мне некуда...

- С удовольствием, - ответил я и улыбнулся в ответ.



В город мы вернулись уже под вечер. Кейн оказался удивительным собеседником, и день пролетел незаметно. До сих пор мы с ним редко общались, но в тот день я с удивлением обнаружил что у нас немало общего. Мне он всегда казался высокомерным насмешливым типом, которому на всех плевать. Да что там, он таким и был, но это был только самый первый, верхний слой. А под ним... Под ним он был совсем другим. Увлекающимся, азартным, веселым. С ним было интересно... Он с легкостью поддерживал любую тему, и наши взгляды почти во всем совпадали.

Кроме одного. Он любил море. Безумно, беззаветно, страстно. Он мог часами говорить о том, как ветер наполняет паруса, как воды за кормой меняют цвет когда уходишь все дальше в Отражения, как по утрам кричат чайки, как пахнет озоном после дождя и как все затихает, замирает перед штормом... Как и остальные мои братья я несколько лет провел во флоте, прокладывая торговые пути, но, боги, я и не подозревал что можно так любить море... Для меня стихия всегда была союзницей. Коварной, непредсказуемой, опасной, но все же союзницей. Ее можно было научиться понимать, угадывать по едва заметным признакам смену ветра, предвидеть бурю, но любить?... Это было выше моего понимания.

А Кейн говорил о стихии как о возлюбленной, да что там, ни до, ни после этого разговора, я никогда не слышал чтобы он о чем или о ком-либо говорил хотя бы в половину так страстно. Кажется, именно тогда, в тот день, я впервые начал понимать его...

Мы расстались у ворот замка; на рассвете он уходил в море и хотел использовать немногие оставшиеся часы чтобы завершить какие-то свои дела. Он не уточнил, какие именно, а я не стал спрашивать, только пожелал удачи.

Кейн подмигнул мне и, пришпорив коня, направился в город, а я миновал стражников и, спешившись, зашагал к конюшне, ведя коня на поводу.



Странно, что-то здесь сегодня подозрительно тихо. Интересно, куда все подевались? Сколько себя помню, у конюшен всегда было оживленно. А сейчас – ни грумов, ни конюхов... Даже мальчишки, вечно крутящиеся поблизости куда-то запропастились. Ну и ладно. О своем коне я вполне в состояние позаботиться и сам. Я вообще люблю лошадей. Они надежны, преданны и отзывчивы. В отличие от людей.

Я расседлал Моргенштерна, почистил и завел в стойло. Налил свежей воды, насыпал овса. Потрепал коня по шее и запер, что, впрочем, было чисто символическим жестом. Моргенштерн и так никуда не уйдет, даже если стойло будеть стоять открытым настержь. А если он однажды все же захочет уйти – никакой засов его не удержит... Просто не вижу смысла почем зря нервировать конюхов. Они его и так боятся, что совершенно неудивительно. Мой конь далеко не каждого подпускает к себе. И характер у него отнюдь не ангельский...

Я уже собирался уходить, когда двери резко распахнулись. Я обернулся, прищурился, пытаясь разглядеть кого там черт принес. Он на мгновение остановился на пороге, потом направился прямо ко мне. Или к стойлам за моей спиной. Ладонь на эфесе меча, черный плащ развевается при каждом шаге. Корвин. И судя по всему – злой как черт.

Наверное, стоило сразу уйти, но я медлил, сам не понимая зачем. Какое-то болезненное любопытство заставляло меня наблюдать за каждым его движением. Интересно, какую лошадь он возьмет на этот раз? И что же он с ними делает, что они готовы наброситься на него при первом же удобном случае? Не уверен, что хочу это знать. Да, если тебя ненавидят даже лошади, то, определенно, пора менять что-то в образе жизни...

Корвин прошел было мимо меня, но вдруг резко остановился, обернулся, словно только что заметив. Его глаза сузились как у хищника перед прыжком, и я понял, что последние слова невольно произнес вслух.

- Повтори-ка что ты сейчас сказал, братец. – с явным оттенком угрозы в голосе сказал Корвин. А глаза – злые-злые. Если бы взглядом можно было убить, я был бы уже мертв.

- У тебя что, проблемы со слухом?

Не собирался я ничего ему повторять. Все он прекрасно расслышал... Иначе бы и не остановился. Он меня, похоже, вообще не замечал, пока я себя не выдал.

Несколько долгих секунд он пристально смотрел мне в глаза, я тоже не отводил взгляда. Много чести будет!

- Это ты, – убежденно заявил он.

- Ты видишь здесь кого-то еще?

- Не притворяйся, что не понимаешь! Это был ты.

- Не знаю о чем ты, Корвин, – совершенно искренне отозвался я.

- Не ври! – повысил голос он.

Вообще-то и не собирался. Пока. Но такого тона не потерплю. Даже от него. Особенно от него. Кто он, черт побери, такой чтобы так со мной разговаривать?

- Да пошел ты!

Я не успел ни увидеть его движение, ни, тем более, защититься. Мир взорвался ослепительной вспышкой боли, выстланная соломой земля ринулась навстречу.

Этот сукин сын меня ударил! Я тряхнул головой, потом медленно поднялся на ноги. Он и не думал ни мешать мне, ни помогать. Просто стоял и смотрел. Думаешь, тебе это сойдет с рук? Черта с два!

Возможно, если бы я был в состояние рассуждать здраво, я бы не сделал того, что сделал. Но я не был. Сам не знаю, что на меня тогда нашло... В глазах потемнело, ярость захлестнула с головой, и... Рукоять кинжала скользнула в ладонь, и я ударил, коротко, без замаха, даже не успев осознать, что делаю. Промахнуться было невозможно, Корвин не мог успеть ни уклониться, ни достать оружие и парировать удар. Он и не стал. Вместо этого он перехватил мою руку, резко рванул вверх и в сторону, выворачивая запястье. Я дернулся, пытаясь вырваться. Безрезультатно. Он стиснул мою кисть и неуловимо быстрым движением заломил за спину, используя против меня мою же инерцию.

Пальцы разжались, я выронил кинжал и едва удержал крик боли когда он резко дернул мою руку вверх и одновременно навалился сзади, заставляя упасть на колени. На мгновение мы оба замерли. Горячее дыхание обжигало шею, его губы разве что не касались моего уха. Я попытался было отстраниться, но вспышка боли в заломленной руке яснее ясного намекала что это плохая идея.

- Итак, на чем мы остановились? – вкрадчиво проговорил Корвин и, не дожидаясь ответа, продолжил, - Ах да... Кажется, ты хотел мне что-то рассказать. Например, что ты сделал с моей лошадью. Заметь, я не спрашиваю зачем ты это сделал, это-то как раз и понятно. Ты всегда мне завидовал. Не думай, что я ничего не вижу...

Это было настолько нелепо, что я рассмеялся ему в лицо. Это было неосмотрительно и глупо, не стоило злить его еще больше, но... Но я смеялся. Над ним. Над его идиотскими подозрениями и не менее идиотскими предположениями. Он что, всерьез так думает? Что я натравил на него его же лошадь? Что я пытался его убить? Боги... Да, я растерялся, я не вмешался, не помог ему, но я не пытался его убить! Зачем? Потому что завидую? Чему, черт побери? Сомнительному таланту вляпываться в темные истории? Умению настраивать против себя всех и каждого? Ну да, конечно... Только такой самовлюбленный идиот как Корвин мог до такого додуматься...

Я не мог видеть выражение его лица, но вот хватку великолепно почувствовал. Он стиснул мою кисть как тисками, выворачивая еще сильнее, и я задохнулся от боли.

- Заткнись! – прямо в ухо прошипел он, - Твою мать, заткнись, я сказал. – Я замолк, а он продолжил, - Отвечай, черт побери. Ну же!

Я глубоко вдохнул, на пару мгновений задержал дыхание.

- Ты непоследователен, Корвин, - почти спокойно произнес я. – Определись с желаниями... Чего ты от меня хочешь?

- Джулиан, я спрашиваю тебя в последний раз. Что ты с ней сделал?

- Ничего.

Между прочим так оно и есть. Только он все равно не поверит. Он сейчас слышит только то, что хочет слышать. А я не собираюсь перед ним оправдываться. Даже если бы я действительно был в чем-то виноват, то не стал бы оправдываться.

- Думаешь, я в это поверю?

- А мне плевать веришь ты мне или нет. Это правда, и другой ты от меня не услышишь.

Он вдруг резко отпустил меня. Я тут же вскочил на ноги и... И едва успел уклониться от его выпада. Клинок Корвина просвистел в опасной близости от моей головы, я рефлекторно отшатнулся и только тогда увидел его лицо. И понял, что мне удалось его достать. Настолько, что он убьет меня не задумываясь. Если сможет.

Я отпрыгнул назад, вырываясь за пределы досягаемости его меча, выигрывая столь необходимые секунды. Он шагнул ко мне, снова атаковал, но я уже достал свой собственный меч из ножен и заученным до автоматизма движением отбил его выпад. Сталь ударила об сталь, посыпались искры. Я парировал, попытался атаковать, был отбит и снова был вынужден защищаться.

Мой меч был немного легче клинка Корвина, но едва ли это могло служить преимуществом. По правде говоря, преимущество было как раз на его стороне. Давно уже мне не приходилось иметь дело со столь сильным противником... И никогда – в настоящем поединке.

Все мои атаки разбивались о его защиту, не производя ни малейшего впечатления. А потом он усилил натиск, и я был вынужден уйти в глухую оборону. Он наступал шаг за шагом, и я с трудом парировал его выпады. Не раз и не два острие его меча мелькало в опасной близости от моей головы, но мне пока везло. Если это можно было назвать везением. Я отбивался, отступал, медленно, но верно сдавая позиции.

Еще дважды я попытался сломать ритм боя и перейти в нападение, но безуспешно. В первый раз я едва не напоролся на его контратаку и только в последний момент остановил острие его клинка в паре дюймов от груди. Вторая попытка стоила мне раны в плечо, кажется, не слишком глубокой, но это было правое плечо. Боли я не чувствовал, но горячие струйки крови сбегали по руке. Это отвлекало. Я старался не обращать внимания, но... Получалось плохо. Рука пока слушалась, но что я буду делать если она начнет неметь? Левой я владею намного хуже.

Не знаю, как долго это продолжалось... Я отступал, отбивался, снова отступал... Рукав пропитался кровью и лип к руке, собственные движения казались слишком медленными, я едва успевал отбивать выпады Корвина. А может быть, это он ускорил темп? Не знаю, да и вряд ли это имеет значение. Долго такой скорости я не выдержу. И тогда все закончится. Мне его не одолеть. Не надо было вообще с ним связываться... Почему я не подумал об этом раньше? Ответа не было, и я выбросил эти мысли из головы. Они мне не помогут. Помочь мне могло только чудо, а я давно уже не верю в чудеса...

Я не сразу понял, что он теснит меня в определенное место, в соответствие с каким-то своим замыслом. Впрочем, даже если бы я осознал это раньше, то вряд ли сумел бы что-либо изменить. Я и так держался из последних сил. В конце концов он загнал меня в какой-то дальний угол. Я почувствовал спиной стену и понял, что отступать некуда. Корвин нехорошо улыбнулся и тщательно рассчитанным ударом выбил меч из моей руки. Я лишь успел мимолетно удивиться, почему он не сделал этого раньше. Острие клинка метнулось к моему горлу и замерло, едва касаясь шеи.

- А теперь подними руки над головой. – приказал он, - Медленно, чтобы я видел.

Клинок у горла – чертовски весомый аргумент. Пришлось подчиниться. Я не знал, что именно он задумал, но было очевидно – ничего хорошего ждать не следует. Я и не ждал.

Он ухмыльнулся, шагнул ко мне. Отвел чуть в сторону свой меч, а левой рукой стиснул раненное плечо, дернул на себя, заставляя повернуться к нему спиной. Я задохнулся от боли, а он прижал меня к стене, одной рукой стянул мои запястья невесть откуда взявшимся ремнем, закрепил его на вбитом в стену кольце. Я сопротивлялся как мог, но... Все было бесполезно. Он был сильнее, а я был ранен.

Внезапно он отпустил меня. Я дернулся, проверяя на крепость путы. Порвать их было мне явно не под силу, но я все равно попытался. Корвин хмыкнул за моей спиной, и я обернулся, насколько позволяли связанные руки. Он стоял в нескольких шагах от меня и поигрывал хлыстом.

Ты не посмеешь...

Корвин жестко улыбнулся, и я понял – посмеет. Еще как посмеет.

- Понимаешь, – светским тоном начал он, - Я сначала хотел просто убить тебя. Между прочим это было бы совсем не трудно. Не знаю кто учил тебя обращаться с оружием, но он, похоже, потратил время зря. Так ему и передай. Честно говоря, я вообще не понимаю почему ты до сих пор жив... С такими-то талантами! – он сделал паузу, улыбнулся. Я молчал. Видимо, поняв, что вопросов от меня он не услышит, он продолжил, – Видишь ли, Джулиан, я не хочу чтобы в твоей смерти винили меня. Мне не нужна такая слава. К тому же, это было бы несправедливо. Тебе-то не удалось убить меня.

- Я не пытался тебя убить. – машинально ответил я.

Корвин ухмыльнулся. Не верит. Впрочем, я этого и не ждал.

- Ну да, конечно, - произнес он и резко отвел назад руку с хлыстом. Я инстинктивно дернулся, лишь туже затягивая путы на запястьях. Хлыст просвистел в воздухе и... ударил в стену чуть в стороне. Промахнулся? Черта с два!

- Что, страшно? – ехидно поинтересовался он.

- Что, руки дрожат? – в том же тоне отозвался я.

И тут же пожалел об этом. Это было глупо, не стоило его провоцировать, но было поздно... Слова сорвались с губ прежде чем я понял, что говорю.

Следующий удар обжег спину, и я подавился собственным криком. Я не закричу. Не закричу... Не...

Хлыст мерно свистел, рассекая воздух, боль захлестывала волнами... Кажется, я инстинктивно вжимался в стену, в бессмысленной, обреченной на неудачу попытке уйти, спрятаться от ударов. Не помню... И не хочу вспоминать.

Мир сузился, осталась только боль и резкий свист хлыста. Корвин продолжал что-то говорить, но я не понимал смысла слов... Сознание мутилось, ускользало, темнота казалась такой привлекательной... Там не будет боли...

Никогда в жизни я так не хотел умереть.

Кажется, в какой-то момент я потерял сознание. Когда я открыл глаза, первое что увидел – его лицо, совсем близко. В его глазах было какое-то странное выражение, понять которое я не смог. Да и не пытался.

Я хотел плюнуть ему в лицо, но во рту пересохло...

- Ненавижу, – выдохнул я, и не услышал собственного голоса.

А вот он, кажется, услышал. Странное выражение на дне глаз исчезло, его лицо стало привычно-непроницаемым.

- Вижу, ты в порядке. – совершенно спокойным тоном произнес он, разрезая стягивавшие мои руки ремень. Ноги не держали, и я медленно осел на землю. - Вот и прекрасно. Всего хорошего, Джулиан.

Если бы у меня остался кинжал, клянусь, я метнул бы его ему в спину. Но я его выронил где-то у стойла Моргенштерна и, поэтому, все что я мог – это бессильно смотреть как он уходит...



Не знаю, сколько я просидел вот так, привалившись к стене и глядя ему вслед. Нужно было вставать, перетянуть рану и попытаться добраться до своих комнат, но я не мог заставить себя даже пошевелиться. От боли перед глазами все плыло, раздваивалось... Хотелось просто закрыть глаза и соскользнуть в темноту забвения. И единственное, что меня удерживало – это осознание того, что после этого я могу и не очнуться. К тому времени когда меня здесь найдут, я вполне успею загнуться от потери крови. Да, Корвин, это было очень милостиво с твоей стороны оставить меня в живых чтобы я умер здесь сам. Я выберусь, слышишь? Я выживу. Хотя бы для того, чтобы отомстить...

Ненависть придала сил. В голове немного прояснилось. Карты! У меня же с собой колода. Я могу позвать на помощь... Почему я не вспомнил об этом раньше? Негнущимися пальцами потянулся к поясу, снял футляр. Жерар. Я позову Жерара. Он не даст мне умереть. И не станет задавать лишних вопросов. Жерар – один из немногих в нашей семье, кому можно доверять...

Карты холодили пальцы. Нужно только найти нужную... Она был где-то сверху, я точно помню...

Меня повела собственная слабость. Рука дрогнула, карты рассыпались по земле. Я потянулся было собрать их, но в глазах потемнело... Я заставил себя сосредоточиться на дыхание. Вдох... Выдох... Я не отключусь. Вдох... Не сейчас, черт побери. Выдох... Медленно... Еще медленней...

Я поднял ближайшую карту, перевернул. Черные волосы, голубые глаза, чуть снисходительная улыбка. Черное, красное, серебряное. Эрик. Не лучший выбор, но до остальных карт я могу и не дотянуться. К черту! Я хочу жить...

Я сосредоточился на карте. Изображение затуманилось, дрогнуло, приобретая натуральную величину и объем. Он сидел в большом кресле и читал книгу. Обстановка за его спиной казалась знакомой...

- Да? – произнес он, поднимая голову. По тому как расширились его глаза я понял, что он меня видит.

Отдать ему должное, он среагировал мгновенно. Моментально оказавшись на ногах, он протянул руку и, коснувшись моих пальцев, шагнул ко мне.

- Ты ранен, - в его голосе не было вопроса. Он не спрашивал, а констатировал факт.

Я лишь кивнул в ответ, а Эрик уже отрывал широкую полосу материи от собственного плаща и перетягивал мое плечо. Кажется, он что-то спросил, но я не разобрал слов...

Смутно помню, как он набросил мне на плечи свой плащ и помог встать. Я даже успел мимолетно удивиться, когда мне это удалось. Не без его поддержки, но удалось. Я даже сделал самостоятельно несколько шагов, потом споткнулся и едва не упал. Эрик, ругаясь сквозь зубы, подхватил меня, заставил опереться на свое плечо. Потом куда-то повел, точнее потащил; я почти висел на нем... Видимо, я все-таки потерял сознание, а когда пришел в себя – я лежал на кровати, в его покоях. Он поднес к моим губам чашу с какой-то остро пахнущей жидкостью.

- Пей, - не терпящим возражений тоном приказал он.

Я глотнул, закашлялся и, кажется, выбил чашу из его рук. Или Эрик сам ее выронил. Я думал он рассердится, но он только укоризненно покачал головой. А я закрыл глаза и снова провалился в темноту...



Если ад существует, то там все точно так же. Там точно такая же бесконечная, липкая ночь, боль и огонь, что грызет, пожирает изнутри. Моим адом была раскаленная мертвая пустыня...

Я задыхался от жары, в воздухе кружили хлопья пепла, во рту отчетливо ощущался металлический привкус крови. Должен быть выход... Должен быть... Должен...

Чьи-то сильные пальцы сжали мою руку, прохладные губы коснулись лба. На мгновение стало легче. Смутно знакомый голос что-то говорил, не помню что именно, да, наверное, это было не так уж и важно. Важно было то, что он говорил со мной, удерживая на грани безумия. От звука его голоса раскаленная пустыня таяла, как Тень, которой она и была...

Не помню, сколько раз это повторялось. Стоило ему замолчать, как все повторялось снова. Адская пустыня приобретала реальность... И только рука, которую я сжимал мертвой хваткой удерживала меня от падения...

А потом, вечность спустя, все исчезло. Осталась только темнота, уютная и мягкая... Там не было ничего... Только темнота и пустота...



Серый предутренний свет струился в распахнутое окно. Ночь отступила, но это еще не утро, до рассвета еще далеко... Просто темнота перестала быть непроглядной... Некоторое время я тупо смотрел как небо за окном становится все светлее, потом до меня дошло что что-то не так. Я попытался понять что же именно "не так". Спустя некоторое время мне это удалось.

Во-первых, это не моя комната.

Во-вторых, я не один.

Эрик спал в большом кресле, придвинутом к кровати так близко, что при желание я мог коснуться его руки. Желания, разумеется, не было, но одно то, что он был так близко говорил о многом... Боги, он что, всю ночь просидел рядом? Я позвал его по карте, но что было дальше помнилось смутно... Явь и сон перемешивались, я даже не был уверен, что из привидевшегося происходило в действительности, а что – лишь плод моего воображения... Да и нечеткие, навеянные лихорадкой образы уже стирались из памяти, отступая в глубины подсознания, туда, где им было и место.

Как бы то ни было, я обязан ему жизнью.

Мы никогда не были друзьями, что там, он едва меня замечал. И в здравом уме я никогда не позвал бы на помощь именно его... И что теперь? Не знаю. Поживем – увидим. А пока нужно убираться отсюда. Меньше всего я хочу объяснять ему что произошло прямо сейчас. Эрик не Жерар, он захочет узнать. И сумеет добиться ответа. А учитывая то, что он для меня сделал... Да, у него есть право знать.

Я сел на кровати, опустил ноги на пол. Медленно встал. Плечо отозвалось тупой ноющей болью, но ноги держали. И на том спасибо...

Так, куда он дел мою одежду? Загадка. Что ж, Эрик, думаю ты не будешь возражать если я позаимствую твою. Мои карты и пояс с мечом лежали на видном месте. Отлично.

Его обувь оказалась мне велика, но до своих комнат я уж как-нибудь доковыляю... Надеюсь, в такое время нормальные люди еще спят. Не хватало только чтобы кто-нибудь увидел как я расхаживаю по замку в его цветах.

Забрав карты и пояс с мечом, я направился к выходу. Уже в дверях оглянулся. Эрик спал сном праведника. Видимо, я доставил ему изрядно хлопот... Невольно я ощутил нечто вроде вины. А, к черту... Я подумаю об этом позже. Я вышел из комнаты и, аккуратно прикрыв за собой дверь, зашагал по коридору. Я подумаю об этом позже...



Пройдя примерно половину пути я понял, что изрядно переоценил собственные силы. Коридор раскачивался перед глазами, от слабости меня шатало из стороны в сторону как пьяного. Пришлось остановиться. Несколько мгновений я стоял, привалившись к стене. Потом медленно двинулся, опираясь рукой на холодный камень. Так было легче. Так я смог идти почти прямо...

Дорога, занимающая обычно считанные минуты, на этот раз заняла в несколько раз больше времени. Но я дошел. Сам, без посторонней помощи, так и не встретив никого по пути. И только закрыв за собой дверь собственных апартаментов, бессильно сполз на пол. Проклятье! Я ненавидел собственную слабость, но был не в силах что-либо изменить. Я успокаивал себя мыслью о том, что это временно, пройдет совсем немного времени и я восстановлю силы и тогда... И тогда что?

Корвин старше, сильнее и лучше владеет оружием. И что бы он там не говорил, в следующий раз он меня просто убьет. Я вдруг понял, что боюсь...Я ненавидел себя за трусость, но меня трясло от одной мысли что я снова увижу его...

Что же делать? Уйти в Тени? Некоторое время я почти всерьез обдумывал этот вариант. А что? Выиграю немного времени, приду в себя, а потом... На этом "потом" мои рассуждения и застопорились. "Потом" будет тоже самое что и сейчас, с той лишь разницей, что он будет знать, что я его боюсь. К тому же... Если я сбегу сейчас, то, не уверен, хватит ли мне мужества вернуться. А я не намерен становиться изгнанником. Сбежать сейчас значит продемонстрировать собственную трусость и малодушие, а значит... А значит, я никуда не ухожу. Я останусь в Амбере и буду вести себя так, словно ничего не произошло. И пусть Корвин не думает, что сумел меня запугать. А правду ему знать и вовсе необязательно...

Да, решено. Я так и сделаю. Я даже выйду к завтраку. Сейчас. Быстрый взгляд в сторону окна. Давно уже рассвело, солнце поднялось довольно высоко... А значит, пора.

Подняться на ноги оказалось на удивление легко, слабость отступила. Вот и великолепно. Я переоделся в свои цвета, умылся, пригладил волосы. Сойдет. Нашел и повесил на пояс запасной кинжал, сунул в карман аккуратно собранную Эриком (и когда только успел?) колоду карт. Бросил быстрый взгляд в зеркало. Нет, ну это не дело... Нельзя же так открыто...

Я глубоко вздохнул, закрыл глаза ладонями. Нужно успокоиться. Выдохнул. Медленно провел руками по лицу, как бы стирая эмоции. Старый, но действенный трюк... Открыл глаза. Теперь – порядок. Можно даже попробовать улыбнуться...



Часть 2




@темы: Амбер, Эрик, Корвин, Кейн, Дейрдре, Джулиан, Флора, Рэндом

Комментарии
2007-04-04 в 00:09 

Coeur-de-Lion & Mastermind
Если честно, не очень. Ссылку можно оставить как вспомогательную, но текст лучше разбить на несколько сообщений, если не влезет в одно. Вроде как "поглавно" с "продолжение следует".

2007-04-04 в 00:11 

Свое дыхание не переделать (c)
Бранд, вот так?

2007-04-04 в 12:06 

Coeur-de-Lion & Mastermind
Ага :)

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Облака над Колвиром

главная